Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Придушить не удастся

23.01.2012 | Докучаев Дмитрий | № 01-02 (230) от 23 января 2012 года

Призрак Болотной площади и проспекта Сахарова витал над переполненным залом Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Открывавший Гайдаровский форум «Россия и мир: 2012–2020» первый вице-премьер Игорь Шувалов использовал высокую трибуну для того, чтобы дать заочный ответ тем, кто выходил на декабрьские акции протеста.

Явно отдавая должное тому, чьим именем назван форум, Шувалов провел аналогии между деятельностью правительства Гайдара в начале 1990-х и правительства Путина в начале 2000-х. Логика докладчика была такова: Гайдару приходилось принимать тяжелые, но спасительные для России решения в условиях, когда экономика не работала, населению грозил голод, а стране — гражданская война, и Путину пришлось делать то же самое после кризиса 1998 года, когда рубль был слабый, резервы нулевыми, зарплаты и пенсии регулярно задерживались, и к тому же полыхал Кавказ. Гайдар выполнил свою историческую миссию, отодвинув страну от края пропасти и запустив рыночную экономику, а Путин — свою, приведя Россию к 2008 году к политической стабильности и экономическому процветанию. И даже наступивший потом мировой кризис не слишком поколебал значимость этих достижений.

Ну а дальше, по мнению Шувалова, оба героя оказались в роли незаслуженно третируемых. Большинство населения не оценило исторических заслуг Гайдара, не простило ему утраты сбережений и падения уровня жизни. А сейчас те, кто призывает Путина к отставке, не желают замечать того, что им сделано, начиная с осени 1999 года. «Феномен сегодняшнего дня в том, что никто об этом не хочет говорить. Люди среднего поколения, моего возраста, молодые не хотят помнить, какую сложность мы пережили в 1999 году. Никто не хочет понимать это как достижение», — в железных интонациях Шувалова отчетливо прозвучали нотки обиды.

Первому вице-премьеру не стоит обижаться: логика его заметно хромает. Экономические параллели между эпохами Гайдара и Путина, если вдуматься, проводятся с большим трудом. Как известно, вся «грязная» работа по выводу страны из кризиса 1998 года досталась правительству Евгения Примакова, и оно с этой задачей худо-бедно справилось. А на долю Путина выпала уже совсем другая роль: умело управлять финансовыми потоками, постоянно растущими благодаря вовсе не его управленческому гению, а мировой конъюнктуре цен на нефть. Гайдару пришлось решать неизмеримо более трудные экономические задачи при цене барреля раз в 10 меньшей, той, что сложилась во времена Путина.

Но главное логическое передергивание Шувалов допустил в другом: люди вышли протестовать на площади вовсе не против укрепления рубля или роста пенсий — их возмутила несменяемость первых лиц, дешевые политические игры внутри тандема, массовые нарушения на выборах и упорное нежелание власти их признавать.


Как бы ни примерял Владимир Путин с подачи своего первого вице-премьера новую маску — Гайдара XXI века, она к его лицу явно не пристает


И на этом политическом поле, где взошли семена протеста, ставить Путина на одну доску с Гайдаром просто кощунственно. Да, Гайдару приходилось заниматься политикой, и вряд ли он это делал исключительно в белых перчатках. Но Гайдар, будучи лидером партии, шел на честные парламентские выборы и проигрывал их, не подстраховывая себя заранее «волшебником» в ЦИКе. И выборы премьера при рейтинговом голосовании в Думе он тоже проиграл, потому что не построил своевременно властной вертикали. И контроль за СМИ он не установил, и суды не сделал «ручными», и друзей своих по дачному поселку не производил в миллиардеры. И не требовал под себя такую Конституцию и такие законы, которые делали бы его власть нескончаемо долгой.

Как бы ни примерял кандидат в президенты Владимир Путин с подачи своего первого вице-премьера новую маску — Гайдара XXI века, она к его лицу явно не пристает. Впрочем, в одном Шувалов, безусловно, прав: «Когда ВВП на душу населения стремится к $15 тыс. в год, когда 40 млн живут в крупных городах, а 50 млн пользуются интернетом, страна никогда не будет политически законсервирована. Это будет живая страна, когда придушить что-либо вряд ли удастся».

Наверное, людям стоило выходить на митинги хотя бы для того, чтобы власти это поняли.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.