Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Закат Камелота

31.08.2009 | Альбац Евгения | №30 от 31.08.09

Смерть сенатора Эдварда Кеннеди —это конец истории самой влиятельной политической династии США
Закат Камелота. С легкой руки Жаклин Кеннеди и знаменитого очеркиста журнала Life Теодора Уайта годы президентства ее убитого мужа вошли в историю как «Американский Камелот» — аллюзия на мюзикл, хит из него и времена короля Артура, его замка, рыцарского братства и, согласно мифу, счастья, которое разливалось при этом средневековом английском дворе. Политическая династия Кеннеди, царившая в Вашингтоне большую часть XX века, в стране, отрицавшей монархию и порвавшей с ней более 200 лет назад, на самом деле отнюдь не была избалована счастьем: в приложении к ней значительно чаще использовались иные слова — «проклятие клана Кеннеди». Но какой бы окраски ни была эта легенда — она отныне навсегда похоронена в прошлом. Ушел последний из этого братства Камелота — сенатор Эдвард (Тедди) Мур Кеннеди

Братство Камелота: Джон Ф. Кеннеди, Роберт Ф. Кеннеди, Эдвард М. Кеннеди — будущие президент, Генеральный прокурор и сенатор США

В сущности, он был неудачником. Хотя и странно так говорить о человеке, который 9 раз избирался в Сенат США, был одним из наиболее уважаемых его членов, стал легендой Демократической партии, увидел в Белом доме своего, то есть поддержанного кланом президента — Барака Обаму,* * Американские СМИ утверждали, что вдова второго убитого Кеннеди — Роберта — первой сказала тогда еще «юному» сенатору от штата Иллинойс: «А почему бы вам не пойти в президенты?» дождался реформы здравоохранения (он был председателем сенатского Комитета по здравоохранению, образованию и т.д.), о которой мечтал два десятка лет; дождался и вывода войск из Ирака — сенатор Кеннеди голосовал против войны и считал это свое решение «лучшим за все 46 лет в Сенате США».
Наконец, он дожил до 77 лет — и не был убит, как три его брата: один, самый старший, на войне (в 1944 году) и двое от пули, не погиб в катастрофе (хотя однажды разбился на маленьком частном самолете) — как сестра и два племянника, не испытал судьбы своего отца, которой всегда страшился (тот при здравом рассудке был парализован много лет), наконец, оставил шестерых детей, а у гроба его стояли 27 племянников и племянниц. Все, казалось бы, было — деньги, слава, успех.
А вот счастья, мира с самим собой не было — больше всего любил плавать в одиночестве или в компании с собаками, Сплэш и Санни, на деревянной 60-летней яхте по имени «Майя». А если не плавал и не заседал в Сенате, то пил, таясь от жены (второй) Вики — бутылки исправно доставляли старые слуги семьи.



1936 год, Палм-Бич (Флорида). Роуз Кеннеди как-то сказала: «Мои дети росли под политические колыбельные». Старший, Джон, держит на плечах Теда, а Бобби у него в ногах

В тени братьев
Собственно, в политике Тед Кеннеди оказался, во-первых, потому, что так хотел его отец, вложивший немало собственных средств в успехи Демократической партии в штате Массачусетс (он сделал миллионы на недвижимости, Голливуде и банковском бизнесе) и возглавлявший Комиссию по ценным бумагам и биржам еще в администрации президента-демократа Франклина Делано Рузвельта; во-вторых, потому, что из нее насильственно были выведены его братья; в-третьих, потому, что все вокруг были бы изумлены, если бы он выбрал что-то другое. Он был младшим из 9 детей (четыре мальчика и пять девочек) Кеннеди, и по случаю его рождения тогдашний президент Герберт Гувер прислал его матери Роуз букет цветов и поздравительную открытку. «Письмо пришло с уведомлением, что получатель должен заплатить 5 центов за почтовые расходы», — написала газета The New York Times. Отец и родоначальник политической династии Джозеф Патрик Кеннеди твердо считал, что один из его сыновей обязательно должен быть как минимум в Конгрессе и в конечном итоге — в главном офисе Белого дома. Джон исполнил его мечту, став первым католиком и ирландцем — президентом США, но был убит. Следующий по старшинству, Роберт, Генеральный прокурор страны, почти был у цели, но был убит, не дойдя до нее. Тед тоже пытался в 1980 году, но его остановила не благородная смерть в бою, которая только и пристала рыцарю Камелота, а скандал, случившийся одиннадцатью годами раньше, в котором была пьянка с красавицами, одна из которых потом оказалась в его машине, а машина — в реке. Кеннеди выплыл, 28-летняя Мэри Джо Копечни — нет. Короче, избиратели этого не забыли, и Эдвард Кеннеди проиграл демократические праймериз Джимми Картеру, а тот, в свою очередь рес­публиканцу Рональду Рейгану: демократам потом понадобилось долгих 12 лет, чтобы вернуться в Белый дом. В интервью, которое Тед Кеннеди дал за два года до смерти, на вопрос: что бы он изменил в своей судьбе? — он ответил: «Я бы победил в 1980-м».

Январь 2009 г. Все Кеннеди не любили шляпы. Эдварду Кеннеди под конец жизни пришлось изменить привычке

Большой вопрос, смог бы при про­­­чих равных младший Кеннеди вообще избраться в Сенат, а потом переизбираться, учитывая связанные с ним скандалы, но то были времена, когда мафия играла не последнюю роль в американской политике, ирландцы и католики хотели видеть в Вашингтоне своих, а непотизм — наследование кресла — был отнюдь не исключением, коли в достатке деньги и связи. В отличие от старших братьев, с блес­ком окончивших Гарвардский университет (как и их отец) и преуспевших не только в политике (Джон Кеннеди, например, получил Пулитцеровскую премию за книгу-бестселлер, в основу которой легла его университетская работа), Тед был с первого курса из Гарварда исключен — за подлог: он уговорил коллегу-студента сдать за него экзамен по испанскому и был пойман за руку. Отслужив два года в армии, он был снова принят в Гарвард и окончил его. Тем не менее в 1962-м это не помешало ему в возрасте 30 лет (раньше было нельзя по закону) избраться в Сенат — на место от штата Массачусетс, которое до него занимал Джон Кеннеди (в 1962-м — уже президент) и должен был занять Роберт, но выбрал руководство прокуратурой страны.
Свое место в Сенате Эдвард Кеннеди, как только у него был диагностирован рак мозга в мае 2008 года, мечтал передать племяннице и дочери президента Кеннеди — Кэролайн Бувье. (Его сын Роберт — член Конгресса в нижней палате.) Не получилось: времена, когда фамилия была главенствующим фактором выборного успеха, в Америке прошли, кампания Кэролайн с самого начала была провальной, и она свою кандидатуру сняла. И ему снова, уже на пороге вечности, не повезло.

КГБ СССР сообщает
В Советский Союз сенатор Эдвард Кеннеди приехал в 1978 году. То было вполне страшненькое время на пространстве одной шестой планеты: Александр Солженицын уже лишен гражданства и выслан из страны, Владимир Буковский после 12 лет тюрьмы и «принудительного лечения» — тоже, Сергей Ковалев, главный редактор подпольной «Хроники текущих событий», приговорен к семи годам лагерей и трем — ссылки и отбывал срок в печально знаменитой политической зоне Пермь-35. До начала войны в Афганистане оставался год. О визите сенатора в Москву советские газеты не писали. Писал КГБ СССР — в совершенно секретной записке для руководства страны: «В 1978 году американский сенатор Эдвард Кеннеди обратился в КГБ с просьбой оказать помощь в налаживании сотрудничества советских организаций с фирмой «Агритек» (Калифорния), возглавляемой бывшим сенатором Дж. Танни. Эта фирма связана, в свою очередь, с франко-американской фирмой «Финатек С.А.», которую возглавляет компетентный источник КГБ, видный западный финансист Д. Карр, с помощью которого в течение последних нескольких лет осуществлялся конфиденциальный обмен мнениями между Генеральным секретарем ЦК КПСС и сенатором Эдвардом Кеннеди. Д. Карр предоставлял техническую информацию для КГБ о положении в США и других капиталистических странах, которая регулярно докладывалась в ЦК КПСС».* * Архив КГБ СССР, фонд 6 ОС, опись 1, порядковый номер 3, дело ОВ-1, стр. 159–160. Что стояло за этой просьбой «оказать помощь в налаживании сотрудничества» — по сию пору тайна. Когда этот документ был обнародован автором в 1992 году,* * «Известия» от 24 мая 1992 года. американские журналисты обратились за комментарием в офис сенатора — в комментарии им было отказано.

Лев Сената
И все-таки меняются не только времена, но и люди.

В интервью журналу Vanity Fair, которое сенатор Кеннеди дал в 2007 году, на вопрос: что его больше всего раздражает? — он ответил: «Бедность в стране, в которой так много богатства». Кто-то написал, что Эдвард Кеннеди был одержим реформой здравоохранения США.

И причиной тому была беда его собственных детей: у его сына, Эдварда Мура-младшего в 12 лет был обнаружен рак костей — мальчику ампутировали ногу, и он провел два года на бесконечных курсах химиотерапии. Дочь Кара с 2003 года борется с раком легких, не избежал проблем со здоровьем и младший сын Патрик. Состояние клана Кеннеди позволяет им жить и выживать, но сенатор, проведший не один день в больничных палатах своих детей, увидел, как бывает, когда достаточных средств и приличной медицинской страховки у детей и взрослых нет. Потому в июле 2008-го, через 32 дня после операции на мозге, измученный и еле передвигающийся, поддерживаемый женой Вики и сыном Робертом, он вышел на трибуну изум­ленного Сената — и демократы, и республиканцы аплодировали ему стоя. В этот день закон о медицинской помощи бедным, который двумя неделями раньше был провален респуб­ликанцами, был принят. Одна из газет написала: «Тед Кеннеди далеко не святой. Его поступки часто были бесславными. Но когда пришла зима его жизни, он показал, что он — лев. И таким он уйдет в историю».

Таким и ушел .

В материале использованы публикации в газете The New York Times и журнале Vanity Fair, а также: Forest McDonald, The American Presidency. An Intellectual History (University Press of Kansas: 1994 )



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.