Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Администрация Медведева, правительство Путина

21.01.2008 | Ухов Владимир | № 03 от 21 января 2008 года

Кто главнее?

Новая конфигурация российской власти, которая только начала складываться, напоминает двуглавого медведя. Точнее, если пользоваться «олбанским языком», приверженцем которого является наш будущий президент, — двуглавого Медведа. Контуры системы не до конца ясны, но уже сейчас всех начинают занимать вопросы: будет ли новое устройство власти соответствовать задачам модернизации и реформ или она «заточена» под привычное движение России по особому пути в соответствии с загадочным «планом Путина»? Какие изменения ждут эту систему, каковы ожидания элиты внутри нее? И что означают возможные изменения для страны и ее граждан? Пока вопросов больше, чем ответов. Но The New Times уже сейчас попытался понять, каких сюрпризов можно ожидать от двуглавого Медведа

Пять заповедей преемника. Утвердится ли в России дуумвират человека и лабрадора

 

Опасаясь в очередной раз попасть впросак, эксперты с 17 декабря прошлого года выдвинули одно за другим не менее десятка различных толкований решения Владимира Путина стать главой Белого дома. Говорят, что Владимир Владимирович, может, и займет пост премьера, но немного погодя все равно отчалит. Либо наоборот быстро вернет себе президентское кресло. И что Путин с Медведевым непременно поссорятся. И будто бы высшее чиновничество уже резво перебегает «под ковром» из-под слабеющей длани Путина под высокую руку Медведева. И наконец, что верхушка силовых ведомств непременноде взбунтуется против Путина (Медведева), как только первый покинет, а второй попытается вселиться в малахитовые апартаменты в Сенатском корпусе. Если Путину регулярно читают утренние газеты, то во сне он, вероятно, ощущает себя кибергероем из фильма братьев Вачовски и элегантно, как вращающийся пропеллер, уклоняется от пуль и кулачных атак местных политизированных силовиков.

Соскакивать — страшно

Путин очень хотел бы покинуть властный Олимп, признают собеседники в Кремле. Но бескомпромиссная борьба группировок в его окружении, притушить которую он тщетно пытался много месяцев подряд и заложником которой в конце концов стал, сделала его «соскок» абсолютно невозможным. О цене выхода Путина из игры прямиком в транснациональный бизнес дают представление настойчивые публикации российских и, главное, иностранных изданий о его состоянии в $40 млрд и обнародованные статусной газетой «Коммерсантъ» выдержки из доклада «Альтернативные варианты будущего России до 2017 года», подготовленного американским Центром стратегических и международных исследований (CSIS). Один из сценариев, если кто забыл, предполагал убийство Путина 7 января этого года, сразу после рождественской службы в храме Христа Спасителя… Путин, слава богу, жив. Он станет премьером, утверждают в администрации. И пробудет им ровно столько, сколько сочтет необходимым для обеспечения своей безопасности, свободы действий для своих бизнес-агентов и неприкосновенности подконтрольных ему активов.

Однако системная уступка Путина своему окружению, выразившаяся в согласии оставить за собой пост главы правительства, отнюдь не выглядит окончательной. К середине января в Кремле и силовых ведомствах заговорили о перегруппировке основных игроков в оправившейся от ноябрьско-декабрьского шока властной верхушке.

Проигрыш лидеров наиболее влиятельного силового клана — заместителя руководителя администрации Игоря Сечина и директора ФСБ Николая Патрушева, не сумевших настоять на «третьем сроке», тотчас же отразился на их позициях в аппарате и бизнесе. Зато в явном выигрыше чувствуют себя представители противоположного силового конклава — директор ФСО Евгений Муров и его первый заместитель Виктор Золотов. По слухам, они успели отладить добрые отношения с преемником.

Падать с крыш больно

Уже 11 декабря неутомимый генпрокурор Юрий Чайка (за чьей спиной легко угадываются силовые оппоненты Патрушева и Сечина) добился от Путина поддержки законопроекта, согласно которому около 60% уголовных дел, расследуемых Следственным комитетом при Прокуратуре РФ, перейдут в подследственность органов дознания правоохранительных ведомств. Дознание курирует Генпрокуратура. А стало быть, к ней и вернется временно отторгнутый плодоносный кусок «прокурорской земли», на котором зиждется благосостояние затянутой в кислотно-синие мундиры корпорации. За Следкомом останутся особо тяжкие преступления, но их, как правило, совершают не самые обеспеченные граждане. Крайне неустойчивым считается служебное положение еще одного верного члена клана — министра внутренних дел Рашида Нургалиева, которому администрация только что «завернула» подготовленное им штатное расписание центрального аппарата МВД.

Мало того: лубянский генералитет напуган слухами о готовящейся отставке Патрушева. Говорят, на его кресло после ноябрьско-декабрьских событий образовались сразу несколько новых претендентов. Причем с иными из них Николай Платонович, по слухам, даже лично не знаком. Дружественные лубянскому руководству российские владельцы ТНК-BP сталкиваются с перспективой недобровольной продажи своих долей «Газпрому». Постепенно «отвязывается» топ-менеджмент Внешэкономбанка и даже «Роснефти», которой кремлевская «крыша» уже не может «одним звонком» помочь «разрулиться» с тем же «Газпромом», например, в проекте «Сахалин-1».

Не обижать товарищей

Все это, разумеется, не значит, что на обоих путинских паладинах — Сечине и Патрушеве — можно безбоязненно ставить крест. На этих людей у Путина «завязано» слишком многое, а знают они о нем еще больше. Сдержанная информационная кампания некоторых изданий, со всеми этими «путинскими миллиардами», «убийством президента», «диктатурой Якунина», «предательством Медведева», явно нацеленная прежде всего против будущего главы государства и формирующейся вокруг него новой конфигурации власти, не дает Путину об этом забыть. Обращаться с каждым из них (и с их креатурами) глава государства вынужден вежливо, почти нежно, как сапер с противотанковой миной. Или, скажем, как император Александр I с графом фон Паленом — организатором дворцового переворота 11—12 марта 1801 года, который привел Его Величество к власти. Кроме того, в руках оскорбленных соратников Путина еще один актуальный инструмент давления — угроза слома комфортного для Медведева сценария президентской кампании. Руководителю администрации Сергею Собянину, говорят, пришлось извести немало красноречия, чтобы убедить лидера КПРФ Геннадия Зюганова не снимать своей кандидатуры. Если бы Медведев вышел на выборы только против Владимира Жириновского и Андрея Богданова, Запад его просто бы не признал.

Пока Путин занят мучительным торгом с Сечиным и Патрушевым, два других громобойных игрока примериваются к прыжку в кресло руководителя администрации будущего президента.

Быстро бегать за тапочками

21 декабря Собянин скрепя сердце ушел в отпуск, чтобы возглавить предвыборный штаб Дмитрия Медведева. Накануне, в ходе решающего объяснения с президентом сразу после заседания Госсовета «О ходе реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации на 2007 год» 19 декабря, Сергей Семенович, если верить слухам, заявил, что такое назначение сильно смахивает на немотивированную отставку. Как считают в Кремле, его можно понять. Дмитрий Медведев остро нуждается в идеологическом гуру и политменеджере, а Собянин на эту роль заведомо не годится. Выходит, Сурков, сделавшись и.о. руководителя администрации, по факту становился главным человеком и в предвыборном штабе.

Но президент был неумолим, и тогда Собянин для начала отозвал и жестко скорректировал предложенный Сурковым план ближайших предвыборных поездок главного кандидата, ограниченный десятью не слишком удаленными от столицы регионами. (Владислав Юрьевич якобы желал обязательно сопровождать будущего хозяина в его общении с подданными. Но при этом не хотел надолго отлучаться из Москвы, чтобы поспевать «рулить» администрацией.) Кроме того, новоиспеченный глава предвыборного штаба решительно отверг попытки Суркова закрепить за собой монополию на «доступ к телу»: теперь сопровождать Медведева по стране будет и он. Кроме того, Собянин не позволил Суркову создать специально под своего ставленника, заместителя руководителя управления президента по внутренней политике Леонида Ивлева пост второго заместителя председателя Центризбиркома. Ивлев просто заменил выбывшего рядового члена ЦИК Игоря Федорова.

Наконец, два царедворца не поделили между собой и площадку, с которой будущий президент должен огласить свою программу. Сначала под эгидой Собянина спланировали было выступление Дмитрия Медведева на внеочередном съезде Ассоциации юристов России 29 января. Однако, похоже, Сурков сумел убедить будущего патрона сделать это раньше: ожидается, что 22 января Медведев выступит на Общероссийском гражданском форуме, который проведет опекаемая Сурковым Общественная палата. Характерно, что до сих пор разъезжающий по стране Медведев и слова не проронил о большой политике. Как будто кому-то дал честное слово: до официального выступления — ни-ни.

Верность лабрадоров

То ли 22, то ли 29 января затихнет гул в партере, и кандидат в президенты России Дмитрий Медведев, выйдя на подмостки и мысленно прислонясь к дверному косяку, постарается поймать то, чем будет отмечен его президентский век в далеких отголосках собственной тронной речи.

А умильные слушатели будут тысячью биноклей следить и гадать каждый свою судьбу, помельче. Взирая на эти маневры, верхушка федеральной номенклатуры и сверхкрупного бизнеса попытается понять, какой станет конфигурация новой власти: то ли дуумвиратом Владимира Путина и его любимой собаки Кони, то ли системой под руководством реального первого лица по фамилии Медведев. И его личного лабрадора.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.