Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Урок византийства

04.02.2008 | Богомолов Юрий | № 05 от 04 февраля 2008 года

Архимандрит Тихон на службе имперского кино

Фильм «Гибель империи. Византийский урок» , показанный по каналу «Россия», представляет идеологизированную, а потому грубо перевранную версию истории Византийской империи. Архимандрит Тихон (Шевкунов), ведущий и автор текста, взял на себя роль государственного идеолога: крушение Византии, с его точки зрения, спровоцировали иностранцы, олигархи, недоработки в политическом «преемничестве». The New Times проанализировал политическую и историческую начинку фильма

Архимандритом Тихоном неспешно изложены сведения о государственном устройстве средиземноморской державы, о господствующей в ней роли православия, ее внешней и внутренней политике на протяжении целого тысячелетия, порядках и нравах, бытовавших в империи. Наконец, о ее бесславном, но не бессмысленном конце.

Перед человеческой цивилизацией Византийская империя имеет одно оправдание. Она создала «Русь, Россию, духовную преемницу Византии». За это ей и ее многочисленным императорам, духовным лицам, полководцам и солдатам спасибо. Теперь дело за тем, чтобы не повторить ее основополагающих ошибок.

В конспективном изложении клубок проблем, с которыми имели дело рамеяне (византийцы тогда еще не знали, что они византийцы), выглядит следующим образом.

Олигархизм и алкоголизм

Императорам все время приходилось не на жизнь, а на смерть бороться с олигархами и магнатами. Не все императоры были достойны своего высокого звания. Не все преемники оправдывали надежды своих предшественников. Коррупция и подкуп среди губернаторов. Пропасть между уровнями жизни в богатеющей столице и нищающих провинциях. Непродуманные реформы. (В порядке иллюстрации режиссер нам показывает, как посреди улицы современного города водитель меняет колесо.) Сепаратизм. Алкоголизм. Демографические проблемы. Интеллигенция предала забвению семейные ценности. (В порядке иллюстрации: при каком-то императоре из 150 интеллигентов только 25 обзавелись семьями.) А еще обострился национальный вопрос: в братской семье византийских народов этнические греки стали претендовать на свою исключительность. Ко всему ситуацию усугубили происки варварского Запада, исходящего завистью и ненавистью к богатству как материальной, так и духовной культуры рамеян.

Что особенно было невыносимо для западных варваров, с точки зрения Тихона, так это господствовавшее в Византии «неповрежденное христианство», коим являлось и является православие. Отсюда покушения на святая святых страны — на веру в Бога плюс многочисленные попытки католической церкви подчинить себе православных иерархов, которые, в конце концов, увенчались успехом: была подписана Уния 1274 года о присоединении православной церкви к римскому папству, и с этого мгновения падение сверхдержавы оказалось предрешенным.

Тихон и Михаил

Чем дальше мы идем вслед за архимандритом Тихоном в лес обстоятельств византийской истории, тем явственнее начинаем осознавать, что пребываем в непроходимой чаще политических и геополитических реалий современного мира, представленных, разумеется, с определенной позиции.

Позиция эта телезрителям знакома по проекту «Большая игра». Он демонстрировался в эфире Первого канала непосредственно перед думскими выборами. В нем рассказывалось о том, как терпела и страдала уже сама Российская империя — наследница и преемница великой Византийской империи. Только там в основном россиянам «гадили» англичане. А рамеянам несколькими веками ранее досаждали государства с европейского юга.

Но исторические изыскания Михаила Леонтьева — это публицистика прямого действия. А историографическая геополитика Тихона в религиозном облачении, в церковном одеянии — это нечто другое.

Что-то мне проект архимандрита Тихона (Шевкунова) напомнил, прежде всего по части эстетики и поэтики.

Фотохудожник Екатерина Рождественская специализируется на том, что наряжает своих современников с популярными медиалицами как из мира шоу-бизнеса, так и из мира шоуполитики в одежды минувших эпох и запечатлевает их на фотопортретах. Смотришь на один из них — и видишь какого-нибудь вельможу эпохи Возрождения. Приглядишься — ба, да это Владимир Вольфович Жириновский. Или Филипп Бедросович Киркоров.

Вот и Тихон (Шевкунов) рассказывает о беглом олигархе Виссарионе, интригане, коррупционере, а видишь родного Бориса Абрамыча.

Вот Тихон сообщает нам об одном столичном градоначальнике, склонном возводить многоэтажные билдинги в Константинополе, а за ним тенью стоит Юрий Михайлович Лужков. Вышла целая галерея современных политических ньюсмейкеров в византийских одеждах. Но самая большая удача отца Тихона — портрет нашего президента.

Он нарисовался в повести о византийском императоре Василии II и достижениях его правления. О том, что этому императору досталась в наследство разоренная и павшая духом страна. Что он отстроил административную вертикаль, приструнил олигархов, одного из них разорил начисто и посадил, стал больше внимания уделять армии, возродил военно-политическую мощь державы, поправил экономику, создал огромный Стабилизационный фонд и настолько увеличил золотой запас Родины, что для него пришлось создавать под землей спецхранилища. (В порядке иллюстрации демонстрируются какие-то траншеи.)

Василий и Владимир

Василий-то он Василий, сын императора Романа II, преемник императора Иоанна Цимисхия, а как присмотришься — и проступают черты Владимира Владимировича Путина. А уж когда ведущий начинает рассказывать о проблеме преемничества в могущественной Византийской империи, то от впечатления абсолютного сходства вообще невозможно избавиться. Просто Василий и Владимир — как родные братья.

Это с одной стороны, а с другой — возникает впечатление, что византийские императоры, обе тогдашние политические партии (западническая и патриотическая) как-то участвуют в нашей предвыборной президентской кампании.

Что же касается видеосочинения о древневизантийской стороне, то к документальному жанру оно имеет весьма далекое отношение. Это такая историко-беллетризированная проповедь. Многое объясняет в ней то, что ее автор — архимандрит Тихон, настоятель Сретенского монастыря, по образованию киносценарист, окончивший ВГИК. Беллетристический подход так же сильно чувствуется в складе «Гибели империи», как и подход идеологический.

И я не удивлюсь, если вскорости по мотивам только что показанного фильма будет запущен в производство художественный сериал.

В фильме не к ночи, а точнее, именно к ночи помянут товарищ Сталин. Он в 1943-м заинтересовался византологией. На самом деле вождь заинтересовался возможностью распространения советского влияния на страны, где господствовало православие. Не исключено, что в его воспаленном воображении брезжила идея советсковизантийской империи.

Юрий Афанасьев, президент Российского государственного гуманитарного университета:
Очень-очень гадкий фильм. Автор независимо от истории Византии взял несколько идеологем, порожденных нашими делами, то есть современной путинской реальностью, и ищет в истории Византии оправдание или подтверждение этим идеологемам. Вот, например, когда он говорит про Запад, то выставляет его в роли коварного изверга по отношению к Византии. Даже такие слова есть: «Запад предавал», «Запад не пришел на помощь...» Но ведь Византия была порождением распада Римской империи, распада на две части. Преимущественно восточные территории образовали Византийское государство. Это было порождение западной культуры, западной государственности и, кроме того, это было порождение христианства. И вот эти основополагающие идеи пропали, как будто с самого начала Византия — это православие. А ему противостоит католический Запад или вообще Запад. Этот фильм — редкий случай фальсификации, лжи. Это скорее предвыборный ролик. Должна быть критика в адрес руководства канала и тех, кто ответствен за эту продукцию! Неужели они дошли до такой степени ангажированности, заточенности на самые реакционные позиции по отношению к истории?
Сергей Иванов, доктор исторических наук, специалист по истории Византии:
Это не документальный фильм. Это фэнтези на исторические темы, исторический фельетон, сегодняшняя политика, опрокинутая в Средние века. Глупо как-то смеяться над актуальными терминами, которыми все время жонглирует ведущий: преемники, олигархи, вертикаль власти, Стабилизационный фонд и так далее, потому что ничего, кроме этого, там нет. Там Византии нет. Дело совершенно не в том, что ведущий мало знает о Византии. Главное, что он ею совсем-совсем не интересуется. Достаточно сказать, что, приехав в Стамбул, он весь фильм гуляет по трем самым известным туристическим объектам, в то время как византийских памятников в Стамбуле несколько десятков, более сорока. Но он не показывает нам ни одного. Наверное, он их, собственно, и не знает, ему это и неинтересно. Потому что, обратим внимание, фильм создавался, когда еще не умолкли причитания о необходимости третьего срока. Недаром же там говорится, что императоры в среднем правили по 4 года, и у них ни на что не было времени. Откуда этот поразительный срок взялся? Исключительно потому, что таков срок президентства в России. И еще идет разговор о том, что было очень мудро в Византии — там назначали двух преемников. Опятьтаки это все отсылает к тому времени, когда наш лидер не выбрал себе одного. Самое забавное — личность ведущего. Например, он рассказывает историю о том, как византийский император замечательно боролся с олигархами, и одного олигарха он послал в отдаленную тюрьму. Я сверился с источником: вижу, что не в отдаленную и не в тюрьму, а заперли его в столичном монастыре. Так что имеется в виду, видимо, Чита, не иначе. Или, например, говорится, что такой-то император мятежных олигархов оскоплял. Смотрю в источник — ничего подобного: не оскоплял, а ослеплял.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.