Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#События 2011

Второе пришествие Прохорова

29.12.2011 | Барабанов Илья , Бешлей Ольга | № 44-45 (229) от 26 декабря 2011 года


Второе пришествие Прохорова. Три месяца Михаил Прохоров был лидером «Правого дела». В июне он его громко возглавил, а уже в сентябре еще более шумно миллиардера из партии изгнали. Итог — 4 декабря «Правое дело» набрало 0,6% голосов, а Прохоров объявил о своем выдвижении в президенты. За причудливыми витками политической карьеры весь год следил The New Times

«Люди с ума сходят! И наверное, кто-то наверху, да и не кто-то, а тот же Владислав Юрьевич сошел с ума. Я-то по наивности своей думала, что мы создаем такое дело, которое поможет власти где-то опомниться, что-то увидеть. Может, до них не доносятся, что ли, эти голоса праведных людей, чистых и свободных?» — речь Аллы Пугачевой в здании Академии наук, где 15 сентября проходил съезд «Правого дела», стала одним из ярких выступлений 2011 года. Обличать Суркова примадонна начала после того, как стало ясно: Михаила Прохорова оттеснили от руководства «Правым делом», а партию захватила та же группа политтехнологов, что несколькими годами ранее не дала Михаилу Касьянову возглавить Демократическую партию России.

Краткий роман

Прохоров (состояние $18 млрд, 3-е место в российском и 32-е — в мировом рейтинге Forbes, владелец группы ОНЭКСИМ) возглавил партию 25 июня. «Мы должны позиционировать и вести себя как победители. Люди любят силу. Мы — вторая партия власти», — заявил он накануне на встрече с региональными лидерами «Правого дела». Как рассказывали источники The New Times в окружении Прохорова, бизнесмен-политик собирался истратить на предвыборную кампанию практически не существующей в электоральном сознании партии личных $100 млн и еще столько же собрать по коллегам из бизнес-сообщества. Имена называются самые разные — от региональных партнеров «Норильского никеля» до засвеченных на публике миллиардеров: Сулеймана Керимова (состояние $7,8 млрд, 19-е место в российском и 118-е в мировом списке Forbes, главная компания — финансово-промышленная группа «Нафта-Москва») и Александра Мамута (состояние $2,3 млрд, 42-е место в российском и 512-е в мировом рейтинге Forbes, владелец 50,1% акций «Евросети»), оба являлись главными консультантами Прохорова-политика.

Цели ставились самые амбициозные: до 15% голосов на парламентских выборах. Если удастся преодолеть планку 15% и более, то партия должна будет выставить своего претендента на пост президента России, считал Прохоров; при результате 10–12% — должна торговаться за министерские портфели и другие руководящие посты в правительстве и Государственной думе.

Однако уже спустя три месяца стало ясно: Кремль не заинтересован в попадании «Правого дела» в Думу. 15 сентября, накануне съезда, который должен был утвердить его во главе предвыборного списка, Михаил Прохоров сообщил: «в последние две недели или десять дней» на него начали оказывать давление из Кремля. «Все без исключения руководители региональных отделений или делегаты съезда были вызваны в местные администрации. С кем-то губернатор говорил, с кем-то — замгубернатора по идеологии, — сказал он в эфире «Эха Москвы». — И всем настоятельно рекомендовали не голосовать за кандидатуру главы фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана в федеральный список». В интервью The New Times екатеринбургский борец с наркодилерами подтвердил: Кремль требует его исключения из федерального списка партии «Правое дело». Несколькими днями ранее Ройзман впервые в своем блоге признал, что на партию началось давление с целью вычеркнуть его из списков, и указал на источник проблемы. «А кто решение принимал?» — спрашиваю. Серьезный чиновник посмотрел на меня и показал глазами на портрет на стене. «Вот ни хрена себе, думаю, чем же это мог так насолить маленький и скромный Евгений Вадимович великому и могучему Дмитрию Анатольевичу?!» В интервью The New Times Ройзман сказал: «Впервые Михаил (Прохоров. — The New Times) позвонил мне с тем, что у Кремля возникли по моему поводу вопросы, недели две назад». То есть сразу после 29 августа, когда Дмитрий Медведев на встрече с лидерами политических партий заявил о недопустимости прохождения в Думу кандидатов с судимостями.

Раздвоение

Вечером 13 сентября, накануне дня открытия съезда «Правого дела», Михаил Прохоров предпринял последнюю попытку уладить конфликт: встретился с первым заместителем главы администрации президента Владиславом Сурковым и замначальника управления внутренней политики АП Радием Хабировым, который отвечает за партстроительство. Одновременно в СМИ утекла информация, что делегаты съезда готовы отказаться от своего лидера. 14 сентября миллиардер в здании Академии наук так и не появился, заявив дистанционно о рейдерском захвате партии. 15 сентября съезд раздвоился: в Центре мировой торговли бывшие лидеры Демпартии Андрей Дунаев и Андрей Богданов устанавливали контроль над обломками «Правого дела», а Прохоров с немногочисленными соратниками устроил «благородное собрание» в Академии наук.

События 15 сентября в здании Академии наук, наверное, займут особое место в новейшей политической истории. Выступление уже бывшего лидера «Правого дела» свелось к обличению кремлевского идеолога Владислава Суркова, которого он назвал инициатором рейдерского захвата партии. Прохоров назвал Суркова «кукловодом» и обвинил его в том, что тот дезинформирует руководство страны, за что должен быть отправлен в отставку: имен самого этого «руководства», которое отлично было информировано о ситуации, не произнес. Приехавшая поддержать Прохорова Алла Пугачева предположила, что Сурков сошел с ума. Иван Стариков предложил разогнать все управление внутренней политики администрации президента. Почетные гости съезда — Леонид Ярмольник, Павел Бардин, Павел Лунгин, Андрей Макаревич, Игорь Верник — аплодировали словам об отставке Суркова, но, кажется, не до конца понимали, что происходит в зале. В кулуарах Ирина Ясина поделилась с The New Times: «Впервые за долгие годы в России у кого-то отросли яйца, и он не постеснялся это продемонстрировать».


Кремль, подумав, выдвинул Прохорова в президенты, пытаясь аккумулировать протест


Из Кремля выпады Михаила Прохорова в адрес Владислава Суркова прокомментировали весьма иронично: «Видимо, его странные заявления связаны с душевными переживаниями из-за собственных ошибок и неудач. Прохоров перепутал съезд с корпоративом, на котором выступают проплаченные артистки». Члены тандема ситуацию не комментировали, хотя и следили за ее развитием. Как сказал в кулуарах Борис Надеждин: «Медведев злится, а ВВ ржет». Уже 16 сентября на Центральном телевидении началась классическая кампания по травле Прохорова и его соратников. В вечернем прайм-тайме на НТВ вышел обличающий Евгения Ройзмана фильм «Неправое дело». Уже в декабре, после новости о выдвижении Прохорова в президенты, появилась информация, что на Ройзмана свердловским УФСБ может быть заведено уголовное дело по статье 282 (экстремизм).

Новый виток

10 декабря на Болотной площади собралось более 50 тыс. протестующих, недовольных фальсификациями 4 декабря. Владислав Сурков назвал манифестантов «рассерженными горожанами», а Кремль, подумав, выдвинул Прохорова в президенты, пытаясь аккумулировать протест. «Это Путин», — сказал Прохоров и заметно для собеседника побледнел. Встал, вышел. Минут через десять вернулся в приподнятом настроении: «Все в порядке, попросил баллотироваться в президенты. А я уж думал, у меня проблемы» — так собеседники The New Times описали «механизм» принятия решения о выдвижении миллиардера.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.