Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Amnesty National

04.02.2008 | Докучаев Дмитрий | № 05 от 04 февраля 2008 года

Почему провалилась налоговая амнистия?

Легализация со знаком минус. Российские власти подвели итоги налоговой амнистии и сочли их едва ли не блестящими. Разобравшись в проблеме, The New Times пришел к прямо противоположному выводу: амнистия провалилась

Финансовые органы подвели официальные итоги налоговой амнистии, которая длилась с 1 марта по 31 декабря 2007 года. Результаты оказались весьма скромными. Граждане страны, ранее укрывавшие свои доходы, принесли в казну налогов на сумму 3,67 млрд рублей. Это значит, что за все предыдущие годы легализовано лишь 30 млрд теневых рублей. Капля в море для страны, где полтора десятилетия практикуются зарплаты в конвертах и серые схемы в бизнесе. Тем не менее Министерство финансов уже выразило удовлетворение итогами амнистии, назвав итоги кампании по упрощенному декларированию доходов (так это называется официально) вполне достойными.

Хорошая мина

Понятно, что это не более чем хорошая мина при плохой игре: 80% всех доходов по амнистии были задекларированы буквально в последний момент — в конце декабря, а до этого цифры легализации и вовсе выглядели жалко. Аналитики считают полученные по амнистии результаты полным провалом. Так, Антон Струченевский из ИК «Тройка Диалог» напоминает, что, даже по официальным оценкам Росстата, почти 20% валовой добавленной стоимости создается в теневом секторе. А это ни много ни мало — 6,5 трлн рублей. «Получается, что, пока шла амнистия, вне зоны налогового контроля оказались гораздо большие суммы никем не учтенных доходов», — отмечает аналитик.

И это еще мягко сказано, если учесть тот факт, что, когда соответствующее законодательство принималось, в установках Минфина фигурировали совсем другие цифры предстоящей легализации: 200–300 млрд рублей. Теперь об этом предпочитают не вспоминать. А замминистра финансов Сергей Шаталов утверждает, что никаких количественных планов по сбору подоходного налога в рамках амнистии не существовало, а главным было «подвести черту под временем рваного налогового законодательства».

Единожды солгал

Сама процедура налоговой амнистии была максимально упрощена. Положения закона позволяли физическим лицам и индивидуальным предпринимателям легализовать полученные до 1 января 2006 года доходы, с которых не были уплачены налоги. Для этого достаточно было внести 13-процентный декларационный платеж с этих доходов. Причем в налоговые органы не требовалось предоставлять документы об источниках доходов, дабы «не светиться». Человеку, решившемуся на легализацию, достаточно было прийти в любой банк и заполнить там специальную форму с указанием фамилии и назначения платежа. Далее средства на счета Федерального казначейства перечислялись уже обезличенными — без указания фамилий. Запрашивать информацию о декларационных платежах запрещено, равно как и использовать их в качестве обвинения по уголовным и административным делам. Зато лицо, задекларировавшее свои доходы, формально может обезопасить себя на будущее от возможных претензий налоговиков за финансовые грехи прошлых лет.

Однако даже столь простой механизм налоговой амнистии не побудил граждан воспользоваться им в массовом порядке. Причин тому несколько. Прежде всего это «дыры» в законодательстве, которые были очевидны специалистам еще на стадии его принятия. В частности, амнистия не освобождает от ответственности за «параллельные» экономические преступления. То есть если при получении легализованного дохода человек нарушил правила осуществления, скажем, валютных операций, его могут привлечь уже по другой статье. Коллизия может заключаться и в том, что сам гражданин, к примеру, посчитал сокрытыми 100 тысяч рублей, а налоговики могут ему инкриминировать 200 тысяч, и за оставшуюся в тени разницу он будет отвечать по всей строгости закона.

Еще одна законодательная тонкость связана с тем, что лицо, пожелавшее легализовать зарплату в конверте, одновременно «сдает» налоговикам и своего работодателя, и своих коллег, которые также получали «черный нал», но не склонны были об этом заявлять. Еще одна причина провала амнистии в том, что капитал явно был не до конца уверен в благосклонности государства. Известно, что данные о бывших нелегальных доходах будут еще некоторое время храниться в госструктурах. При таком раскладе никто не застрахован от внимательного интереса налоговых органов к тем, кто уже «единожды солгал». Громкие налоговые дела, возникающие у нас в стране с завидной регулярностью, — лучшее тому свидетельство. Кроме того, утечки из баз данных разных госорганов происходят регулярно, а кому захочется, чтобы сведения о его доходах оказались обнародованными через пиратские диски или интернет?

Цена сговорчивости

Наконец, продвижение мероприятия со стороны государства оказалось крайне слабым. Практически не было никакой рекламы налоговой амнистии — как распространяющейся по каналам массмедиа, так и наружной. Никто не призывал с экранов телевизоров и страниц газет «заплатить налоги и спать спокойно».

Вот и получилось, что подавляющему большинству граждан налоговая амнистия в таком виде просто оказалась не нужна. Фактически в том, чтобы ею воспользоваться, были заинтересованы лишь люди, в отношении которых уже возбуждены уголовные дела за неуплату налогов. Если обвинительный приговор не вступил в законную силу, есть шанс, что их простят. Наверняка большая часть легализованных миллиардов — их рук дело.

Государству эта налоговая амнистия по большому счету тоже не очень-то нужна: считается, что капиталы и так стабильно притекают в Россию, бюджет ломится от нефтедолларов, а объемы золотовалютных резервов бьют все рекорды. В этих условиях жалкие крохи от физических лиц казну не очень-то интересуют. С другой стороны, практика взаимодействия государственных органов с некоторой частью бизнеса свидетельствует: власть вовсе не заинтересована в том, чтобы дарить всем индульгенцию. Прошлые налоговые грешки могут очень сильно помочь в том, чтобы сделать людей сговорчивыми в сегодняшних политических раскладах.

История вопроса
В 1993 году Борис Ельцин подписал указ «О налоговой амнистии». Тем, кто скрывал доходы от налогообложения, предлагалось заплатить их в полном объеме в обмен на отказ от карательных санкций. Акция бесславно провалилась, поскольку налоги были тогда непомерно высоки для бизнеса, чтобы их добровольно платить, а государство недостаточно сильно, чтобы эффективно карать нарушителей. Затем Ельцин выступил на заседании Совета Федерации в 1997 году с предложением провести амнистию беглых капиталов под 10-процентную уплату налога. Позже эту мысль в том или ином виде озвучивали руководители налоговых ведомств. Однако амнистия так и не была реализована. Летом 2002 года президент Путин посоветовал бизнесу без всяких предварительных условий возвращать капитал из офшоров, произнеся при этом ставшую знаменитой фразу: «Замучаетесь пыль глотать». А год спустя Путин назвал амнистию правильной идеей, но усомнился в том, что ее можно провести «абсолютно корректно юридически и политически, чтобы общество согласилось с таким решением». Затем президент все-таки изменил свой взгляд на амнистию, судя по тому, что призыв к легализации доходов был включен им в текст обращения к Федеральному собранию в 2005 году. Но лишь год спустя соответствующее законодательство было принято Государственной думой.
Как это делали другие
В 1988 году амнистия была объявлена в Ирландии . Налогоплательщикам было дано 10 месяцев на легализацию доходов. Одновременно власти увеличили количество налоговых чиновников и начали публиковать имена нарушителей в газетах. Сумма вернувшихся средств составила 2,5% от ВВП и в 15 раз превысила плановую, что позволило правительству покрыть бюджетный дефицит. В 2001–2002 годах прошла налоговая амнистия в Италии . Там гражданам выдавали специальные сертификаты конфиденциальности, гарантирующие их держателям безусловный отказ от преследования. За год был амнистирован 61 млн евро, а налоговые поступления возросли на 6,5%. В Казахстане в 2001 году принято решение уничтожить все налоговые декларации за предыдущие годы и позволено всем желающим в течение месяца перевести укрытые от налогообложения суммы на специальные банковские счета. Компенсация за легализацию не взималась. В результате из тени было выведено около 500 млн долларов — свыше 8% национального ВВП. В Германии амнистия была проведена в 2004 году. Всем, кто предыдущие 10 лет уклонялся от уплаты налогов, разрешалось легализовать капитал, уплатив в казну 25% возвращаемой суммы. Кампания принесла в бюджет страны 1,1 млрд евро. В 2004 году налоговую амнистию для физических лиц провела Бельгия . Гражданам предлагалось либо задекларировать средства, хранящиеся за рубежом (заплатив налог 9%), либо инвестировать их в экономику Евросоюза на срок не менее 3 лет (налог снижался до 6%). Результатом стала легализация почти 500 млн евро.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.