Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Парижский цирюльник

04.02.2008 | Миазмиски Дмитрий | № 05 от 04 февраля 2008 года

Кто увел миллиарды «Сосьете женераль»?

Все трейдеры поступают так. Жером Кервьель, молодой человек 31 года отроду с невыразительным профилем, трейдер третьего по величине французского банка «Сосьете женераль», где он зарабатывал 100 тысяч евро в год, сумел облегчить своего работодателя на внушительную сумму — 4,9 млрд евро. Причем деньги он не положил в свой карман, а банально проиграл, обманув сложную иерархическую структуру, в которой трудился

Грубое вторжение Жерома Кервьеля во французскую и даже мировую реальность вызвало шок и волну недоверия в финансовых и политических кругах. Его фото, найденное в интернете, было опубликовано всеми газетами. Его блоги также были опубликованы, что прибавило ему славы. Когда трейдер исчез на несколько дней, это вызвало массу фантастических предположений, но в результате он неожиданно сам явился в полицию, чтобы объясниться.

Парижский цирюльник

Для национального и мирового скандала обстановка была самая благоприятная: во Франции вопрос покупательной способности низших слоев и среднего класса чувствителен, как никогда. Достаточно представить себе сам факт огласки такого хищения, беспрецедентный размер денежной суммы, открытие для широкой публики тайного мира финансов, совершенно непохожего на обычное производство, чтобы понять, почему Жером Кервьель стал сенсацией № 1. Его история — это история простого человека, сына кузнеца и парикмахерши, который оказался в центре беспрецедентного скандала. Это и история системы, которая казалась необычайно могущественной, но не устояла перед двумя руками и компьютером.


Жером Кервьель, сын парикмахерши и кузнеца, решил настричь купоны, а теперь его заковали

Игрок Кервьель взломал все системы безопасности еще в 2005 году. Одно из объяснений его успеха — в предыдущей работе: когда он устроился в банк в 2000-м, то начинал свою карьеру в бэк-офисе, где контролируются и регистрируются все операции. Там он и узнал все способы, позволяющие скрыть свои действия и обойти систему. Как объясняет директор банка Даниэль Бутон, Кервьель отправлял поручение на покупку и «прятал» его с помощью другого фиктивного поручения на продажу. Трейдер выступал на всех европейских фондовых рынках, торговал фьючерсами и опционами, которые позволяют получать значительную прибыль. Но точно так же можно потерять большие деньги, если у вас не хватит интуиции. Использование этих рискованных инструментов объясняет тот факт, что страшные потери произошли буквально за три дня, после обнародования его операций банком «Сосьете женераль» в пятницу, 18 января. Потери от 1,5 млрд дошли очень быстро до 4,9 млрд евро. Однако адвокаты Кервьеля утверждают, что сальдо его операций было позитивным еще 31 декабря и равнялось приблизительно 1,4 млрд евро. Адвокаты во всем обвиняют банк, который поспешил отказаться от всех своих финансовых обязательств.

Рутинная проверка не только показала, что в рискованных операциях Кервьеля крылась аномалия, но и позволила докопаться до других его операций, в частности, до поручений на покупку приблизительной стоимостью 50 млрд евро. «Некто создал предприятие, скрытое в нашем зале продаж, предприятие в предприятии», — заявил г-н Бутон. Столкнувшись с кризисной ситуацией, руководство банка решило действовать быстро, чтобы продать контракты, купленные своим трейдером, разделив их на множество траншей и выставляя в течение трех дней, пытаясь одновременно сохранить все в тайне: ведь речь шла не только о репутации, но и о выживании самого учреждения. В тайну были посвящены только управляющий Банком Франции и генеральный секретарь Службы финансовых рынков — АМF. Правительство и даже президентская администрация были проинформированы о произошедшем лишь в среду.

Кто платит

Даниэль Бутон и его заместитель подали администрации банка прошение об отставке, которое было отвергнуто. Они оба на шесть месяцев отказались от зарплаты и бонусов за 2007 год, возможно, надеясь, что это станет искупительной жертвой и поможет выйти из кризиса. Эту меру публично одобрил французский президент Николя Саркози. Впрочем, важнее было огласить экстренные меры, принятые банком.

Усилия администрации не увенчались успехом. По отношению к «Сосьете женераль» тут же возникло недоверие. Разве не проявило руководство банка невероятную беспечность по отношению к одному из своих служащих? А может быть, там все системы контроля никуда не годились, что и сделало их уязвимыми для продвинутых хакеров? А может быть, и того хуже: «Сосьете женераль» решил возложить ответственность на одного человека, чтобы скрыть свои ошибки в управлении, ведь котировки акций банка упали за год на 40%. Эта последняя догадка была вызвана объявлением, почти совпавшим с кражей, о потере 2 млрд евро в ходе кризиса ипотечного кредитования. Самые безжалостные обозреватели пошли еще дальше в своих подозрениях относительно дирекции банка и задали следующий вопрос: не спровоцировал ли «Сосьете женераль» биржевой мини-крах понедельника, который заставил американскую Федеральную резервную систему снизить учетную ставку.

В интервью газете «Фигаро» глава банка г-н Бутон заявил, что только трейдер несет ответственность за все эти несчастья. Он категорически отвергает возможную ошибку со стороны «Сосьете женераль»: «Вы полагаете, что мы перетащили в новую дыру потери от первой дыры? Это объяснение не работает ни технически, ни финансово». Ближайший экономический советник Николя Саркози Реймон Суби нашел «удивительным, что одно частное лицо» может выбросить на рынки столько денег. Однако на допросе в финансовой полиции Жером Кервьель отрицал наличие сообщников и взял всю ответственность на себя. Он утверждает, что скрывать суммы, реально вовлеченные в сделки, — это общая практика всех трейдеров.

Ник Лисон — самый известный трейдер-неудачник. В начале 90-х пришел в старейший английский банк Barings, управлявший в числе прочего сбережениями английской королевской семьи. С 1992 года, возглавив торговлю на фьючерсном рынке в сингапурском отделении банка, занимался спекулятивными операциями, которые первоначально принесли банку серьезный доход. Однако из-за отсутствия должного контроля за действиями трейдера и грамотного риск-менеджмента Ник Лисон сумел в течение трех лет скрыть свои дальнейшие убыточные операции. Началом конца стала крайне рискованная операция Лисона в середине января 1995 года, принесшая громадный убыток из-за землетрясения в Кобе, которое привело к значительному падению акций. Дальнейшие попытки трейдера исправить ситуацию приводили лишь к увеличению «дыры». 23 февраля Ник Лисон сбежал из Сингапура, но через неделю был арестован и заключен в тюрьму, из которой вышел в 1999 году. Сидя в тюрьме, Ник Лисон написал автобиографическую книгу Rogue Trader («Трейдермошенник»), по которой вскоре был снят одноименный фильм. Сейчас Ник Лисон занимается торговлей на Forex и выплачивает долги по суду, а банк Barings, ущерб которого составил 1,4 млрд долларов, еще до ареста Ника Лисона объявил о банкротстве и был продан за символический фунт стерлингов голландскому ING.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.