Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Наука

#Суд и тюрьма

Крысята бьют в набат продукты: есть или не есть?

04.02.2008 | Клещенко Елена | № 05 от 04 февраля 2008 года

Генно-модифицированные

ГМ-продукты: битва мифа и реальности. Генетически модифицированные продукты: хорошо это или плохо? Вокруг этого ломаются копья и делаются большие деньги. Дельцы от науки создают псевдолаборатории и продают лейблы: «Без ГМ!» Экологи бьют в набат: понимают ли ученые, что делают, когда добавляют в геном рапса или сои даже один лишний ген? Если человек натворил столько безобразий, сжигая уголь и расщепляя ядро атома, что произойдет сейчас, когда он добрался до ядра живой клетки?

Повышение продуктивности сельскохозяйственных растений — не прихоть, а необходимость, потому что человечество растет и всем хочется кушать. Да и невозможно взять и запретить продавать ГМ-продукцию, не доказав, что она вредна. И вот тут-то мнения расходятся: «зеленые» уверяют, что улик против ГМ-организмов полным-полно, специалисты-генетики — что вред генномодифицированных продуктов для здоровья человека пока не доказан вообще. А журналисты не ждут вестей из лабораторий. Проблема освещается в СМИ примерно так: «ГМпродукты — это опасно, в колбасе их быть не должно, но, наверное, все равно кладут».

Колбаса живая и кусается

Сегодня в России около 15 линий ГМрастений (а в мире их более 160) разрешены к использованию в качестве пищевых продуктов и 7 линий — в качестве кормов. Выращивать ГМ-растения в промышленных масштабах не позволено вообще — только на опытных делянках. Согласно закону «О защите прав потребителей», в России до недавнего времени необходимо было маркировать всю пищевую продукцию, содержащую даже следовые количества ГМ-компонентов. В США такая маркировка не требуется, в Японии маркируется продукция с содержанием ГМорганизмов выше 5%, а в ЕС — выше 0,9%.

Про «генетически модифицированную колбасу» говорят разное: одни утверждают, что она практически живая и кусается, другие — что она совсем как настоящая, но не портится месяцами, третьи дают советы, как отличить трансгенную колбаску от обычной при обжаривании... Конечно, на кухне трансгенную сою в мясном или молочном продукте отличить нельзя. Но в лаборатории — можно.

Заголовки вроде «Треть всей колбасы генетически модифицирована» — результат недоразумения1 . Сведения Роспотребнадзора за 2007 год дают куда более скромные величины: мясные продукты — 3,8%, птицеводческие продукты — 5,6%, молочные продукты — 5,1%. Однако те же исследования подтвердили, что российские производители предпочитают не маркировать ГМ-продукцию.

С 12 декабря 2007 года вступили в силу дополнения к закону «О защите прав потребителей»: теперь у нас, как и в Европе, маркировать следует только продукты, содержащие ГМ-компоненты в количестве, превышающем 0,9%, но контролировать это будут жестче.

Насколько опасны ГМ?

Перечислять все претензии к ГМ-продукции, серьезные или надуманные, невозможно: это займет не одну страницу. Главное опасение: в организм попадет чужеродный ген, и он может способствовать заболеванию раком. Правда, авторы подобных утверждений редко аргументируют этот посыл: попадет и — вызовет! Между тем, когда человек съедает обычное, не ГМ-яблоко, чужие яблочные гены благополучно перевариваются в его желудке. Правда, в ДНК некоторых вирусов и бактерий есть последовательности «букв»нуклеотидов, которые, проникая в клетку, вызывают ее раковое перерождение. Но в целом геноме животного или растения может не найтись ни одной такой последовательности. Нет их и в геномах трансгенных растений. Геном ГМ-сои отличается от генома обычной сои на одно «слово», то есть на один ген, про который практически все известно.

Продвинутых оппонентов пугает, что биотехнологи создают ГМ-растения с помощью особой молекулы ДНК, которую заимствуют у бактерии, вызывающей опухоли на корнях той же сои (при этом бактерия внедряет в геном растения свои гены). Однако ученые работают с сильно переделанной ДНК бактерий, из которой удалены онкогенные участки. Такая ДНК и у сои не вызовет опухоли, не говоря о человеке.

Следующая проблема: новый ген в клетке ГМ-растения запускает синтез нового белка. Белок потенциально опаснее гена, так же как машина опаснее чертежа, по которому она сделана. Поэтому ученые исследовали именно белки пищевых ГМ-растений. Ни один из этих белков не оказался ни канцерогеном, ни мутагеном. Некоторые работы показывают, что в тканях ГМ-растений накапливается гербицид, к которому они устойчивы. Вот это может быть плохо. Впрочем, накопление этих веществ обычными растениями тоже представляет проблему...

Еще не было ни одного доказанного случая развития рака, вызванного трансгенной пищей, у человека или животного. Однако противники ГМ–продуктов на это отвечают: не было, значит, будет, подождем еще десять лет.

Крысята бьют в набат

Однако год назад произошло событие, которое, казалось, принесло мощные аргументы противникам ГМ-продуктов. Опыты доктора биологических наук И.В. Ермаковой из Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН показали страшный результат: половина крысят, чьих матерей кормили ГМ-соей, умирала.

Это была самая большая ГМ-сенсация последних лет в России, а возможно, и в мире. И.В. Ермакова (кстати, она не просто ученый, а видный деятель экологического движения) давала интервью под заголовками вроде «Россиянам грозит геноцид», публиковала свои результаты в интернете. Потом и американская Академия экологической медицины, ссылаясь на данные Ермаковой, призвала к дополнительным исследованиям ГМ-продукции, и австралийские парламентарии, основываясь на этих же данных, не пустили ГМ-культуры на континент. Тут эксперименты Ермаковой заинтересовали «официальную» науку. Авторитетный журнал Nature Biotechnology посвятил им большую статью2 . И.В. Ермакова согласилась ответить на вопросы, предложенные журналом, а ее ответы прокомментировали четверо экспертов: Брюс Чесси из Университета Иллинойса в Урбана–Шампейн, Л. Вал Гиддингс, в прошлом штатный сотрудник Организации по биотехнологической промышленности США, сотрудник Лондонского университета Вивиан Мозес и сотрудник Калифорнийского университета Алан Мак-Хаген.

Сюрпризы начались сразу же. В опытах использовалась линия (сорт) ГМ-сои, которая носит официальное название Roundup Ready (RR) 40.3.2. Как сообщает И.В. Ермакова, сою закупали в компании ADM. Но эта компания никогда не производила продукты, на 100% состоящие из RR-сои. Скорее всего, подопытные крысы ели смесь различных коммерческих сортов сои.

Одну группу самок крыс две недели до спаривания и все время вынашивания и выкармливания крысят кормили мукой или бобами ГМ-сои в дополнение к обычному корму. Контрольная группа ела стандартный корм. Группы были, как выяснилось, очень небольшими — очевидно, менее десяти самок на каждый вариант рациона, тогда как, согласно международным правилам, эксперимент считается корректным, если животных 20–25. Но главное даже не в этом. Журналисты, потрясенные гибелью половины крысят у матерей, потреблявших ГМ-сою, позабыли спросить у доктора Ермаковой: а сколько выжили в контрольной группе? А в контрольной группе к концу третьей недели умерли 8,1% детенышей. Это означает, что содержали животных из рук вон плохо. И все их несчастья вызваны вовсе не трансгенной пищей, а чем-то иным.

Наконец, исследования других ученых опровергают данные Ермаковой. Та же линия трансгенной сои, с которой она работала, стала первым ГМ-растением, разрешенным в России. А перед этим ее изучали в НИИ питания РАМН. Среди прочего проверяли и то, как она влияет на здоровье крысиного потомства. Можно сколько угодно ругать российскую науку и чиновников, но если бы в этих исследованиях наблюдалась десятая доля кошмаров, о которых говорит доктор Ермакова, то ГМ-соя пулей вылетела бы с нашего рынка.

Защитников ГМ-продукции можно заподозрить в корыстных мотивах — дескать, что продают, то и защищают. Но истерика вокруг ГМ-сои и кукурузы также вызвана не одним беспокойством за здоровье человечества. На любом страхе можно делать бизнес, и не в последнюю очередь именно страх поднимает спрос на продукты с лейблами No GM! и organic food.

_____________
1 В исследовании, которое стало причиной подобной новости, проверяли не всю российскую колбасу, а закупленную для эксперимента представителями «Гринписа», то есть изначально подозрительную.
2 т. 25, № 9, 2007 г., с. 981–987.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.