Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Никарагуа: капитализм с сандинистским лицом

07.02.2012 | Яшин Илья | № 04 (232) от 06 февраля 2012 года

39-1.jpg
Жизнь трудна. И все-таки «Viva Daniel»

Отец нации. После того как Никарагуа в сентябре 2008-го признала независимость Абхазии и Южной Осетии, Кремль в благодарность пообещал ей многомиллионные инвестиции. Подождав обещанного три года, никарагуанцы решили сами проявить инициативу: в конце января в Москве высадился «сандинистский десант» — делегация предпринимателей, которые привезли проекты контрактов на $600 млн. Чем покупает лояльность сограждан режим Даниэля Ортеги — изучал известный российский оппозиционный политик Илья Яшин

В последний раз название «Никарагуа» в российских СМИ усиленно мелькало в связи с признанием этой латиноамериканской страной Абхазии и Южной Осетии. В СССР внимание и интерес к Никарагуа были куда выше: советская пресса, телевидение и радио сочувственно следили за борьбой правительства сандинистов, пришедших к власти в 1979 году, с отрядами проамериканских партизан — «контрас», прятавшимися в сельве. Если в былые времена наши страны связывала хотя бы общая идеология, то сегодня нет и этого. Но вот что интересно: за последние два с лишним десятилетия Россия и Никарагуа прошли во многом схожий путь — разрушение политической монополии, несколько лет чехарды под демократическими лозунгами и авторитарный реванш.

Отец нации

«У нас пока хотя бы не арестовывают», — сразу начал сравнивать ситуацию в Никарагуа и России правозащитник Мигель, встретивший автора этих строк в столичном аэропорту Манагуа. Он наслышан про декабрьские митинги в Москве и аресты, которыми сопровождались первые протесты против фальсификаций на думских выборах 4 декабря.

Режим Даниэля Ортеги, который 11 января в третий раз за последние 26 лет**В первый раз Ортега стал президентом в 1985 г.

**Президент Никарагуа избирается сроком на 4 года. Предыдущие выборы прошли в 2006-м.

***Парламентские выборы проходили в Никарагуа одновременно с президентскими — в ноябре 2010 г.
и во второй раз подряд за последние пять** принес присягу в качестве избранного президента страны, и правда кажется мягче путинского. В прошлогодней президентской кампании смогли принять участие все желающие кандидаты. У политических партий нет проблем с регистрацией, оппозиция сохранила представительство в парламенте, где левый Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО) сформировал большинство***. На вопрос, были ли на выборах фальсификации, активист местной Либерально-конституционной партии (ЛКП) Рикардо закатывает глаза и эмоционально жестикулирует: «Ты не представляешь! Ортега привез с Кубы сотни людей, они весь день голосовали на разных участках! Я сам видел, как вбрасывают бюллетени! В какой еще стране возможно такое?!»

Пришлось рассказать Рикардо, что подобные вещи давно уже стали нормой в самой большой стране мира. Никарагуанец немного остыл, с удивлением слушая про «волшебство» главы российского ЦИКа Владимира Чурова.

«Как думаешь, победил бы Ортега на честных выборах?» — спрашиваю активиста. «Победил бы, наверное, — хмурится тот. — Процентов сорок за него проголосует точно. Но ему мало, он себе 63% приписал! Он презирает процедуры. Хочет быть отцом нации».

Президента Даниэля Ортегу упрекают в том, что на второй срок подряд тот был избран с нарушением Конституции, которая позволяет кандидатам на главный пост избираться дважды, но не два раза подряд. Ортега не стал искать своего Медведева. Вместо этого он нашел в законе лазейку, как утверждают его оппоненты, выкрутив руки Верховному суду, и добился права идти на выборы вновь.

39-2.jpg
«Со всеми и ради блага всех» — гласит плакат в поддержку избранного президента, который, правда, уже успели кое-где облить краской

Спасительный Чавес

Теперь в глазах оппозиции и интеллигенции Ортега — узурпатор. А ведь как красиво все начиналось в новой истории Никарагуа. Десятилетия гражданского противостояния закончились в 1990 году национальным согласием. Ортега, возглавивший страну после революции 1979 года и отбивавшийся от постоянных атак боевиков-контрас, согласился на демократические реформы. На первых в Никарагуа свободных выборах он уступил президентство демократическому кандидату Виолете Чаморро. Долгие 16 лет сандинисты были в оппозиции. В то же время сменявшие друг друга правые президенты все больше разочаровывали общество. Апофеозом стало обвинение в коррупции, предъявленное президенту Арнольдо Алеману. И вот в 2006-м Ортега снова возглавил страну, опередив на выборах перессорившихся правых.

Сегодняшняя политика нового-старого главы государства, конечно, сильно отличается от того, что было в 80-е. Несмотря на яркую социалистическую риторику, Ортега смирился с капитализмом. «Мир изменился, и я изменился вместе с ним. Команданте Ортеги больше нет», — объяснял он.

В Никарагуа сохранился крупный капитал. Оппозиционеры, правда, утверждают, что основные бизнес-активы теперь контролирует сам Ортега через членов семьи и ближайшее окружение. В то же время правительство сандинистов немало денег тратит на социальные программы и помогает бедным слоям населения. Никарагуа остается одной из самых бедных латиноамериканских стран, и даже небольшие государственные выплаты принимаются местными неимущими как манна небесная. Ортегу бедняки действительно любят.

«Сандинистов спасает Венесуэла и Уго Чавес, — объясняет автору профессор национального университета Карлос. — Каждый год он выделяет нам $500 млн. Половина оседает в карманах чиновников, просто разворовывается. Ты бы видел их виллы! Остальное раздают беднякам, покупая их лояльность. И все вроде как довольны».

«А кто не ворует?»

«Ну а кто не ворует?» — пожимает плечами таксист Диего, когда мы заводим разговор о коррупции. На лобовом стекле его «Жигулей» прикреплен сандинистский флажок. Он указывает на одинаковые одноэтажные домики, со стороны напоминающие гаражи. Все они раскрашены в цвета правящей партии — Сандинистского фронта.

«Видишь? — указывает Диего. — Сеньор Даниэль построил! Там крестьяне живут, которые на банановых плантациях подорвали здоровье из-за химикатов. Они просили помощи у правительства, и Ортега помог. Может, он и ворует, мне плевать. Зато с народом делится».

Ортеге, судя по всему, действительно мало быть просто президентом. Он хочет, чтобы народ относился к нему как к патриарху. Он любит обращаться напрямую к своему народу и требует, чтобы его слушали. «Если Ортега выступает с речью, все государственные каналы транслируют его в прямом эфире, — возмущается предприниматель Мигель. — Мало того, они блокируют на это время независимое ТВ и интернет. Либо слушай Даниэля, либо затыкай уши! Третьего не дано». Знает ли Мигель, что такой же порядок заведен в Венесуэле, у «спасителя Никарагуа» Уго Чавеса?

Геронтократия

Впрочем, и серьезной политической конкуренции у Ортеги давно уже нет. Оппозиция слаба и погрязла во внутренних конфликтах. Оппоненты что есть силы обвиняли Ортегу в нарушении Конституции, но в итоге даже не оспорили его выдвижение на новый срок в суде. После ноябрьских выборов в Манагуа собрался протестный митинг, на который пришли две тысячи недовольных: предприниматели, студенты, интеллигенция… Но продолжения акция не получила — оппозиция смирилась с проигрышем.

«Нет на них никакой надежды. Сплошная геронтократия!» — гражданская активистка Мария критикует безволие основного соперника президента на прошлогодних выборах, 82-летнего Фабио Гадеа. Она считает, что остановить диктатуру может только гражданское общество, «вооруженное» интернетом. Пока, правда, всемирной сетью в Никарагуа пользуется менее 10% населения.

Местные политологи говорят, что конкурент у Ортеги может появиться в результате раскола правящей элиты. Периодически президента критикуют сопартийцы в Сандинистском фронте: кто-то за правый уклонизм, кто-то за вождизм. Именно поэтому в 2009 году большой резонанс вызвала гибель мэра Манагуа Алексиса Аргуэйо, сандиниста, в прошлом популярного боксера, — полиция обнаружила его с простреленной грудью. Оружие было найдено на месте трагедии, и власти объявили случившееся самоубийством.


Все в Манагуа уверены: бывшего мэра убили агенты Ортеги, с которым у того в последнее время испортились отношения. Но эту тему никто не захотел обсуждать — все моментально забывали английский язык


«Кто же так стреляется? — возмущается Рикардо. — Ты бы стал себе в грудь стрелять?» По его словам, все в городе уверены: бывшего мэра убили агенты Ортеги, с которым у того в последнее время испортились отношения. Правда, никто в Манагуа не захотел обсуждать эту тему — все моментально забывали английский язык.

На жизнь хватит

Несмотря на обострившийся конфликт власти и оппозиции, революционной нынешнюю ситуацию в Никарагуа не назовешь. В свое время президент Путин заключил с российским обществом негласный договор, суть его проста: граждане не лезут в политику, власть делится с «барского стола». Вот так, указывают теперь путинские апологеты, и были обеспечены в стране несколько лет стабильности. Примерно такой же социальный договор Ортега предложил Никарагуа. Правда, в отличие от нашего «нефтяного эльдорадо», местный «барский стол» не ломится от яств. Но измученному природными и политическими катаклизмами обществу, кажется, хватает и этого.

Бывший революционер Ортега, арестованный в далеких 70-х за ограбление банка, научился делать бизнес на мировом политическом рынке. Его антиамериканская риторика неплохо окупается венесуэльскими нефтедолларами. Но не только. Подыграв Кремлю после российско-грузинской войны, Ортега готовится по итогам январской поездки никарагуанских предпринимателей в Москву принять оттуда $600 млн — такова общая сумма двусторонних контрактов и соглашений. На жизнь хватит, да и народу что-то достанется.



39-3.jpg

Даниэль Ортега 
по итогам президентских выборов в Никарагуа в ноябре 2010 г. был избран на второй президентский срок подряд и в третий раз за последние 26 лет: он возглавлял страну с 1985 по 1990 г., после чего до 2006 г. оставался в оппозиции правым и центристам, находившимся у руля власти в этот период. Ортега проводит левоцентристскую экономическую политику, обеспечивая материальную помощь неимущим и не вмешиваясь в дела бизнеса. Во многом благодаря этому Никарагуа добилась четырехпроцентного роста экономики в 2010 г. Вместе с тем политические противники президента постоянно обвиняют его в авторитаризме и равнении на венесуэльского коллегу Уго Чавеса. При Ортеге отношения Манагуа с Москвой вновь окрепли. Россия поставляет в Никарагуа пшеницу, а также автобусы производства «Группы ГАЗ» и легковые машины LADA Kalina, использующиеся как такси.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.