Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Высшая арифметика выборов

04.02.2008 | Барабанов Илья , Васюнин Илья | № 05 от 04 февраля 2008 года

Минус Касьянов плюс Богданов — кто в уме?

На фоне полного отсутствия политической интриги перед голосованием 2 марта единственная имеющаяся загадка — арифметическая. Проблему «распила» голосов россиян исследовал The New Times

После того как ЦИК отказал в регистрации экс-премьеру Михаилу Касьянову, число кандидатов на пост президента России сократилось до четырех. Сам Касьянов и большинство экспертов сошлись на том, что решение ЦИКа было скорее политическое, чем правовое. Поверить в то, что поданные Касьяновым подписи менее достоверны, чем подписи от главы Демпартии Андрея Богданова, довольно сложно. Зампред ЦК КПРФ Иван Мельников даже предположил, что в Кремле просто опасались, как бы люди в регионах не перепутали преемника Дмитрия Медведева с Касьяновым и не отдали последнему свои голоса, решив, что именно он ставленник Владимира Путина. Учитывая общую аполитичность населения, такая версия имеет право на жизнь.

Хотя будущий президент уже известен (победу Дмитрия Медведева в первом же туре под сомнение никто, включая его конкурентов, не ставит), процедуру голосования хотя бы формально провести надо. Как надо и убедить наблюдателей, что выборы были демократичными и конкурентными. Правда, о демократичности, после того как в Мордовии в минувшем декабре 103% проголосовали за «Единую Россию», говорить трудно. Для обеспечения же конкурентности президентская администрация рекрутировала двух проверенных бойцов — лидеров КПРФ и ЛДПР Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского, которых назвать новичками предвыборных баталий язык не повернется, и мало кому известного Андрея Богданова, собравшего со своей Демпартией 90 тысяч голосов на парламентских выборах в декабре.

Тень несогласных

За время, пока Богданов находится в политике, он успел поработать почти со всеми «несогласными». В политику нынешний лидер ДПР пришел в 1990 году, вступив в ряды незадолго до того созданной Демократической партии. (Члены ДПР называют ее старейшей партией России.) У основания партии стояли известные в демократическом движении фигуры: Николай Травкин (ставший первым председателем), Геннадий Бурбулис, Гарри Каспаров.1 Нынешние выборы будут шестыми для Богданова. Первый раз он баллотировался в Госдуму еще в 1993 году. Демократическая партия в парламент прошла, однако сам он депутатом не стал. Успех ДПР развить не удалось. Николай Травкин ушел на административную работу, партию решили распустить. «Де-факто партия прекратила свое существование в 1994 году, — говорит сейчас Николай Травкин. — К сожалению, тогда я не довел дело до конца — нужно было собрать съезд и официально распустить ДПР. В итоге партии не стало, а регистрационные документы пошли по рукам».

В 1995 и 1997 годах Андрей Богданов неудачно баллотировался в Мосгордуму. Не реализовавшись на политическом поле, ушел в политтехнологи — в штаб партии власти. В 2001 году, после слияния «Отечества — Вся Россия» с «Единством», Богданов работал в штабе единороссов под командованием своего нынешнего заместителя по ДПР Вячеслава Смирнова. В 2003-м нынешний кандидат в президенты пытался проскочить в парламент по спискам карликовой партии «Русь». Результат — 0,24% голосов. Неудача заставила Богданова окончательно вернуться в ДПР, и в 2005 году он стал ее лидером — после скандальной истории с попыткой Михаила Касьянова возглавить эту структуру. Последняя попытка Богданова хоть кудато избраться датируется декабрем 2007 года, когда ДПР заняла последнее место, набрав 0,13% голосов.2

Причуды деления

Учитывая результаты Богданова, он вряд ли сможет и 2 марта набрать больше 1% голосов. Другое дело — Зюганов с Жириновским. Свой лучший результат лидер КПРФ показал во втором туре президентских выборов 1996 года — 40,41% (в первом туре за него проголосовали 32,04%). В 2000 году, когда Владимир Путин избирался на первый срок, Зюганов занял второе место с 29,21% голосов. В 2004 году он выборы бойкотировал, а от КПРФ в президенты шел Николай Харитонов (13,69% голосов избирателей). Наконец, на парламентских выборах в декабре коммунистов поддержали 11,57%.

Лучший результат Владимира Жириновского — 7,81% голосов — был получен в далеком 1991 году. На следующих президентских выборах цифры были скромнее: 5,7% и 2,7% в 1996 и 2000 годах соответственно, и оба раза — пятое место. На этот раз лидеру Либерально-демократической партии, которая в декабре набрала 8,14%, гарантировано третье место. Мало того, по данным прокремлевских социологических контор ФОМ и ВЦИОМ Жириновский может даже обойти Геннадия Зюганова и занять второе место.

Самый сложный вопрос — сколько голосов наберет главный кандидат Дмитрий Медведев. Побеждая в первом туре, Медведев, скорее всего, «зависнет» между двумя путинскими показателями — 52,94% в 2000 году и 71,2% в 2004 году, когда тот переизбирался на второй срок. Если Медведев на первых же своих выборах наберет больше, чем Путин при переизбрании, неизбежно всплывет вопрос о том, кто же более легитимен и кто на самом деле «национальный лидер». При этом, загоняя Медведева в рамки меньше 70%, кремлевским идеологам приходится учитывать нанорейтинг Богданова и думать, как распределить остающиеся 30% между Жириновским и Зюгановым так, чтобы ни тому ни другому не дать слишком много. «Верхняя планка — 64%, больше он не должен набрать, так как это будет означать, что он популярнее путинской партии «Единая Россия» и популярнее Путина, — говорит политолог Дмитрий Орешкин. — Поэтому перед глубинкой будут поставлены такие рамки — 50–64%. Но насколько губернаторы поймут задачу, неясно. Смогут ли люди из Кремля объяснить им, что не надо накручивать? Вопрос, сколько будет процентов у Жириновского и Зюганова и кто займет второе место, абсолютно праздный. Региональную элиту это не интересует. Ну будет у Зюганова 9,5%, а у Жириновского — 8,7%, а может, будет наоборот». Но в этой логике есть существенный пробел: суммируя предсказываемые Дмитрием Орешкиным результаты, легко увидеть, что «провисают» более 15% голосов. То есть либо либерал-демократ, либо коммунист должен получить существенно больше. Скорее всего, и тому и другому удастся набрать больше, чем их партиям 2 декабря.

«Главная особенность этой кампании — некая математическая ловушка, создавшаяся из-за того, что так мало кандидатов. Их четверо, и один вообще находится в пределах статистической погрешности, — говорит политолог, член Общественной палаты Дмитрий Бадовский. — В предыдущие кампании, даже в 2004-м, во время переизбрания Путина, было большее распыление голосов. А теперь получается такая альтернатива: либо Медведев получает количество голосов, сопоставимое с результатами Путина, либо много голосов получат Зюганов и Жириновский». По мнению Бадовского, если Зюганов и Жириновский получат по 15–17%, это теоретически может способствовать их серьезному политическо-имиджевому усилению. При других вариантах, если их показатели будут примерно такими, как результаты партий в декабре, Медведев получит больше 70%. «Тут вопрос возникает: как отразится сверхвысокий результат Медведева на его отношениях с Путиным и его легитимности», — объясняет Бадовский.

Есть, впрочем, и другие мнения на этот счет. Заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что ничего страшного в сверхпопулярности Медведева для Путина нет, и преемник вполне может побить рекорд 2004 года. «Максимальное количество процентов, которое наберут оппоненты Медведева — 25% на всех, из них полпроцента у Богданова, — говорит Макаркин. — Таким образом, Медведев может получить около 75%». С ним согласен и директор Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов: «Если кандидаты-конкуренты Медведева проведут нормальную кампанию, они могут получить процентов по 10 —15». «Медведев должен получить максимальное политическое влияние, и оснований говорить о политической ревности нет, хотя мысли о том, что преемник не должен получить больше, чем «Единая Россия» с Путиным во главе в декабре, конечно, обсуждались, — говорит Виноградов. — Но большинство людей все равно не помнит, сколько набрал Путин в 2004 году, так что высокий процент Медведева вряд ли может повредить имиджу уходящего президента».

По мнению экспертов, платформа для победы Медведева будет выстроена в тех же регионах, где безоговорочный триумф праздновала в декабре «Единая Россия». «Как и на парламентских выборах, зоны повышенной электоральной активности — Чечня, Дагестан и т.д. — будут работать на всю катушку. В городах у нас проживает 75%, на селе — 25%. То есть повышение явки в городах на 1% важнее в три раза, чем повышение активности в сельской местности, — говорит Дмитрий Орешкин. — Выборами занимаются Собянин и Сурков, лояльные к Медведеву, поэтому не думаю, что состав кандидатов — это заведомое ослабление его и лишение легитимности. С юридической точки зрения все хорошо — четыре кандидата, а кто они, никого не волнует». Алексей Макаркин также считает, что в таких регионах, как Чечня и Ингушетия, без электоральных чудес и в этот раз не обойдется. «За кандидата от партии власти проголосует все взрослое население региона, — считает Макаркин. — Местному начальству нельзя показать результат худший, чем набрала «Единая Россия» в этих регионах. Потому что это будет странно: на парламентских выборах один результат, а на президентских у кандидата от этой же партии — другой. Поэтому Медведев в регионах будет получать от 65 до 75%. В тех регионах, где «Едро» показало максимальные результаты, Медведев получит больше 75%». «Руководители регионов попали в своеобразную ловушку: назад дороги нет, надо ориентироваться на те цифры, которые были у «Единой России» на парламентских выборах. Но при этом политическая конкуренция на президентских выборах значительно ниже, нет такой остроты противостояния, — говорит Дмитрий Бадовский. — И региональные лидеры даже могут получить окрик из Кремля, чтобы не злоупотребляли админресурсом».

Накануне каждого электорального цикла «ЛевадаЦентр» проводит опрос: намерены ли россияне участвовать в голосовании? С 2003 года по 2007 год процент тех, кто уверен, что от их голоса ничего не зависит, вырос с 24 до 39%.
ВЦИОМ уже выбрал
На пресс-конференции в Москве гендиректор государственной социологической службы ВЦИОМ Валерий Федоров заявил, что 2 марта за первого вице-премьера Дмитрия Медведева проголосуют 74,8% избирателей. «Это примерно столько же, сколько получил Владимир Путин в 2004 году», — подчеркнул социолог. В прогнозе директора ВЦИОМа Геннадию Зюганову отдается 12,8%, а Владимиру Жириновскому — 11,5% голосов избирателей. Четвертый кандидат, лидер ДПР Андрей Богданов, должен набрать, по мнению Федорова, 0,9%.

____________________________
1 Когда Каспаров возглавил Московское отделение Демпартии, Богданов стал его заместителем по работе с молодежью.
2 По данным ЦИК, за ДПР проголосовали 89 780 человек, при том что Федеральная регистрационная служба заявляет о наличии в рядах партии 71 903 членов. То есть даже если бы за ДПР проголосовали все партийцы со своими родственниками, результат и то был бы выше.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.