Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Нечемоданное настроение

24.08.2009 | Алякринская Наталья | №29 от 24.08.09

В разгар сезона отпусков производство чемоданов сократилось почти вполовину

Нечемоданное настроение.
Согласно свежим данным Росстата, промышленность в июле упала на 10,8% к июлю 2008 года. Лидеры падения все те же: машиностроение, химпром, строительство. Но кто бы мог подумать, что в разгар сезона отпусков на 44% упадет производство... чемоданов! The New Times решил изучить феномен




Рекордное падение производства чемоданов в первую очередь отражает нечемоданные настроения россиян: по данным Федерального агентства по туризму РФ, за 7 месяцев 2009 года объем выездного туризма в России сократился на 22%. Даже выручавший во все времена Крым потерял 13% туристов. Специфика чемоданного производства такова, что эту продукцию создают не промышленные гиганты, а в основном малые и средние предприятия. Их реакция моментальная: нет продаж – сворачивается производство. Кроме того, чемодан — предмет отложенного спроса: в отличие от хлеба, на его покупке всегда можно сэкономить. Наконец, судьба российского чемодана наглядно демонстрирует причины падения отечественной легкой промышленности.

Битва неравных

«Качество — космическое, цены — земные»: таким рекламным слоганом питерская компания «ЦВ» сегодня пытается завлекать клиентов. На ее сайте изображен земной шар в окружении дорожных сумок, чемоданов, кейсов и рюкзаков. Для этого малого предприятия, на котором работают около 30 человек, планета действительно вращается исключительно вокруг собственной продукции. «Кризис на всех сумочниках отразился, — вздыхает Сергей Лебедь, директор ООО «ЦВ». — С прошлой осени производство упало процентов на 30. Покупатели стали спрашивать товар подешевле: многим зарплаты урезали, а кто и вообще без них остался».
Именно поэтому чемоданы для компании Сергея Лебедя — продукт не основной: их производство слишком сложное и дорогое. «Наш чемодан выходит в два раза дороже китайского, — признается директор. — Его цена в розницу — 2800 рублей. Но зато он на совесть сделан. А чемоданы, что для народа, они у вас в Москве по 900–1000 рублей на рынках продаются. Как правило, китайские. Есть даже одноразовые: у них вся фурнитура на саморезах крепится. Такие мигом разваливаются».
По оценке Лебедя, около 80% чемоданов, продающихся в России, сделаны в Китае. Конечно, среди них есть и качественные, которые выпускаются по лицензии известных западных компаний. Но такие и стоят соответствующе: к примеру, сделанные по лицензии в Китае чемоданы экономкласса Samsonite в московских магазинах стоят от 4,5 тыс. руб­лей. Аналогичные отечественные – от 2 тыс. Но их в ассортименте российских торговых точек крайне мало: чемоданы в России делать невыгодно. «У нас в стране производство чемоданов — на любительском уровне, — конс­татирует Сергей Лебедь. — Нет ни одного серьезного предприятия. Под чемоданное производство нужно специальное оборудование, цеха. Это же объемная продукция, она много места занимает, склады нужны большие. Сложная сборка, проклепка. Ну и самое главное — Китай. Оттуда чемоданы возят кораблями и поездами. Куда нам с ним тягаться».
Тягаться и вправду сложно: по словам директора, самое главное преимущество китайцев — местное сырье. Фабрики, где производят комплектующие для чемоданов (ткани, пластмассовые каркасы, фурнитуру), в Китае, как правило, находятся рядом с производством, где делают сами чемоданы. Поэтому — никаких затрат на закупку материалов и транспортировку. «А мы для своих чемоданов ткань покупаем в том же Китае, — жалуется Лебедь. — Остальное сами производим. Наше ноу-хау — цветная фурнитура: желтая, красная, голубая. Мы этим от всех отличаемся, и народу нравится. Но все равно дорого выходит». При всех сложностях сегодня компания «ЦВ» выпускает около 5 тыс. чемоданных комплектов в год (большой чемодан + маленький).
В московской компании «ФТЛ», производящей сумки и чемоданы, на последние особых надежд не возлагают. Полгода назад здесь закрыли один из чемоданных цехов: заказы упали до нуля. «С тех пор как в феврале доллар резко вырос, на 40–50% подскочили в цене и материалы, — объясняет Наталья Булдакова, менеджер отдела заказов. — Соответственно и продукция подорожала процентов на 30. Поэтому на стадии запроса все и заканчивается: клиенты узнают цену и почему-то пугаются». Клиенты у компании главным образом корпоративные: чемоданы с фирменной символикой в лучшие времена заказывали рек­ламные и туристические агентства. Раньше на заказ здесь делали от 1 до 5 тыс. штук в год, сейчас — ничего. «У заказчиков тоже бюджеты урезали», — объясняет Булдакова. Но снизить цену в компании не могут: почти все материалы для производства сумок и чемоданов здесь тоже закупают в Китае.

Спасение на колесиках

В злосчастный Китай упирается любой разговор о российской легкой промышленности.* * Об аналогичной проблеме с производством ниток The New Times писал в № 26 от 6 июля 2009 г. «Выиграть конкуренцию с Китаем — задача абсолютно невозможная, — уверена Наталья Загвоздина, аналитик ИК «Ренессанс Капитал». — В России никогда не будет такого дешевого труда. Поэтому надо признать: у нас в стране легкой промышленности не существует. И велосипед, как и чемодан, изобретать не стоит». Значит ли это, что чемоданное производство (как и легкая промышленность в целом) в стране обречено? За 7 месяцев этого года, по данным Росстата, в стране произвели 29,7 тыс. чемоданов. Если процесс пойдет такими же темпами, за год Россия выдаст на гора около 60 тыс. чемоданов. Между тем в докризисные годы в стране производилось 100–150 тыс. чемоданов в год. Так что по мере восстановления экономики спрос на эту продукцию должен восстановиться: все-таки чемоданы есть в каждом доме, и пусть не ежегодно, но их покупает практически каждая семья. Воп­рос в том, в чем именно граждане предпочтут перевозить свой багаж.
«В России нет такой большой гибкости в перепрофилировании производств, чтобы быстро начать выпускать то, что нужно потребителю, — утверждает Наталья Загвоздина. — Мы производим не то, что надо, а то, что можем». К счастью, это правило распространяется не на всех. В компании Сергея Лебедя уловили тенденцию: с приходом кризиса чрезвычайным спросом стали пользоваться дорожные сумки на колесиках — они легче, удобнее и дешевле чемоданов. Компания быстро сориентировалась, разработала 45 новых моделей и теперь выпускает 30–40 тыс. сумок в год. По словам директора, хотя бы здесь Китай, к счастью, нам не конкурент: колесные сумки оттуда практически не возят — для китайцев это производство тяжелое. Поэтому директор с гордостью сообщает: на рынке колесных дорожных сумок российской продукции 80% и лишь 20% — импорт.
Делают ставку на сумки и в компании «ФТЛ»: «Спрос чувствуем, надо крутиться, — говорит Наталья Булдакова. — Если раньше одну модель продавали, то теперь народу темные цвета надоели, ему подавай что-то цветное, радостное. Стараемся соответствовать». Если дело пойдет, возможно, в следующих сводках Росстата вместо безнадежного аутсайдера-чемодана появится новый «локомотив» рос­та — сумка на колесиках.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.