Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Story

#Суд и тюрьма

«Берлускони потрясающий, очень харизматичный, много шутит, посвящает тебе стихи»

27.08.2009 | Барак Дафни | №29 от 24.08.09

Девушка по вызову Патриция Д’Аддарио о своих отношениях с премьер-министром Италии


Новый Казанова.
В Италии развивается скандал, связанный с любовными похождениями премьер-министра страны Сильвио Берлускони. Раньше ему не раз удавалось выходить сухим из коррупционных скандалов, он уходил от уголовного преследования, но теперь его обвиняют в сексуальных связях с несовершеннолетними, в прессе появились фотографии оргии на вилле премьер-министра. Против Берлускони выступила его жена. Все это может заставить непотопляемого «друга Сильвио» уйти в отставку. Скандал достиг апогея, когда стало известно, что одна из девушек по вызову, Патриция Д’Аддарио, записала на магнитофон свою интимную встречу с Берлускони и передала запись в суд. Международный журналист Дафни Барак взяла у нее интервью, проливающее свет на политическое закулисье, которое существует везде, но которое обычно удается скрывать от широкой публики




Патриции Д’Аддарио 42 года. Когда-то она была актрисой, но абсолютно неизвестной, позже стала элитной девушкой по вызову, а прославилась 17 июня 2009 года, когда во всеуслышание заявила, что ее дважды нанимал премьер-министр Италии Сильвио Берлус­кони. В первый раз ее пригласили на ужин, а 4 ноября 2008 года она провела с ним ночь. Берлускони отрицает это, говоря, что никогда не платил женщинам и знать ее не знает, но Патриция каким-то образом умудрилась записать на пленку доказательства обратного.
История выплыла наружу из-за судебного разбирательства по делу Джанполо Тарантини, итальянского предпринимателя, который способствовал этой встрече. Тарантини обвиняется в пособничестве проституции, а записи Патриции могут помочь разбирательству, поэтому суд их изъял. Позже они появились в прессе, вызвав международный скандал.
Из-за политических событий в Италии личная жизнь Патриции вдруг стала публичной. Настолько, что турецкая медиакомпания Ciner пригласила ее в Турцию в тот же день, когда Берлускони прибыл туда поддержать своего российского коллегу Владимира Путина, который приехал подписывать соглашения с турецким премьером Эрдоганом. Турецкие газеты свидетельствуют: Патриция затмила известных и могущественных — фотографии трех лидеров, пожимающих друг другу руки, теряются на фоне ее огромных снимков в откровенных вечерних платьях.
Специальная деталь для российских читателей, знающих о дружеских отношениях премьеров Италии и России. По словам Пат­риции, Берлускони при их встрече сказал ей в своей известной манере: «Я тоже приму душ. Если закончишь плескаться первой, подожди меня в постели Путина».

Могущественный и щедрый

Вы злитесь на Берлускони? Хотите ему отомстить за огласку?
Я не злопамятная. Я рассказываю только правду.

Вам не опасно сейчас быть в Италии?
Сейчас нет, и я не боюсь. До этого — да, боялась, потому что меня ограбили, а еще я попала в аварию, когда другая машина просто вытолкнула меня с дороги. К счастью, я не пострадала. Неделю назад кто-то проник в мой дом, украли нижнее белье, одежду, которая была на мне в те две ночи (на вилле Берлускони) в Палаццо Грациоли, все! Мобильный телефон, дневники, даже диски с музыкой. У меня есть очень дорогой телевизор, но его не тронули. Понятно, что искали что-то определенное, ту (магнитофонную) запись.
Один раз премьер-министр приезжал в Бари, где я была кандидатом в городской совет и имела право присутствовать на пресс-конференции. Все кандидаты прошли, а меня не пустили телохранители премьера, хотя он сам поприветствовал меня. Это были те самые телохранители, которые видели меня в Палаццо Грациоли!

Как вышло, что вы вдруг стали еще и политическим деятелем?
Это предложил Берлускони. Джанполо Тарантини спросил меня, и я в тот же день дала ответ. На следующий день позвонил секретарь Тарантини и сказал: послушай, жена Берлускони в ярости, об этом везде пишут, она не хочет больше видеть актрис и спортс­менок в Европейском парламенте. Мне сказали, что я должна отказаться от выборов в Европарламент.

Когда вы впервые встретились с Сильвио Берлускони?
В октябре 2008 года, я познакомилась с ним через одного друга, который представил меня Джанполо Тарантини. Я встретилась с ним в тот же день. Джанполо посмотрел на меня и сказал: «Ты прекрасно подойдешь, ты привлекательна, симпатична. Поедешь со мной в Рим». Потом он спросил меня о личной жизни. Для меня это был очень деликатный вопрос, потому что я подрабатывала в эскорт-услугах. Но я честно все рассказала. Через час Тарантини передал мне билеты на самолет, и я улетела в Рим. Он дал мне взять с собой два наряда. Он обычно говорил мне, что надевать.

Расскажите о встрече в Палаццо Грациоли.
Мы приехали туда вечером. Я была с Джанполо. Еще были водитель и две девушки. Когда мы подъехали, нас поприветствовали охранники. Мы прошли в большую комнату с огромным экраном, на котором Берлускони смотрел фильмы. Тут мы заметили еще двух молодых девушек, познакомились с ними. Всего было около 20 девушек.

О чем говорили премьер-министр и эти девушки?
Мы говорили обо всем понемногу, от политики до моды, потом посмотрели фильм о встрече «Большой восьмерки», с Берлускони, Бушем и его женой. Пока мы смотрели фильм, рядом крутился щенок, Фру-Фру, подарок Берлускони от Лоры Буш. Собака подошла, чтобы поиграть со мной, и Берлускони сказал: «Посмотрите только, какой он хорошенький!» Я погладила щенка, а Берлускони сел рядом, взял за руку и сказал: «Мы вместе поужинаем».
 Мы перешли в другую комнату, там был прекрасно накрытый стол. Салфетки были в форме бабочек — весь стол в бабочках. Он (Берлускони) уже многое обо мне знал, спросил: «Какие у тебя планы? О чем ты думаешь?» Я сказала, что задумала проект, связанный с моей семьей, но трудно одной все это организовать. Он сказал: «Вы будете предпринимателем». Казалось, что ему все это очень интересно. Потом мы сидели за столом, я разговаривала с певцом, а он смотрел на меня и вдруг сказал прямо, перед всеми: «Эта девушка из Бари не верит мужчинам, потому что разочарована в них. Но я заставлю ее поверить, что все мужчины разные, поэтому она улетит со мной на моем самолете». Меня немного разозлило, что он сказал, будто я больше не верю мужчинам. А он ответил: «Я все о тебе знаю».


Джанполо Тарантини обвиняется в пособничестве проституции, а записи Патриции 
могут помочь разбирательству

В первый же вечер он попросил меня остаться с ним, но я не захотела, хотя Джанполо нас­таивал. Мне должны были заплатить €2000 за этот ужин, но Джанполо дал мне только тысячу, потому что я не осталась на ночь. Я сказала: «Джанполо, мы не договаривались, что я останусь». Он же ответил: «Премьер хочет, чтобы ты осталась, значит, ты должна остаться». Но я отказалась, я уехала.

Второй раз вы встретились в исторический вечер: 4 ноября 2008 года.
Мы опять встретились в Палаццо Грациоли, и это была ночь выборов в США, когда был избран Барак Обама.

Опишите ту ночь.
Мы ели шоколадный десерт и фисташковое мороженое, потом мы пошли смотреть выборы на большом экране. Потом он сел на ручку моего кресла, провел рукой по моей щеке и сказал: «Ты знаешь, кого выбрали президентом Америки? Барака Обаму». Он рассказывал мне новости. А потом добавил: «Но я предпочитаю быть здесь, с тобой».

Что было утром?
Утром был огромный завтрак с кучей сладостей. Пирожные, круассаны, сливовый пирог, много всего. Я пила чай, а он кофе. Мы говорили на отвлеченные темы и вспоминали нашу ночь любви. Мы болтали и не выходили на улицу, потому что должны были приехать журналисты. Он вышел к ним, а я его ждала. Мы позавтракали вместе, и в 11 утра я уехала.

Кто-то сопровождал вас?
Премьер-министр отправил меня на своей машине с водителем.

Писали, что Берлускони хотел еще раз встретиться с вами и еще с одной девушкой и провести ночь втроем. Вы согласились?
Без комментариев.

За вторую ночь вам пообещали больше денег — ?5000. Так?
Он пообещал, что поможет мне решить мою проблему. Но я никогда не говорила с премьер-министром о деньгах. Их пообещал Джанполо. Но я подумала — он премьер-министр, он знал о моей проблеме, обещал помочь, он могущественный и щедрый. Почему я не должна доверять ему?

Настоящий кавалер

Вы считаете Берлускони привлекательным? Он делал какие-нибудь красивые жесты?
Он... Он потрясающий, очень харизматичный, приятный, много шутит, посвящает тебе стихи и даже шутки, причем все это не заготовки, а чистая импровизация. Он заставляет тебя почувствовать себя центром внимания. Он спросил меня, хотела бы я работать на телевидении или петь, танцевать. Я это делала с раннего детства, но для него я не выступала, хотя один раз он заставил меня встать и петь и танцевать с остальными. Я как будто оказалась в гареме.
Он расстроил меня тем, что пообещал и не выполнил одну очень личную вещь, касающуюся моего покончившего самоубийством отца. Шутить на такие темы — это нехорошо. Я думаю, что ему нужно было извиниться.

Что больше вас ранило: то, что Берлускони пообещал поучаствовать в вашей политической карьере и не выполнил обещания, или то, что он не сдержал слово, что поможет в вашем бизнесе с недвижимостью, или то, что вы не получили обещанные ?5000 за вторую ночь?
Дело не в деньгах. Надежда попасть в Европарламент — это все же не конверт с деньгами, другие, кстати, такие конверты получили, например, Барбара Монтереале.* * Модель из агентства по пошиву свадебных платьев, участница телешоу «Мужчины и женщины», которая была также приглашена на виллу премьера Берлускони, но, по ее уверению, до постели дело не дошло. Интервью с ней опуб­ликовала La Repubblica 20 июня 2009 г. Одно это обещание для меня много значило. Я поехала из любопытства. Когда же Берлускони спросил меня о том, что для меня важно, я рассказала о своих планах, связанных со строительством (виллы) в Бари. Он предложил прислать двух человек, чтобы они помогли мне. Но так и не выполнил своего обещания... Джанполо Тарантини говорил мне, что Берлускони хочет встретиться еще раз. Но я не захотела повторять все это, потому что один раз уже разочаровалась, я не хочу ждать, а потом опять быть приглашенной в палаццо в Сардинии или еще куда-нибудь. И еще я была очень подавлена из-за смерти отца.

Профессиональные тонкости

Патриция, как бы вы описали проститутку?
 Я к ним не отношусь, в тот (первый) вечер меня пригласили на ужин. Когда Берлускони попросил меня остаться в первый вечер, я не осталась. Но я уверена, что я была не единст­венной девушкой из эскорта, которая была там в тот вечер. И во второй тоже. Те, кто говорит обо мне как о проститутке, должны сначала посмотреть на себя. Я же ни копейки не получила. А другие, та же Барбара Монте­реале, получила ?10 тыс.! Но я получила очень важное для меня обещание, которое не выполнили.

Женщина, которая спит за деньги с мужчиной, — проститутка. А как назвать ту, которая спит с мужчиной, чтобы получить работу с большой зарплатой в политике или шоу-бизнесе?
Я не могу ничего сказать, я видела этих женщин, разговаривала с ними, там были актрисы и модели. У них хорошая карьера, они знамениты, и на самом деле им не нужно ужинать с Берлускони, чтобы что-то улучшить. Они уже состоялись как актрисы.

Когда вы решили выйти на свет с записями разговоров?
Я просто решила отдать записи в суд, больше я их никому не давала. Я отдала их под охрану, они опечатали все это. А потом кто-то сказал, что я передала записи прессе. Я повторяю: я больше никому их не передавала. Я не думала, что поднимется такой шум.

По поводу сделанных вами записей возникает — как бы это выразиться — один «логистический» вопрос: куда можно спрятать диктофон, когда вы занимаетесь любовью?
Для меня это норма — всюду брать диктофон и все записывать. У меня был негативный опыт с бывшим мужем, который бил меня и причинил мне много боли. Чтобы защитить себя, мне нужно было его разоблачить. Для этого нужны доказательства. Благодаря записям он отправился в тюрьму. Моя жизнь абсолютно изменилась.
Записи — это моя защита. Я не хочу никого шантажировать, как предполагает итальянская пресса. У меня были хорошие отношения с премьер-министром и с Джанполо Тарантини. Я чувствовала, что записи с ними будут просто дружескими. Они хорошо относились ко мне, а я к ним. Если бы меня не вызвали в суд, эта история никогда бы не выплыла наружу! И никто бы ничего не узнал.

И все же: почему вам пришлось передавать эти записи в суд? Ведь это вмешательство в вашу личную жизнь и в жизнь Берлускони. Почему это должно кого-то касаться?
Об этом стоит спросить судей. Я не могу ответить, потому что суд все еще расследует это дело, а я не имею права об этом рассказывать.

У вас тринадцатилетняя дочь. Как она ко всему этому отнеслась?
Элизабет... Она тяжело переносила все, и сначала разговаривала со мной односложными словами — из-за того, что обо мне и моей семье говорили. Говорили, что мой отец мафиози, что мой брат исчез при загадочных обстоятельствах, это было в новостях пятого канала.* * Телевизионный канал, которым владеет Сильвио Берлускони. Я была в ужасе, потому что все это неправда. Мой отец покончил с собой, когда банк отобрал у него все деньги и имущество из-за нашего проекта. Это же не значит, что он мафиози. А мой брат умер из-за врачебной ошибки: ему дали не те лекарства в больнице — и это привело к эмболии. Это же не значит, что он исчез при загадочных обстоятельствах. Я не могу повторять всю эту грязь. Я просто иду теперь вперед и помогаю своей семье. Моя дочь все поняла.

Быть в центре скандала — это одно, а жить после... Как вы видите свое будущее?
Моя жизнь изменилась. Понятно, что в Италии мне тяжело работать. Я не сдаюсь, у меня хватит мужества идти вперед. Я не искала славы, не хотела шума. Меня просто забросило в этот вихрь. Я единственная, кто сказал правду. Пусть другие стыдятся, а мне не стыдно. Даже за то, что я некоторое время работала в эскорт-услугах, я ведь делала это ради тех, кого люблю. Я делала это из-за отца — хотела выполнить обещание, которое дала ему.

Вы не пытались пробиться к Берлускони и сказать ему о своей боли?
Да, пыталась. Он сказал, что он не святой. Что ему жаль. Он хотел получить мое прощение. А потом он сказал, что не знает меня, что не помнит мое лицо. Очень тяжело такое слышать от человека , с которым провела ночь...

Вы ненавидите его?
У меня нет желания отомстить. Я никогда этого не желала, даже в отношении людей, которые больно ранили меня.

Если бы Сильвио Берлускони сидел перед вами, что бы вы ему сказали?
Я бы спокойно поговорила с ним и спросила: почему, почему меня выставили на по­смешище?


Дафни Барак
(Daphne Barak) — международный телевизионный журналист, которая делает интервью по эксклюзивным контрактам с рядом телеканалов США и Великобритании, среди которых CBS и Sky News, и других стран.

© Текст и фотографии предоставлены исключительно для опубликования на русском языке в журнале The New Times. Все права на перепечатку, использование частично или полностью принадлежат Daphne Barak и Daphne Barak Agency.

Перевод с английского Анны Макаровой, The New Times


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.