Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Справка для жулика

31.08.2009 | Базанова Екатерина, Белоомут —Каданок — Москва Фото автора | №30 от 31.08.09

Почему число льготников, претендовавших на бюджетные места в вузах, оказалось небывало высоким
Число льготников, претендовавших на бюджетные места в вузах, в этом году оказалось небывало высоким. Что это — своим правом на высшее образование воспользовались те, кто раньше этого позволить себе не мог, или появилась новая лазейка для жуликов?

"Я на контракте, — с грустью говорит Каролина Гладкова, глядя на свой не до конца распакованный красный чемодан. — Льготники и олимпиадники заняли почти все бюджетные места на журфаке. Мои баллы по ЕГЭ уже ничего не давали». Выпускница из Ставрополя, как и мечтала, все-таки стала студенткой факультета журналистики МГУ, поступив на платное отделение. За ее обучение родители должны платить больше 100 тыс. рублей за семестр — сумма для нее фантастическая!

Этот год был первым, когда во все ведущие вузы страны можно было поступить по результатам ЕГЭ, и первый, когда абитуриентов охватил страх не перед «блатными» детьми, которых «поступают» в институт родители, а перед теми, кто шел вне конкурса: победителями олимпиад и льготниками по медицинским показаниям. «Никогда так много их не было. С первого взгляда про некоторых никогда и не скажешь, что у них проб­лемы со здоровьем. Школьники как школьники», — рассказывает Мария, работавшая в приемной комиссии одного из факультетов МГУ. Как выяснилось, абитуриентов, имеющих льготу по состоянию здоровья, на факультет журналистики принимали с 200 баллами — при проходных 323 баллах. Для поступления на журфак надо было предоставить сертификаты ЕГЭ по трем предметам: русскому, иностранному языкам и литературе. Максимальная оценка за каждый предмет — 100 баллов. Еще 90 баллов можно было набрать в ходе трехступенчатого творческого конкурса. Соответственно, барьер для льготников был в полтора раза ниже, чем для обычных абитуриентов. Например, средний балл для льготников в петербургской Северо-Западной академии госслужбы составил 163, для тех, кто поступал по ЕГЭ, — 254, таким образом, планка была опущена на 91 балл. И с такими проблемами столкнулись многие вузы.

Педагоги подозревают худшее: большинство абитуриентов со слабым здоровьем просто купили справки по инвалидности. В Финансовую академию при Правительстве РФ, например, приняли 44 льготника. Документы подали 46, но в последний момент двое забрали свои заявления. «Видимо, бумаги были липовые», — считает ректор Академии Михаил Эскиндаров. С ректором Финансовой академии соглашаются и в МГИМО. «В этом году к нам поступило огромное число детей-инвалидов. При этом попасть в эту категорию могут многие, — рассказал The New Times декан факультета международной журналистики МГИМО Ярослав Скворцов. — Например, у ребенка анализы, сделанные в мае, показали повышенное содержание сахара в крови. После этого он может смело делать справку и поступать в МГИМО вне конкурса. Но очень может быть, что уже в июне анализы покажут положительную динамику, и инвалидность с человека снимут. Но справка-то уже есть, и он уже студент».

Здоровым здесь не место?
О поддельных справках сейчас говорят везде: от курилок студенческих общежитий до ректорских кабинетов. Но пока это пустые разговоры: поймать хотя бы одного липового инвалида так и не удалось. Сотрудник Федерального медико-биологического агентства Сергей Козлов подтвердил, что его ведомством летом этого года было проверено на подлинность 158 справок об инвалидности — по запросу Финансовой академии, ГУ-ВШЭ и одного из вузов Краснодара. Все они оказались настоящими. Не верит в сильно разросшийся черный рынок медицинских документов и председатель межрегиональной Ассоциации молодежных инвалидных организаций Светлана Кесарева: «Действительно, 30% выпускников имеют отклонения по здоровью. Их родители об этом знают, но боятся дискриминации. Не хотят, чтобы их ребенка одноклассники воспринимали как инвалида, поэтому диагноз не афишируют или даже скрывают. А вот в 11-м классе понимают, что эта справка — реальная возможность поступить. Вот и пользуются своим законным правом».

Причина наплыва льготников в этом году, как считает заместитель председателя Комитета по образованию Госдумы Виктор Шудегов, в том, что ЕГЭ слишком упростил процедуру поступления в вуз — и победители всевозможных олимпиад, и абитуриенты с отклонениями в здоровье получили серьезное преимущество перед всеми остальными. «Необходимо, чтобы для льготников выделяли определенное количество мест и между ними была конкуренция. А набирать много студентов с заведомо невысокими знаниями просто не имеет смысла», — убежден он. Псевдольготники должны быть выявлены и отсечены — об этом заявил министр образования и науки Андрей Фурсенко.

Официально сейчас существуют 153 категории граждан, которые имеют право на внеконкурсное поступление в вуз. «При таком количестве абитуриентов, имеющих право поступления вне конкурса, равных возможностей приема мы обеспечить не можем», — заявила глава Рособрнадзора Любовь Глебова. Однако корреспондент The New Times обратился в профильные ведомства с просьбой получить список оснований, по которым абитуриент имеет право на льготное поступление. Выяснилось, что его просто не существует. «Я не видела этого документа, не работала с ним, не знаю ни его названия, ни точного номера. Это, возможно, несколько документов, каждый из которых имеет свое действие. Точно не знаю», — ответили в пресс-службе Минсоцздравразвития. В Рособрнадзоре и в Министерстве образования и науки поиском документа тоже не озаботились. Полного списка не видели и в МГУ. «Ничего подобного университету не присылали. Мы зачисляем льготников в соответствии с правилами приема нашего вуза и действующим законодательством», — прокомментировала пресс-секретарь МГУ Олеся Безлер.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.