Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Люди и птицы Ляли Кузнецовой

02.02.2012 | Александр Шаталов | № 03 (231) от 30 января 2012 года

56_490_01.jpg
Из цикла «Цыгане». Уральск. 1979 г.

Люди и птицы.
Выставка фотографий Ляли Кузнецовой открылась в Московской галерее «Дом Нащокина». The New Times побывал на вернисаже


56_02_240.jpg
 Из цикла «Казань». 1981 г.

Лялю Кузнецову называют «певцом цыган». Это, конечно, верно лишь отчасти. Хотя именно цыганские фотографии принесли ей мировую славу. Некоторые из них сегодня — бесспорная классика. Еще в детстве она украдкой следила за цыганами, жившими во дворе ее тети. Но подходить к ним ей запрещали, пугая тем, что цыгане «похищают детей». Однажды она вместе с братом на его машине отправилась в уральские степи. Машина свернула с наезженной колеи, и путешественники неожиданно попали в цыганский табор. Дети высыпали на улицу разглядывать неожиданных гостей, Ляля подарила им какие-то сувениры и увлеченно начала снимать. Цыгане не любят, когда их снимают. А когда разрешают — начинают позировать. Необходимо вжиться в их жизнь, стать незаметной для них, «своей», только тогда можно найти те кадры, от которых потом захватывает дух.

Эта история длилась более пятнадцати лет, превратившись в роман с продолжением. Она снимала жизнь цыган в Средней Азии, в России, на Украине. Однако французские и немецкие цыгане не вдохновили художницу. «Там они живут в вагончиках, — рассказывает она. — Они уже отдалились от своей культуры, ассимилировались. Мне близки цыгане, которые живут в Азии — в Узбекистане, Туркмении, — они просто царицы и короли. Поскольку это выходцы из Индии, туркменские женщины-цыганки, например, по-своему приспособили индийское сари: они накинули его на большие вышитые «короны». Вы не представляете, какая это уникальная вышивка! Кстати, туркменские цыгане занимаются овцеводством, работают на земле. В свое время у них были школы и учебники на родном языке. Но, к сожалению, все это в последние десятилетия стало приходить в упадок».
56_490_02.jpg
Из цикла «Цыгане». Узбекистан. 1992–1998 гг.

Почти каждый из снимков Ляли Кузнецовой — это история, которую можно рассматривать и рассказывать бесконечно. Ее работы скорее напоминают живописные полотна, они довольно сложны по композиции, часто на них видна полоса горизонта, символизирующая простор и перспективу, ту дорогу, которая тянет кочевников в путь. Она редко ставит человека в центр кадра, ее герои чаще где-то сбоку, они иногда задорно улыбаются, смеются, иногда мечтают.
56_490_03.jpg
Из цикла «Казань». 1996 г.

Любопытно, что один из излюбленных мотивов ее фотографий — человек и птица. Обычно это голуби. Фотография мальчика, выпускающего на волю голубя, — одна из самых знаменитых. Сидящий на корточках мальчишка с восторгом смотрит на улетающую ввысь птицу. Есть и другая, пронзительная в своей простоте. Мужчина прижимает к груди павлина с расправленными перьями и любуется им. Он сидит на фоне покосившегося старого забора, за ним какой-то голый и неухоженный пустырь… Этот павлин для мужчины — та безусловная красота, которой так не хватает ему в обыденной жизни.
56_490_04.jpg
Из цикла «По ту сторону Бухары». 2008 г.

Один из последних проектов Кузнецовой посвящен бухарским евреям. Она долго готовилась к этой серии. «Никаких друзей, знакомых у меня в среде бухарских евреев к этому моменту не было. Когда я в 1993 году приехала в Самарканд, я случайно попала на праздник бухарских евреев, они отмечали 150-летие своей Махалы (Махала — так они называют свой квартал в Самарканде). Бухарские евреи — это не только те, что живут в Бухаре, но и в Самарканде, Ташкенте, Коканде и других городах бывшего Бухарского ханства. Легенда рассказывает: сначала евреи, которым пришлось бежать от гонений, поселились у стен города на окраине Бухары. Но поскольку среди них были замечательные красильщики, которым приносили красить нитки от самого эмира и других знатных горожан, а секреты они никому не выдавали, то эмир пригласил их жить в город. На что глава семьи ответил: «Я не могу переехать в город один, поскольку для молитвы нужны десять мужчин». И поэтому еще десять семей переехали в город, а следом за ними — и другие…» Эта серия фотографий оказалась не менее пронзительной и трогательной, чем предыдущие проекты. Между евреями и цыганами из Средней Азии много общего: то же чувство земли и одновременно ощущение постоянного кочевья. Что любопытно, и в этой серии у нее тоже ввысь взлетают голуби — как символ чистоты и детской мечты.


56_490_05.jpg
Ляля Кузнецова родилась в Уральске, на границе России и Казахстана. Окончила Казанский авиационный институт, работала инженером, с конца 70-х увлеклась фотографией. Снимала для «Вечерней Казани». Там же, в Казани, стала участницей фотогруппы «ТАСМА», где сложилась казанская школа фотографии. В 1980 г. работы Кузнецовой были отмечены на европейском фотобиеннале Гран-при Парижа «За гуманизм в фотоискусстве». Ее выставки прошли во многих странах мира. В 1991 г., после презентации выставки в Вашингтоне, она получила личное приглашение от тогдашнего президента США Джорджа Буша и его супруги на прием в Белом доме. В 1997 г. в Нью-Йорке за вклад в мировое фотоискусство Ляле Кузнецовой была вручена «Медаль превосходства» от Leica. С середины 1980-х имя Ляли Кузнецовой включено в Энциклопедию мировой фотографии, которая ежегодно издается в Лондоне. Своим учителем в фотографии считает французского фотографа Анри Картье-Брессона.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.