Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

От Путина до Путина

06.02.2012 | № 04 (232) от 06 февраля 2012 года


От Путина до Путина. До дня Х, 4 марта, остается месяц. Впервые почти за 10 лет в выборной кампании появилась хоть какая-то интрига. Будет второй тур или не будет? Кто станет главным проигравшим? Не окажется ли опять в этой позиции страна? Интереса к кампании добавил и факт участия в гонке одного из самых богатых людей страны, главы «Онэксима» Михаила Прохорова. Что касается кандидата № 1, то для него нынешняя кампания — уже четвертая. «Противная процедура» — так сам премьер охарактеризовал выборы на встрече с избирателями 1 февраля. Политический опыт кремлевского долгожителя изучил The New Times

02-1.jpg

Уходить в отпуск на время предвыборной кампании — это не для Владимира Путина. Каждый раз, избираясь, он оставался на рабочем месте. Кампания-2012 в этом смысле исключением не стала, хотя на один день, 1 февраля, премьер все же взял кратковременный отпуск, чтобы встретиться с молодыми юристами, которым предстоит стать наблюдателями от кандидата Путина на избирательных участках 4 марта. «Нам придется работать одно воскресенье или два?» — поинтересовалась одна из участниц встречи, намекая на возможный второй тур. Премьер ответил, что второй тур, конечно, возможен и он к нему готов, но предпочтительнее было бы победить сразу: «Второй тур неизбежно будет связан с продолжением определенной борьбы, а значит, с известной дестабилизацией нашей политической ситуации». Последний раз перед подобной дилеммой Путин стоял 12 лет назад, тогда он с трудом, но набрал необходимые для победы в первом туре 52,9%.

2000: 52,9% за Путина

Президентские выборы 2000 года заложили основы подхода к выборам, по сей день реализуемого Путиным. Это даже удивительно, учитывая, что та давняя кампания абсолютно уникальна: Путин, только что извлеченный из политического небытия, для подавляющего большинства населения страны был (почти) никто и звали его (почти) никак. Тогда-то и был изобретен основной принцип. Избирательная кампания — не целенаправленное усилие кандидата в противостоянии с другими кандидатами (именно таков был подход штаба Ельцина в 1996 году), а представление, в котором каждый актер играет свою роль как бы автономно, но таким образом, чтобы способствовать победе «главного кандидата». Назовем это сценической целостностью.

02-2.jpg
Сразу после отставки Бориса Ельцина и.о. президента пустился в турне по стране, доказывая свою близость к народу. За месяц до выборов, например, кандидат посетил племенной завод «Колос» в Краснодарском крае

Основой сценической целостности служит кастинг кандидатов. Им стала думская кампания 1999 года, по итогам которой выбыла из игры представлявшая для Путина наибольшую опасность группа Лужкова — Примакова. Главным оппозиционным кандидатом остался Зюганов, в президентские перспективы которого никто, даже он сам, не верил. Жириновский, добившись регистрации, усердно демонстрировал, что его цель только в этом и состояла — поучаствовать. К счастью для штаба Путина, кампания Явлинского просто не удалась.

Важной особенностью оппонентов Путина было то, что каждый из них мог рассматриваться, как представитель какого-то особого социального сектора. Однако побеждает тот, кто апеллирует ко всему народу. Именно это качество — всенародность — стало вторым конструктивным принципом путинских кампаний. Путин не обращался ни к кому конкретно. Он даже не стал публиковать предвыборную программу, ограничившись кратким открытым письмом к избирателям. Позднее даже Зюганов признавал, что коммунисты надеялись на сотрудничество с Путиным. Большие надежды возлагали на него и лидеры Союза правых сил, и многие националисты.

Если же кандидат истинно всенароден, то ему не с кем полемизировать. Поэтому Путин всегда отказывался от дебатов. Естественно, такой кандидат беспартийный. О движении «Единство» после думских выборов забыли. Было и несколько дополнительных аргументов, каждый из них по-прежнему в ходу. Во-первых, Путин — спаситель Отечества. Доказывалось только ссылкой на обстоятельства в Чечне, но тогда это был сильный аргумент. Во-вторых, Путин деловит и энергичен, постоянно работает на благо народа в отличие от оппонентов, которые только говорят. Доказывалось это систематической демонстрацией в телевизоре Путина за работой. В-третьих, Путин (опять-таки в отличие от оппонентов) близок к народу. Доказывалось биографическими деталями, опубликованными в книге «От первого лица» и в фильме «Неизвестный Путин».

2004: 71,3% за Путина

На выборах-2004 сценическая целостность была обеспечена в полном объеме — как и раньше, за счет предшествовавшей им думской кампании. Основной удар в ходе нее был направлен против КПРФ и «Яблока». Удар был так силен, что Зюганов и Явлинский отказались от выдвижения в президенты, а их примеру последовал Жириновский. Помимо Путина в выборах участвовали комические или малоизвестные персонажи. Правда, отметился Сергей Глазьев, но его кампания была полностью проигнорирована в СМИ.

02-3.jpg
Вторая кампания прошла без осложнений и конкуренции. За две недели до дня голосования страна видела в сюжетах об учениях в Баренцевом море: у президента всё под контролем. Отсюда и максимальный за 12 лет результат

На фоне оставшихся Путин не только казался, но и действительно был единственным серьезным, действительно всенародным и уж точно безальтернативным кандидатом. Полностью повторилась и история с беспартийностью: «Единая Россия» даже в ходе думской кампании заслужила от Путина лишь скупую благодарность, а в ходе президентской о ней и вовсе забыли. Не было отличий от 2000 года и по другим параметрам.

2007: 64,3% за ЕР

Основная особенность состояла, конечно, в том, что выборы были не президентские, а парламентские и теперь Путину надо было выступить в качестве лидера партии. Это создавало проблемы и с точки зрения сценической целостности, и в особенности с точки зрения всенародности. Но о средствах к решению проблем позаботились заранее. В отличие от предыдущих выборов, фильтрация участников была обеспечена в основном неполитическими средствами, за счет роспуска большинства партий в конце 2006-го — начале 2007-го и отмены избирательных блоков.


Дело не в противниках Путина, он перестает убеждать собственных сторонников


Что касается всенародности, то основной акцент был сделан не на партийную принадлежность Путина, а на его качество «национального лидера». Сам акт голосования описывался не как выбор между равнозначными альтернативами, а как плебисцитарная процедура («референдум»), в которой поддержка Путина была эквивалентна поддержке общенародных приоритетов. Как и прежде, Путин не выдвигал никаких специфических программных позиций. Вместо них избирателям предлагался «план Путина», интерпретировавшийся разными пропагандистами по-разному, в зависимости от адресной аудитории. Тема спасения Отечества была усилена путем активного внедрения мема «лихие девяностые».

02-4.jpg
Думскую кампанию-2007 Путин превратил в референдум о доверии себе. На форуме сторонников в Лужниках он обрушился на «шакалящих у иностранных посольств» оппозиционеров и обеспечил «Единой России» конституционное большинство в Госдуме на следующие 4 года

Однако значение этого тематического сдвига было шире. Дело в том, что на думских выборах — в отличие от предшествовавших президентских — все же не удалось полностью устранить участников, которые воздерживались бы от критики. Важно было представить эту критику как исходящую от исключительно узких и, в сущности, антинародно настроенных слоев населения, обслуживающих иностранные интересы, стремящихся вернуть страну к хаосу и беззаконию. Именно таков был основной посыл речи, произнесенной Путиным 21 ноября 2007 года на форуме его сторонников в Лужниках. Тем самым по-новому артикулировалась и тема «близости к народу». Теперь Путин был близок к нему не столько в силу своего происхождения и жизненного стиля (понятно, что о последнем аспекте в 2007 году можно было забыть), сколько в силу способности защитить народ от злокозненного меньшинства, «шакалящего у посольств».

2012: ?

Вернувшись на президентскую арену, Путин вновь оказался в своей стихии. Во многих отношениях эта стихия стала для него даже более благоприятной, чем в 2004-м. Теперь не надо заботиться о том, чтобы отфильтровать состав участников политическими средствами: с этим справились механизмы контролируемой партийной системы и ограниченной регистрации кандидатов. Узкий, секторальный характер кандидатов, допущенных к выборам, вполне очевиден. Таким образом, сценическая целостность обеспечена в небывалом прежде объеме.

02-5.jpg
Нынешняя кампания складывается для Путина сложнее всего: в бюллетенях альтернативы ему по-прежнему нет, а у общества они уже появляются

Правда, за это пришлось заплатить выдвижением Путина от «Единой России». Однако нейтрализации этого факта в сознании избирателей призван служить конструкт «Общероссийский народный фронт». Иллюзия всенародности поддерживается и отсутствием специфических программных целей. На избирателя обрушивается поток все новых и новых заявлений программного характера в «статьях Путина», смысл каждой из них по поднимаемому в них аспекту сводится к тезису «за все хорошее». Но при этом постоянное мельтешение аспектов дезориентирует избирателя и создает ощущение тотального охвата социальной реальности новым «планом Путина». Тема деловитости и энергичности по-прежнему развивается весьма активно, и на сей раз — время идет — она дополнена темой его молодости, телесной и душевной. Кроме того, уже в первой из «статей Путина» основной акцент был сделан на его роли спасителя Отечества от гражданской войны и экономических бед.

Проблемы и решения

Главная проблема нынешней кампании Путина связана, конечно, с протестами против фальсификации результатов выборов 4 декабря. Практика показала, что само нарушение устоявшейся последовательности — сначала думские выборы, на которых решаются все политические затруднения, а затем президентские, на которых лишь закрепляется эффект, — губительно для конструкции. Однако кое-какие наработки на этот счет есть с 2007 года. Опыт показал: для нейтрализации критики достаточно показать, что она исходит от ничтожного и своекорыстного меньшинства. Эта тема только начинает развиваться в кампании-2012, но кое-что ясно уже сейчас. Лидерство в протестном движении приписывается фигурам, которые официальная пропаганда в течение нескольких лет тесно ассоциировала с образом «лихих девяностых». Дело дошло до того, что их изъяли из «стоп-листов» федерального телевидения — ситуация доселе немыслимая и как будто свидетельствующая о некоторой либерализации. Но смысл этого изменения иной: зритель должен видеть, кто именно противостоит Путину. Политиков, которых связать с «лихими девяностыми» трудно (вроде Алексея Навального или Гарри Каспарова), по-прежнему не показывают.

Поскольку массовость протестов уже не позволяет свести их к козням горстки лидеров, обслуживающих иностранные интересы, то важный смысловой акцент делается на социальной ограниченности круга участников: это московская, богатая («зажравшаяся») публика, предельно далекая от народа. С некоторым запозданием — но лучше поздно, чем никогда, — пропагандистская машина принялась за демонстрацию того, что «настоящий», «большой» народ как был за Путина, так и остается. Этой цели служат митинги в поддержку Путина, в ходе которых многие ораторы — желательно из рабочего класса — призваны артикулировать мысль о том, как далеки они от московского «офисного планктона» и как благодарны Путину за свою счастливую жизнь. Тем самым тема близости Путина к народу приобретает новое звучание. Не берусь судить, насколько успешными окажутся эти приемы и не вызовут ли они вместо ожидаемого эффекта лишь дополнительное раздражение. Отмечу только, что до сих пор кампания не привнесла в обычную рутину Путина ничего нового. Даже в 2007 году новизны было больше. В ходе кампании, стало быть, Путин 2.0 не состоялся. Это настраивает на некоторый скепсис по поводу того, состоится ли он в реальности.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.