Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Новая генерация

03.09.2009 | Самедова Евлалия | №30 от 31.08.09

Государство пытается взять под контроль основные генерирующие компании страны
Точка возврата. Недавняя катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС привлекла внимание к проблемам российской электроэнергетики. Год спустя после исчезновения РАО «ЕЭС» государство опять пытается взять под контроль основные генерирующие компании страны.  Насколько возможна новая национализация энергетической отрасли — изучал The New Times


Прошло чуть более года с официального прекращения деятельности РАО «ЕЭС России», а феникс «естественной монополии» снова возрождается из пепла, лишь слегка сменив название. Напомним, что в ходе реформы РАО «по Чубайсу» из его состава выделили генерацию, сбыт, распределение и сервис, первые два сегмента отдав частным инвесторам, остальные — оставив за государством. В результате негосударственные собственники получили доступ к 6 оптовым генерирующим компаниям (ОГК) и 14 территориальным (ТГК). В государственном владении остались «РусГидро» (основной владелец Саяно-Шушенской ГЭС), Федеральная сетевая компания (ФСК), холдинг «Межрегиональные распределительные сетевые компании» (МРСК), «Системный оператор», «РАО Энергетические системы Востока» и «Интер РАО ЕЭС».

Нерыночная цена
Помимо передачи частникам сбыта и генерации реформа рынка подразумевала и либерализацию цен на электроэнергию. Для этого был сформулирован так называемый маржинальный принцип ценообразовани­я, действующий сегодня. «Рыночная цена в конк­­ретном регионе определяется по максимальной из тех, которую заявили генерирующие компании и на которую согласились потребители. Но если другая генерирующая компания указала цену ниже, то она оказывается в выигрыше: она все равно получает право продать электроэнергию по цене максимальной заявки, но при этом может продать больший объем. То есть в конечном итоге выигрывают эффективные производители», — поясняет аналитик ИК «Финам» Денис Круглов.

Теперь этот механизм ценообразования будет отставлен в сторону. После аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, когда возникла угроза роста цен на электроэнергию, Федеральной службе по тарифам (ФСТ), Минэнерго и Минюсту было поручено до 10 сентября подготовить постановление о введении госрегулирования цен на энергорынке при их резком росте. Какой именно рост считать резким и как точно будет осуществляться регулирование, в профильных ведомствах пока не знают. Однако, как пояснил глава ФСТ Сергей Новиков, «данный механизм должен позволить ограничивать стоимость заявок самых дорогих производителей энергии в формировании средневзвешенной цены на рынке». Поскольку «ограничивать» можно лишь методом административного принуждения, скорее всего, в ближайшее время государственное вмешательство в вопросы ценообразования возобновится.

Между тем бывший первый вице-премьер правительства РФ Борис Немцов утверждает, что энергетическая реформа уже дала неплохой результат: «Во-первых, появился рынок электроэнергии, на котором можно покупать дешевле, что очень важно. Во-вторых, ликвидирован монополизм. Появились частные инвесторы, которых раньше практически не было. В целом от реформы выиграла российская промышленность, так как наши компании могут сейчас на рынке купить электроэнергию дешевле. В первую очередь это касается энергоемких производств, которых у нас в стране очень много, — это и химия, и нефтехимия, и металлургия». Иной точки зрения придерживается давний противник реформы «по Чубайсу», бывший замминистра энергетики РФ Виктор Куд­рявый: «Собственники частных генерирующих компаний с нетерпением ожидают, что продажа электроэнергии с 2010 года будет производиться по затратам самой дорогой электростанции. Им это принесет баснословные сверхприбыли, а для энергоемких потребителей, обеспечивающих три четверти бюджетных поступлений, — это неизбежная стагнация при росте тарифов в 2,5 раза».
Без инвестиций
Основной задачей, ради которой реформаторы затеяли распродажу генерирующих компаний, было привлечение частных, в том числе иностранных инвестиций в отрасль, то есть тех денег, которых не было для адекватного развития электроэнергетики у государства. Идея реализовалась на треть. По оценке ФК «Открытие», в настоящее время из общего объема генерирующих мощно­стей в России (210 ГВт) государством так или иначе конт­ролируется свыше 136 ГВт. Таким образом, частным инвесторам принадлежит всего 35% российских энергомощностей. Точно так же — на треть — реализована в настоящий момент инвестпрограмма РАО «ЕЭС». Ее общая стоимость на 2006–2010 годы составляла чуть более 3 трлн рублей, примерно половина из которых приходилась на тепловую генерацию. В результате, по подсчетам аналитика «АК БАРС Финанс» Елены Юшковой, от размещений допэмиссий ОГК и ТГК получили около 529 млн рублей (36% планового объема). К тому же ряд допэмиссий ОГК и ТГК продавался стратегическим инвесторам с рассрочкой, и фактически деньги еще до сих пор не получены.
Долгосрочная инвестицион­ная программа, разработанная РАО «ЕЭС» в 2006 году, предполагала ежегодный рост спроса на элек­троэнергию в России на 4%. Соответственно должны были увеличиваться и затраты генерирующих компаний на развитие. Однако из-за экономического кризиса в 2008 году спрос увеличился только на 1,8%, а в 2009 году аналитики ожидают его падения — на 6%. Наращивать инвестиции при падающем спросе неразумно, да и денег на эти цели у основных игроков в нынешней финансовой ситуации нет. Частные собственники корректируют свои инвестпрограммы, и это становится поводом для репрессий со стороны государства, фактически начавшего процесс обратной национализации генкомпаний — под флагом контроля за выполнением инвесторами своих обязательств.

Официальный старт этому процессу был дан в середине лета министром энергетики Сергеем Шматко. «Я не исключаю того, что нам придется пересмотреть ландшафт посткризисной российской энергетики, — сказал он. — Вполне возможно, что мы попросим более состоятельных, в смысле целей и возможностей, инвесторов реализовать те или иные проекты, на которые у существующих инвес­торов просто нет денег». И процесс пошел.

Кризис виноват?
Некоторые отраслевые эксперты главную причину постепенного прихода государства к управлению генерирующими компаниями видят в затянувшемся кризисе. «Переход под контроль госкомпаний происходит из-за тяжелой ситуации на рынке. Все основные мощности уже распределены, и крупного передела я не жду, но в отдельных случаях приход государства возможен», — полагает аналитик ФК «Уралсиб» Матвей Тайц. «То, что мы сегодня видим усиление государства в энергетике, — закономерно», — соглашается директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. По его словам, уверенно себя могут чувствовать лишь те инвесторы, которые имеют долгосрочный взгляд на бизнес, а это в первую очередь крупные иностранные компании.

Сами же зарубежные инвесторы не исключают в будущем кардинальных изменений в расстановке сил. «Конечно, картина, которая была после приватизации отрасли годичной давности, изменится, — говорит председатель совета директоров ОГК-5, генеральный директор Enel по России и СНГ Доминик Фаш. — Укрепление государственного блока неизбежно, в частности, это будет происходить при помощи «Интер РАО». Фаш считает, что в итоге на рынке из 10–12 игроков останется 4–5.

Основная, декларируемая самой компанией функция «Интер РАО» — работа на внешних рынках, то есть продажа российской генерации за рубеж и осуществление совместных проектов с иностранными партнерами за пределами России. И тем не менее именно этой компании доверяется управление крупнейшей в России оптовой генерирующей компанией — ОГК-1, именно она намерена получить контроль над ТГК-11 и именно ей, вероятнее всего, отойдут пакеты акций ТГ­К-6 и ТГК-7. Примечательно, что в «Интер РАО» не торопятся опровергнуть такую возможность. «Мы свои планы вот так в открытую не афишируем», — сказал The New Times пресс-секретарь компании Борис Зверев.

Борис Немцов считает, что сейчас все активнее предпринимаются попытки вернуться к естественной монополии: «Правительство в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС решило регулировать цены на рынке, хотя рынок блестяще реагировал даже на эту катаст­рофу: сначала цена выросла, а потом начала падать. Реформа показала, что рынок адекватно реагирует на то, что происходит. Но люди во власти все хотят регулировать и следить за всеми денежными потоками, поэтому они теперь предпринимают попытки воссоздать РАО «ЕЭС» на базе «Интер РАО».
Аналитики финансовой корпорации «Открытие» отмечают, что государство всегда оставалось крупнейшим игроком в сегменте генерации. «Государство сохранило пря­мой контроль над большинством стратегически важных генерирующих активов», — констатируют эксперты. Судя по всему, этот контроль будет наращиваться, только теперь во главе госкомпании, курирующей отрасль, встанет не реформатор Анатолий Чубайс, добивавшийся перехода госактивов в частную собст­венность, а чиновник с иными, прямо противоположными взглядами и устремлениями. Главным претендентом на эту роль Борис Немцов считает Игоря Сечина, уже проявившего себя в качестве главного строителя империи «Роснефти» на обломках ЮКОСа.

«Интер РАО ЕЭС»
57,3% уставного капитала находятся в собственности госкорпорации «Рос­атом» и подконтрольного
ей концерна «Энергоатом», 42,7% принадлежат миноритарным акционерам. Председателем совета директоров является
вице-премьер Игорь Сечин. Компания была образована в 1997 году.
Весной 2008 года в рамках реформы РАО «ЕЭС» преобразована из закрытого акционерного общества в открытое, при этом ей был передан ряд российских генерирующих активов общей мощностью 18 тыс. МВт, в частности: Северо-Западная ТЭЦ, Сочинская ТЭС, а также ряд энергетических активов в Казахстане, Грузии, Армении, Молдавии, Таджикистане. В 2009 году в доверительное управление «Интер РАО» переданы 61,9% акций ОГК-1.

Кому досталась российская генерация (состояние на август 2009 года)
ОГК-1 — 61,9% находятся в доверительном управлении «Интер РАО ЕЭС»
ОГК-2 — 56,6% принадлежат «Газпрому»
ОГК-3 — 65,15% принадлежат ГМК «Норникель» (основные акционеры «Интеррос» Владимира Потанина и «Русал» Олега Дерипаски)
ОГК-4 — 78,3% принадлежат немецкому концерну E.On
ОГК-5 — 55,8% принадлежат Enel Investment Holding BV, 26,43% —
Росимуществу
ОГК-6 — 60% принадлежат «Газпрому»
ТГК-1 — 46,6% принадлежат «Газпрому», 26,7% — скандинавской Fortum
ТГК-2 — 44,8% принадлежат «Корес Инвест» (владелец — сенатор
от Чувашии Леонид Лебедев)
ТГК-3 («Мосэнерго») — 53,4% принадлежат
«Газпрому», 21,1% — правительству Москвы
ТГК-4 — 48,5% принадлежат группе «ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова
ТГК-5 — 26,34% принадлежат «КЭС-Холдингу» Виктора Вексельберга, 25,09% — Росимуществу
ТГК-6 — 38,3% принадлежат «КЭС-Холдингу»
ТГК-7 — около 30% принадлежат «КЭС-Холдингу»
ТГК-8 — 79,6% принадлежат компании «ЛУКОЙЛ»
ТГК-9 — около 75% принадлежат «КЭС-Холдингу»
ТГК-10 — 92,9% принадлежат Fortum
ТГК-11 — 28,7% принадлежат «Группе Е4» Михаила Абызова, 26% — СУЭК (контролируется Андреем Мельниченко и Сергеем Поповым)
ТГК-12 — 49,6% принадлежат СУЭК
ТГК-13 — 35,05% принадлежат СУЭК, еще около 15% — кипрской Donalink Ltd., действующей
в интересах СУЭК
ТГК-14 — 77,2% принадлежат «Энергопромсбыту» (контролируется РЖД)
Источник: открытые данные компаний

Хроника перехода генерирующих компаний под госконтроль

Март-2009
Права по 61,9% обыкновенных акций ОГК-1, принадлежащих ОАО «ФСК ЕЭС» и ОАО «РусГидро», переданы в доверительное управление «Интер РАО ЕЭС» сроком на 5 лет с правом пролонгации на аналогичный период.

Апрель-2009
Владелец ОГК-3 — компания «Норильский никель» — обвиняется представителями Счетной палаты в невыполнении инвес­тиционной программы и необоснованной трате средств на непрофильные нужды. Эксперты не исключают того, что в дальнейшем «Норникель», обремененный колоссальными долгами, будет вынужден продать и ОГК-3.

Май-2009
«Норильский никель» продает 27,7% акций ТГК-14 компании «Энергопромсбыт», конт­ролируемой госхолдингом «РЖД». Имея в активе 49,5% акций ТГК-14, «Энергопромсбыт», таким образом, стал практически единоличным владельцем ТГК.

Июль-2009
«Интер РАО» делает первый шаг на пути к получению контроля над ТГК-11. Один из акционеров генкомпании — «Нефть-Актив» («дочка» «Роснефти») — оспорил результаты допэмиссии акций ТГК-11, по которым «Нефть-Актив» получала лишь 5,3% акций ТГК-11 в обмен на блокпакет «Томскэнерго». «Интер РАО» пообещала предоставить «Роснефти» компенсацию в размере еще 2% акций ТГК-11. В дальнейшем все 7,3% «Роснефти» «Интер РАО» планирует получить в свое управление в обмен на собственные бумаги. Одновременно «Интер РАО» намерено получить 26% акций ТГК-11, которые принадлежат СУЭК, и еще 16%, принадлежащих ТГК-11.

Август-2009
Подходит крайний срок, до которого «КЭС-Холдинг», принадлежащий Виктору Вексельбергу, должен погасить задолженность перед государством за два своих пакета акций в ТГК-6 и ТГК-7. В компании «КЭС-Холдинг» на вопрос, перечислены ли необходимые средства, The New Times ответили, что «в настоящее время КЭС с партнерами ведет переговоры с соответствующими ведомствами по дальнейшей судьбе этих пакетов». Таким образом, можно предположить, что о выплате средств речь не идет. Если пакеты будут возвращены государству, то, скорее всего, новым собственником станет государственная компания «Интер РАО ЕЭС».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.