Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Антисоветский романсеро

23.12.2011 | Новодворская Валерия | № 43 (228) от 19 декабря 2011 года

Юлий Ким — настоящий, патентованный, махровый антисоветчик. Ни в жизни, ни в стихах он ничего не делал для того, чтобы избежать ареста и лагерей. С конца 60-х и по сей день мы то шагаем, то плетемся к свободе, то тщетно мечтаем о ней под его гитару, под его ироничные и невеселые, но очень твердые стихи. С таким бардом и барабанщика не надо. Так что 23 декабря я предлагаю всем выпить за его 75-летие. С нами больше нет Галича, но Юлий Черсанович при нас, и мы не заблудимся с человеком, умеющим писать марши для обреченных.

«Вперед, господа офицеры! Умрем, коли так суждено, за Русь, за царя и за веру, хоть нет уже их никого». Это было написано про Белую Гвардию, но наши святыни тоже попраны и нуждаются в такой же отчаянной защите. За свободу, собственность и законность, за Конституцию, за федерализм, за честные выборы, против Путина и его хунты, за гайдаровские либеральные реформы, за отмену результатов аферы и «панамы» от 4 декабря сего года, против красного реванша и советского прошлого. «Кто будет поить вас, цыгане? Кто девкам подарит белье? Нам помирать — мы присягали, и сдержим мы слово свое…»

Отца Юлия Кима расстреляли в 1938 году, его мать до 1946 года была в ссылке. Только в 1954-м Ким смог вернуться в Москву. Он стоял у колыбели правозащитного движения. И до начала перестройки в титрах к кинофильмам выступал под псевдонимом Ю. Михайлов. Он подписывал все письма протеста, со своим тестем Петром Якиром и Ильей Габаем был соавтором обращения «К деятелям науки, культуры и искусства» (1968) о преследовании инакомыслящих в СССР. КГБ даже дал ему кодовое имя Гитарист. Петр Якир предал, Илья Габай перед вторым арестом покончил с собой. А Юлий Ким прошел через огонь и остался жив.

 

Петр Якир предал, Илья Габай перед вторым арестом покончил с собой.А Юлий Ким прошел через огоньи остался жив    


 

Его выкинули из школы-интерната МГУ, где он преподавал историю, его зажимали как могли. Но он не уехал, как Галич, он остался и продолжал писать в самиздат. Ведь для публикации на бумаге было мало даже псевдонима. В 1970–1971 годах он участвовал в выпуске «Хроники текущих событий». Целые подшивки редактировал лично, то есть жил как птица небесная, как жаворонок, певец свободы, как Тиль Уленшпигель наших дней. Согласно девизу КСП, клуба самодеятельной песни: «Туда, мой друг, пешком, и только с рюкзаком, и лишь в сопровождении отваги».

Его «Юридический вальс» дает ответ всем, кто не знает, имеет ли смысл бороться в эпоху безвременья и общественного бессилия, которое наступит, если Путин прихлопнет страну могильной плитой еще на 12 лет. Вот зачем: «Ой, правое русское слово — луч света в кромешной ночи! И все будет вечно хреново, и все же ты вечно звучи!» Там, где собираются хорошие и свободные люди для хорошего дела, там всегда Юлий Ким с гитарой наперевес. В последний раз я видела его на вечере памяти Егора Гайдара…

Еще в 1979 году он провидчески написал пародию на наш будущий капитализм: «Все ищут ответа — где главный идеал. Пока ответа нету — копите капитал!» Так у нас и вышло: Абрамович, Березовский и Вексельберг с Дерипаской капитал накопили, а идеал не нашли. Поэтому некоторые обладатели капитала и оказались в Лондоне, а многие — в ГУЛАГе.

В мюзикле «Бумбараш» (1971) Ким блестяще разыгрывает всю историю нашей Смуты и гражданской войны. Особенно про отношения народа и интеллигенции, что для нас весьма актуально: «Ты — Ерема, я — Фома, ты мне слово, я те — два, а бумажечку твою уж я махороч-
кой набью».

И пусть в нынешние свинцовые времена над нами реют слова Юлия Кима: «Картечь ложится ближе, ближе, и нам давно пора удрать. Но честь — она всего превыше. Умри, гусар, но чести не утрать». Гусары мы или кто?





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.