Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Судебная карусель

10.02.2012 | Мостовщиков Егор | № 04 (232) от 06 февраля 2012 года


19-1.jpg

Судебные карусели. Все попытки юридически оспорить фальсификации оборачиваются провалом. Из двух тысяч дел о нарушениях на выборах 4 декабря, рассмотренных в судах, только два закончились отменой результатов голосования на избирательных участках. Как работает судебная машина — выяснял The New Times

Помощник прокурора Полина Трембачева, длинноногая блондинка, бывшая «Мисс студенчество» МГЮА, все семь с лишним часов последнего слушания в Пресненском суде дела о фальсификациях в УИК № 81 провела молча. На этом участке, как и на десятках других, итоговый протокол на сайте ЦИКа сильно разошелся в пользу «Единой России» с протоколами, которые были выданы на руки наблюдателям сразу после подсчета голосов. Помощник прокурора скучала, рисовала бабочек и цветочки, теребила мобильный телефон и первой выбегала из зала во время 15-минутных перерывов, уверенно балансируя на высоких шпильках. Единственный вопрос, который она задала, был обращен к ответчику Клавдии Титовой, соцработнику и бывшему председателю УИК № 81: согласна ли она с одним из заявлений истцов, что в итоговом протоколе была подделана подпись одного из членов комиссии. Титова, немолодая женщина с одутловатым лицом, каждый раз, отвечая на вопросы, нервно оглядывалась на своего адвоката, вертящего в руках процессуальный кодекс. Слова Титовой «нет, подпись настоящая» удовлетворили Трембачеву, и она зачитала речь: обвинение критически относится к доводам истца и считает, что нужно отказать в удовлетворении всех требований. Адвокат истца Андрей Строгий, все это время надеявшийся на благоприятный исход, во время речи только качал головой: он понял, что судья утвердит решение прокурора.

Чистые выборы?

«Если у вас есть основания обращаться в суд — обращайтесь и добивайтесь соответствующих результатов», — сказал президент Дмитрий Медведев на встрече со студентами журфака МГУ 25 января, отвечая на вопрос о фальсификациях на выборах. Президент назвал прошедшие выборы «самыми чистыми выборами за всю нашу историю», хотя заметил, что будут еще выборы и «все равно будут нарушения, будут попытки фальсификации. Но мы должны сделать все, чтобы это находилось под контролем общества». Ту же мантру повторял после выборов и премьер Владимир Путин, который пообещал также, что суды «будут действовать энергично и объективно».

По официальным данным, в ЦИК поступило 1686 обращений, из которых подтвердились только 195, 4406 жалоб было направлено в региональные избиркомы, удовлетворены из них 789. Суды по всей стране рассмотрели всего две тысячи дел, и только два из них закончились отменой результатов выборов на избирательных участках.

Наталья Ушлякова, педагог и владелец собственного турагентства, была членом комиссии № 81 с правом решающего голоса от КПРФ. Она и ее адвокат Андрей Строгий насчитали десяток нарушений, которые суд не стал признавать. Вот некоторые из перечня: председатель комиссии Клавдия Титова оставила часть бюллетеней в своем сейфе; на участке появилась представитель управы района, которая давала указания председателю УИК; Ушлякова и наблюдатель от «Яблока» были удалены с участка полицейскими; при подсчете бюллетеней обнаружилась пропажа 301 бюллетеня. В довершение ко всему в ночи председатель УИК и ее помощник, не составив итоговый протокол, сбежали со всеми документами через окно, а протокол с измененными данными был подан в ТИК только вечером следующего дня. Итог: «Единой России» добавили 322 голоса, забрали 3 у «Правого дела», 25 — у «Яблока», добавили 1 «Патриотам России», а также вдвое увеличили результат ЛДПР и «Справедливой России». Одним из главных доказательств фальсификации был тот факт, что за два последних часа работы участка (с 6 до 8 вечера) явка, судя по данным протокола, подскочила на 44,49%. Истец и ее адвокат особенно заостряли внимание на том факте, что 649 человек за два часа физически было невозможно принять: на каждого из четырех членов комиссии, ведших запись и работу с избирателями, пришлось бы по 162 избирателя, то есть 44 секунды на человека. «Они должны были проверить каждого по списку, записать в книгу паспортные данные, дать расписаться и выдать бюллетень. За 44 секунды! Это немыслимо и выходит за рамки здравого смысла», — говорит Андрей Строгий.

Судья изучила все доказательства, даже приняла к рассмотрению целый ворох видеозаписей, сделанных на телефон наблюдателем от «Яблока», но на ее решение они никак не повлияли.

Поиск справедливости

«Если бы был хоть один успешный результат в суде, мы бы такую информацию сразу же растиражировали, — говорит ведущий эксперт ассоциации «ГОЛОС» Аркадий Любарев. — И все равно я не считаю, что обращение в суд — бессмысленное занятие. Суд хорош тем, что это открытая процедура, в ней можно участвовать, задавать вопросы, показывать развернутую картину, как совершались фальсификации. Но надеяться на успешное разрешение дел в наших условиях очень сложно».


В ночи председатель УИК и ее помощник, не составив итоговый протокол, сбежали со всеми документами через окно


«Сначала я подал иск в Симоновский суд, но там в рассмотрении дела отказали, заявив, что мои права не нарушены, а ратовать за права неограниченной группы лиц я не могу», — рассказывает главный редактор газеты «Мой район» Дмитрий Сурнин. The New Times уже писал о том, как Сурнин, бывший наблюдателем на участке № 1701 в Даниловском районе Москвы, на следующий день после выборов сравнил полученный на руки протокол и данные ЦИК и обнаружил, что «Единой России» накинули в последний момент 391 голос**См. «Как нас нае…», The New Times № 42 от 12 декабря 2011 г.. После отказа суда Сурнин обратился к партии «Яблоко», вместе с их юристами подал иск в Тверской суд, который переправил его в Симоновский, где в рассмотрении дела снова отказали. Дмитрий говорит, что намерен продолжить добиваться справедливости — сразу же как будет получен ответ на жалобу на действия Симоновского суда.

Сергей Маликов, юрист «Яблока», рассказал The New Times, что у московского отделения партии 351 жалоба «в работе» — из них 92 случая удаления наблюдателей, 90 вбросов, 53 протокола с расхождениями с финальным результатом. В суд было подано пока только 50 исков, и по всем 50 получен отказ. «Мы неоднократно сталкивались с удивительным фактом: представители избиркомов в суде заявляли, что протокол, на который ссылаются истцы, не настоящий, а «тренировочный», — говорит Маликов. — То есть, по их словам, ситуация выглядит так: приходил наблюдатель, мешался под ногами, требовал копию протокола, а они еще не были готовы ее выдать, после чего наблюдатель хватал какой-то рабочий документ со стола и убегал. А эти рабочие документы — просто копии, с печатями, оттисками, подписями председателей комиссии. Изготовленные для тренировки: они, дескать, тренировались правильно оформлять документы».

Автогонщик и бизнесмен Борис Зимин, председатель попечительского совета фонда «Династия» и сын основателя «Билайна» Дмитрия Зимина, пошел на выборы волонтером-наблюдателем от «Гражданина наблюдателя». На избирательном участке № 411 района Сокол Зимин пытался пресечь неприкрытый вброс примерно 600 бюллетеней и чуть не подрался с председателем комиссии. Зимин обратился в Савеловский суд, чтобы добиться отмены результатов выборов на этом участке. На заседание не пришел ни представитель Московской городской избирательной комиссии, ни представитель избирательной комиссии № 411, так как комиссии расформировывают через 10 дней после окончания выборов. Судья постановила закрыть дело, поскольку, как сказано в судебном определении, в заявлении «оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя». Зимин не намерен останавливаться и тоже, как и Андрей Строгий, собирается дойти до Страсбургского суда.

Илья Азар, корреспондент Лента.ру, участвовавший в громком раскрытии схемы «карусельщиков», сообщил The New Times, что дело зависло где-то в процессе доследственных проверок и отсылок от одной инстанции к другой — от ОВД в прокуратуру и обратно, затем обратно в прокуратуру. «Теперь еще месяц-два могут решать, возбуждать ли уголовное дело, может, отправят обратно в ОВД за дополнительными материалами, а до суда, если он и будет когда-нибудь, дело дойдет не скоро».

Президентский суд

Алексей Зайцев, студент журфака МГУ, 4 декабря был наблюдателем на участке № 1181 в Северном Измайлове — в родной школе. К подсчету голосов у Зайцева вопросов не было, он забрал протокол и отправился домой. Утром, сравнив официальные результаты со своим протоколом, увидел, что «Единой России» добавили 350 голосов. Зайцев в социальной сети связался с аспирантом юрфака МГУ, и тот помог составить иск. Но подавать его ребята не стали, потому что поняли, что в Москве не было ни одного случая, когда подобные иски суд признавал справедливыми. После визита президента Дмитрия Медведева на журфак 25 января Алексей передумал. И 1 февраля подал иск в Измайловский суд. «Я подумал, что раз у него все чего-то просят, платьице там, устроиться на работу, помочь в жизни, то и я тоже попрошу: устроить беспристрастный суд. Он сказал, чтобы я передал ему документы, и он с ними ознакомится». Именно на вопрос Зайцева президент сказал, что всем недовольным необходимо обращаться в суд.

На следующее утро Алексея Зайцева разбудил звонок из контрольного управления администрации президента. Его пригласили на Старую площадь и попросили постоянно сообщать о каких-либо подвижках в деле. Здание администрации Зайцева поразило: «Это похоже то ли на старую поликлинику, то ли на санаторий — там давно не было ремонта, на дверях висят старые советские номерки, стоят радиоприемники «Москва». В общем, наслаждаются своим винтажем». Иск Зайцев подал, номер дела передал сотрудникам администрации. «Очень интересно посмотреть, чем дело закончится: с одной стороны, явно есть политическое решение не пересматривать итоги выборов в Москве. С другой — все-таки президент взял под контроль», — заключает Зайцев.

По мнению эксперта Аркадия Любарева, даже если решения принимаются не в пользу недовольных избирателей, в суд надо продолжать ходить: «Нельзя давать фальсификаторам спокойной жизни, надо вызывать их в суд, пусть нервничают, пусть чувствуют себя некомфортно. В следующий раз, может быть, подумают, прежде чем подделывать результаты. Да, люди не верят в справедливость и прекрасно понимают, чем заканчиваются суды. Да, даже редкие победы не меняют картину в масштабе страны. Но все равно надо продолжать подавать иски и добиваться справедливости». Пусть в регионе отменят результаты выборов хотя бы на двух-трех участках — это, уверен Любарев, повлияет не только на общественное мнение, но и на поведение власти в будущем. А может быть, даже приведет к перераспределению мандатов. Но пока суды держат оборону и не признают очевидных фактов.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.