Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Рецидив журналистики

31.08.2009 | Барабанов Илья | №30 от 31.08.09

11 уголовных дел редактора из Абакана
Журналист Михаил Афанасьев прославился на всю Россию благодаря уголовному делу, которое на него завели за публикации о трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС. Незаслуженно поздняя слава: главный редактор абаканского интернет-журнала «Новый фокус» — один из самых судимых журналистов страны. Почему — выяснял The New Times

Нельзя также не отметить, что в настоящее время судами Хакасии в отношении Афанасьева М. рассматривается четыре уголовных дела, и опубликование им такого рода информации можно расценить как попытку давления на правосудие, с целью разрешения дел в его пользу», — писала еще в 2006 году пресс-служба Верховного суда Хакасии в опровержении на очередную статью Михаила Афанасьева о несовершенстве работы республиканских судов. К искам, неизбежным в хакасской реальности, поражениям и последующим реабилитациям через Верховный суд Михаил уже привык. Заставить замолчать неугомонного журналиста власти Хакасии пытаются не первый год. Пока безуспешно.

Один в поле воин
Михаил долго роется в шкафу в своей обычной трехкомнатной квартире, где он живет с мамой и женой, вытаскивает кипы бумаг. За годы журналистской деятельности у него скопился целый судебный архив. Дело «О клевете», возбужденное против него за публикацию об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, — одиннадцатое уголовное дело в его карьере.

«Однажды я перефотографировал автомобили всего руководства республики, они придумали для себя специальную серию номеров, так что вычислить их было несложно, — вспоминает Михаил. — Они тогда перепугались: решили, что мне спецслужбы информацию сливают, а наш министр внутренних дел решил со мной судиться. Натурально выкинул номера и заявил в суде, что такой машины у него никогда не было, будто я все выдумал и тем оклеветал его. Но то, что ему принадлежит этот автомобиль, подтвердили в таможенной службе, куда я отправил запрос. У нас же здесь все на ввезенных японских «праворульках» ездят. Надо было видеть его лицо, когда я в суде достал ответ от таможенников. Меня, конечно, все равно осудили, 2 тыс. руб­лей министр выиграл, а потом сам ко мне подошел и говорит: «Уважаю».

Михаила Афанасьева хакасские чиновники ненавидят, боятся, но уважают, потому что нельзя не уважать противника, который играет по правилам. После того как в декабре 2008 года в Хакасии сменилась власть,* * Республику возглавил Виктор Зимин, а его предшественник Алексей Лебедь отправился заседать в Госдуму от «Единой России». пиарщики нового губернатора вышли на журналиста с предложением «договориться». «Я им выдвинул одно простое условие, — вспоминает главный редактор «Нового фокуса». — Пусть они оставят меня в покое и дадут писать то, что я хочу писать». Договориться не получилось, и газету, которую Афанасьев выпускал к тому моменту чуть более полугода, закрыли. Ему снова пришлось возвращаться в интернет. Закрыть интернет-сайт все-таки сложнее, хотя и тут хакасские бюрократы находят к чему придраться. Так, в ноябре того же 2006 года в офис «Нового фокуса» пришел участковый с «отдельным поручением прокуратуры Абакана». Устав от статей Афанасьева, прокуратура углядела в работе «Нового фокуса» нарушение статьи 13.21 КоАП: «Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации». Прокуратура рассудила, что раз сайт не зарегистрирован (а в регистрации Афанасьеву отказали), но «является иной формой периодического распространения информации» (иной, чем какая — прокуратура не пояснила), следовательно, журналиста стоит оштрафовать. Были и другие абсурдные иски: однажды, например, Афанасьева пытались осудить за то, что он испытывает «личную неприязнь ко всем сотрудникам правоохранительных органов». Приговор вынесли, хотя в его пользу говорили благодарность от МВД России, полученная в 2002 году, и то, что в своем СМИ Афанасьев успел опубликовать целых два обращения сотрудников милиции, отчаявшихся достучаться до своего начальства и писавших о развале в системе республиканского МВД.

Три товарища
В противостояние с журналистом вступали не только чиновники, но и его читатели. Как говорит сам Афанасьев: «За посещаемостью «Нового фокуса» не слежу, но его читают все, у кого есть интернет». Один из читателей особенно бурно возмущался в комментариях его заметками, и Афанасьев предложил: «Раз такой умный, напиши сам». Неизвестный читатель написал раз, два и начал постоянно публиковаться под псевдонимом Дядя Арчи, а у Афанасьева появился друг и соратник, бывший криминальный авторитет, вставший на путь исправления, Эрик Чернышев из Саяногорска, небольшого городка в 100 км от Абакана. Свой творческий путь Чернышев начал с публикации своеобразных мемуаров о прошлой жизни, которые красноречиво назвал «Душняк» и «Душняк-2».

Сейчас творческий коллектив «Нового фокуса» состоит уже из трех человек, к Чернышеву и Афанасьеву присоединился бывший инженер, ветеран Афганистана, коммунист, депутат горсовета Саяногорска Григорий Назаренко. Не имеющие ничего общего между собой люди стали лучшими друзьями, а когда Афанасьев оказался под очередным уголовным делом, именно Назаренко с Чернышевым устраивали в Саяногорске пикеты в его защиту. C Назаренко скандал вокруг Саяно-Шушенской ГЭС и начался: к нему пришли, как он сам теперь говорит, избиратели, сотрудники станции и рассказали со слов водолазов о замурованных под водой людях. Депутат срочно написал письмо своему другу в Абакан, а Афанасьев вывесил сообщение на сайт и в блог. Вскоре запись о людях, которых можно спасти, но которых не спасают, обошла весь живой журнал, а пост в блоге Афанасьева собрал около 2 тыс. комментариев.

Глава МЧС Сергей Шойгу, как рассказывают теперь в Абакане, был в ярости, когда ему позвонили из Москвы и рассказали о сообщении SOS, распространяемом журналистами «Нового фокуса». «Примерно наказать», — цитируют абаканцы министра, а некоторые даже приписывают эти слова лично премьер-министру Владимиру Путину. Шойгу, правда, эту информацию опровергает. В интервью «Эху Москвы» он заявил: «Я не узурпатор, и бог ему судья», — и предложил Афанасьеву извиниться. Так или иначе, кто бы ни произнес эту судьбоносную фразу, но именно после нее прокуратура Хакасии возбудила очередное дело против Афанасьева, мотивировав тем, что он, «обладая достоверной и официальной информацией о том, что на Саяно-Шушенской ГЭС идут непрерывные работы по ликвидации последствий аварии и принимаются все необходимые меры по поиску без вести пропавших людей, распространил в интернет-журнале «Новый фокус» заведомо ложные сведения, порочащие честь, достоинство и подрывающие деловую репутацию руководства республики и СШГЭС».

После этого у Михаила Афанасьева в очередной раз изъяли компьютер, и он до сих пор не может работать. Но он уверен, что и в этот раз вертикали сломать его не удастся, а чиновники при всем их желании не заставят писать, опираясь исключительно на «официальную» информацию.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.