Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Show must Гаон

21.01.2008 | Антипов Прохор | № 03 от 21 января 2008 года

Восьмидесятипятилетний основатель и владелец швейцарской компании Noga последние 15 лет пытается получить с России долг, признанный международными арбитражными судами законным

Show must Гаон. Восьмидесятипятилетний основатель и владелец швейцарской компании Noga последние 15 лет пытается получить с России долг, признанный международными арбитражными судами законным. Затянувшаяся тяжба стоила ему семейного бизнеса, а России серьезно подмочила деловую репутацию. В начале января французские судебные приставы наложили арест на ряд счетов российских госкомпаний и организаций, открытых во французских VTB Bank France и Calyon. The New Times попытался разобраться в подробностях этого затянувшегося спора

Взаимоотношения швейцарской компании Noga (название — анаграмма фамилии ее основателя Нессима Гаона) и Российской Федерации тянутся еще с советских времен. Первый контракт был подписан в апреле 1991 года. Компания обязалась предоставить РСФСР детское питание, продукты и удобрения на сумму $422 млн, за что должна была получать в счет оплаты долга нефть и нефтепродукты. Договор был составлен так, что в случае неуплаты компания могла арестовывать российское имущество, что лишало республику суверенного иммунитета. После августа 1991 года контракты были пролонгированы и заключены новые.

Нигерийская Noga

Однако после того, как в декабре 1992 года пост председателя правительства занял Виктор Черномырдин, Россия прекратила поставки нефти и нефтепродуктов. Нессим Гаон направил премьеру письмо с требованием погасить образовавшуюся задолженность в размере почти $300 млн. Премьер поручил разобраться своему заместителю Александру Шохину.

В одном из интервью Шохин по горячим следам рассказывал: «Российское правительство наняло известных западных адвокатов и аудиторов, которые несколько месяцев занимались выверкой бумаг и в результате пришли к выводу, что Россия переплатила Гаону около 150 миллионов. К осени 94-го был готов иск, который мы намеревались подать в суд, но в этот момент группа руководителей силовых ведомств с подачи шефа президентской службы безопасности и при юридическом обеспечении со стороны главного правового управления кремлевской администрации вдруг обратилась с письмом к Борису Ельцину и Виктору Черномырдину, в котором настаивала на том, что идти нам в суд не надо: мол, а если проиграем? Предлагалось в очередной раз попробовать замириться с Гаоном, дав ему 50 миллионов долларов наличными и переуступив «Ноге» права на долг Нигерии перед Россией. Мне казалось, что делать этого нельзя, надо обращаться в суд. Тогда меня отстранили от ведения этого вопроса, перепоручив все первому вице-премьеру Олегу Сосковцу. К декабрю 94-го было состряпано распоряжение правительства, утверждавшее предложенную схему «перемирия». В последний момент Черномырдин понял, что готовится афера, и велел тормознуть бумагу, однако документ в тот же день был выпущен и попал в руки Гаону». Тут необходимо оговориться, что к тому времени Гаон сам начал судебный процесс против России и нигерийский долг был обещан ему в качестве компенсации за прекращение судебного преследования. Noga получила 30 миллионов и нефтепродукты еще на 20 миллионов, однако нигерийский долг ей не достался. Швейцарскому бизнесмену этого оказалось недостаточно.

Первый арест российского имущества состоялся уже в 1993 году. Суд Люксембурга признает законным требования в размере $279 млн и накладывает арест на счета в 33 банках Люксембурга, принадлежащие правительству РФ, Минфину, Минэкономики, МВЭС, Минсельхозу, ЦБ РФ, ВЭБ, Внешторгбанку, «Роснефтепродукту», «Союзнефтепродукту», «Нафта-Москве». Однако на счетах почти нет денег, и Гаон остается ни с чем. Позже, в 1997 году, в пользу Гаона было принято решение Стокгольмского арбитража (сегодня сумма по этому иску доросла до 110 млн долларов), которое и послужило основанием для нынешних арестов имущества.

После этого было еще несколько судебных решений и громких арестов российских активов. Однако всякий раз арест снимался. Причем вовсе не из-за того, что российской стороне удавалось доказать необоснованность требований, а исключительно на том основании, что всякий раз оказывалось: арестованные активы российскому правительству, с которым были заключены контракты, не принадлежат. Кстати, и на этот раз одним из доводов, высказанных NT представителем Минфина, был именно этот аргумент: арестованное имущество никакого отношения к правительству не имеет. Впрочем, по словам того же представителя, Гаон уже не имеет никаких прав на российскую задолженность, поскольку эти долги уже принадлежат Минфину.

Толкание вагонов плечом

Действительно, еще в марте 2006 года появилась информация о том, что российский долг перед компанией Noga куплен в интересах правительства американским бизнесменом советского происхождения Александром Коганом. Причем купил Коган обязательства, по его словам, на кредит одного из российских банков (по неподтвержденной информации, ВТБ). Уже тогда казалось, что история с арестами российского имущества благополучно закончена. Однако выясняется, что Коган купил не совсем тот долг. Дело в том, что в результате потерь, понесенных из-за неисполнения Россией своих обязательств, в отношении фирмы Noga еще в 1994 году была возбуждена процедура банкротства. Компания лишилась практически всего своего имущества, включая швейцарский отель Noga Hilton. При этом три банка — французские Credit Lyonnais и BNP Paribas, швейцарский Banque Cantonal de Geneve — заключают с Гаоном конкордат и соглашаются ждать, принимая обещание Гаона направить на погашение долга средства, которые он взыщет с России. «Я не знаю никакого Алекса Когана, — честно предупредил Гаон еще в 2006 году. — Он выкупил мои долги перед тремя банками без моего участия. А долги России перед Noga тут вообще ни при чем. Я знаю, что его на эту сделку подбил российский Минфин, они твердо пообещали ему заплатить. Но это незаконно. Права требования долгов — и не каких-то $60 млн, а более $1 млрд — по-прежнему принадлежат мне. И я буду подавать новые иски».

Проблему же еще с одним иском, сумма которого уже превысила 1 млрд долларов, это вовсе не решает. Основанием для него, по словам адвоката Гаона Антуана Коркмаза, стало соглашение об урегулировании долга между фирмой Noga и Правительством РФ, подписанное в июле 2002 года, в котором фигурировала сумма 800 млн долларов. Иск этот Гаон выиграл в Швейцарии, и теперь сумма долга составляет 1,26 млрд долларов.

История взаимоотношений Нессима Гаона и российского правительства с самого начала была историей вопиющей юридической и финансовой некомпетентности представителей власти. Попытки «сэкономить» на выплате признанной самим правительством задолженности привели к тому, что она выросла на порядок, а репутации страны нанесен серьезный ущерб. Сегодня пытаются найти «крайнего» — человека, который первым подписывал договор с Noga. Однако, по словам депутата Павла Медведева, «Геннадий Кулик, подписывавший договор с фирмой Noga, не может нести ответственность за финансовую сторону договора. Я в то время был народным депутатом и Кулика знал очень хорошо. Он сильно суетился по поводу того, что не хватало продовольствия. Он, в частности, занимался тем, что называли «толкание вагонов плечом». Он судорожно пытался перераспределить зерно и муку между городами, когда, скажем, в Свердловске на два дня было муки. Он там какие-то вагоны перевозил. Его голова была занята подсчитыванием килограммов с продовольствием. Я думаю, что, заключая этот договор, он думал о продовольствии, и переложить на него ответственность за финансовые строчки ну никак нельзя». Минфин недавно предложил реализовать программу повышения финансовой грамотности населения. Неплохо бы эту программу реализовать хотя бы в рамках правительства...

Что арестовывала Noga Лето 2000 г.
Стокгольмский арбитраж санкционирует аресты средств на российских счетах за рубежом для удовлетворения претензий Noga. Первые аресты происходят во Франции. Французский суд быстро размораживает счета Центрального банка России и Посольства РФ. Вскоре был арестован российский парусник «Седов ». Брестский суд снимает арест с парусника. С Noga решением суда взыскивается 500 000 франков в качестве компенсации за моральный и материальный ущерб владельцу парусника и 250 000 франков — организаторам праздника.
Лето 2001 г.
Noga пытается арестовать российские самолеты Су-30 МКК и МиГ-АТ на авиасалоне в Ле-Бурже. Однако самолеты уже улетели в Россию, а потому в отношении ряда российских чиновников возбуждено уголовное дело по статье «Угон самолета из-под ареста». В декабре 2002 г. суд снимает все обвинения с россиян, а аресты признает незаконными.
Осень 2005 г.
Швейцарская полиция арестовывает 54 картины из Музея изобразительных искусств имени Пушкина на выставке живописи в галерее швейцарского города Мартиньи. Страховая стоимость картин — более $1 млрд. Через несколько недель картины освобождаются из-под ареста.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.