Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Политика

Лишние дефиниции

21.01.2008 | Шендерович Виктор | № 03 от 21 января 2008 года

Булгаковский профессор Преображенский интересовался: где у Маркса сказано, что второй подъезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками?

Обломки этой цитаты всплыли в моей несчастной голове тихой январской ночью в Таиланде. Тихой, впрочем, ночь была недолго — до тех пор, пока соотечественники в бунгало напротив не вышли на расчетный уровень празднования православного Рождества.

Где у Христа сказано, что в честь дня его рождения следует наливаться до ушей коньяком, а потом до половины пятого утра херачить в небо пиротехникой?

На позднем завтраке православные фейерверкеры мужеского полу, числом два, сидели мрачные, с головками бо-бо; сидели топлес, распустив животы по коленям; один из сидевших помимо телосложения радовал окружающих татуированным крестом на бицепсе.

Моя жена предположила, что татуировка сделана в информационных целях. Встал утром, а кто ты не помнишь. Подошел к зеркалу, вгляделся: ага, православный! Одним вопросом к мирозданию меньше.

В разгар завтрака на ресторанную террасу вошла боевого вида тайка — в мини-юбке, на шпильках и вся в блестках, вошла и прямиком направилась к православным, за расчетом. Было десять утра, а тайку православные сняли, видать, на ночь, и рабочее время у нее давно закончилось.

— Тэн минетс, — буркнул ей детинушка, имея в виду в данном случае, надо надеяться, количество минут.

Если этим людям (предварительно крепко их связав, чтобы не убили) сказать, что к православию они имеют такое же отношение, как заяц к геометрии, эти люди, я полагаю, искренне обидятся. Но самоидентификация иногда имеет довольно малое отношение к реальности. Ацтеки, например, полагали, что заведуют восходом Солнца. Это соображение очень интересно антропологам, но астрономам — по барабану.

...Пустота, образовавшаяся в головах после окончательного облома с коммунизмом, быстро заполнилась новым обязательным предметом. И как почти никто не читал Маркса, так почти никто не прикоснулся и к Евангелию — да теперь и конспектов не требуется, просто повесь крестик. (Давняя мечта: зажать прилюдно в углу какого-нибудь номенклатурного стояльца со свечкой и стремительно проэкзаменовать… Сколько было евангелистов? Имена, пароли, явки? Не знаешь — уползай, гадина, от амвона холодной головой вперед, пока Господь не очнулся.)

Мы живем в мире самозваных дефиниций. Вот идет человек, называющий себя либералом на том основании, что научился пользоваться пин-кодом. Вот идет другой, думающий, что он государственник, потому что в его кабинете висит портрет Путина и «крышует » он теперь не как обычный бандюк, а от имени Российской Федерации... Вот идет — уже безо всякой метафоры, а буквально, передо мной — идет по таиландскому аэропорту здоровенный детина с похмела (кармический брат тех, с фейерверками) и громко хамит местной девушке, ведущей нас на посадку. Беззлобно так, для развлекухи, в спину, по- русски… Все равно ж она не понимает!

И на мою просьбу хамство прекратить радостно объясняется:

— Так на Родину летим!

А-а, ну это меняет дело. Он же не просто так, а на радостях от скорого свидания с Родиной! Из патриотических побуждений…

Знаете, я предлагаю все-таки вернуться к оценочной шкале профессора Преображенского.

Мочащиеся мимо унитаза и ворующие калоши не являются марксистами, даже если делают все это под его портретом; пьяный татуированный — это просто пьяный татуированный, даже если он татуирован православным крестом, а хамящий женщине является обычным хамом — вне зависимости от того, на Родину он летит или (и лучше бы) прочь от нее.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.