Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Демократов просят не оставаться

04.02.2008 | Новодворская Валерия | № 05 от 04 февраля 2008 года

Папа Мюллер из гестапо не бросался кадрами. Он попросил Штирлица остаться, потому что его очень интересовали вопросы: враг Штирлиц или друг? А если он не шпион, то нельзя ли его использовать на благо рейха? Российские гэбэшники более не озабочены, как 3–4 года назад, извлечением прибыли из демократов и правозащитников. Их просят не оставаться. И тому имеются три доказательства: последний Гражданский форум, прошедшие парламентские и грядущие президентские выборы. И что-то мне эти три события сильно напоминают лагерный рацион сталинских времен.

На политической кухне нашей зоны стало беднее с ассортиментом продуктов, а пайку некоторым категориям населения больше не выдают. Вычеркнуты из списков на получение пайки «неправильные» правозащитники и демократы из всех бараков, от СПС до «Другой России». Помните ажитацию по поводу первого Гражданского форума во Дворце съездов? Какая артподготовка, какое заталкивание в Москву провинциальных «мемориальцев» по разнарядке (местным властям приказали «обеспечить», так они «отказникам» обещали выселение из штаб-квартир). Как заманивали, как улещивали, даже переговоры велись по поводу исполнения гимна, и чтобы получить такие знаковые имена, как С. Ковалев и Л. Алексеева, гимн заменили Высоцким и Окуджавой. Какие споры в правозащитной среде! (Половина уже тогда не пошла.) А ведь Окуджава вместо советского гимна — это не просто пайка, это лагерное «премблюдо» за хорошую работу (пирожок со свеклой, пончик). А ныне вышел Медведев, отбарабанил более экономический, чем правозащитный текст и даже не полюбопытствовал, почему в зале нет тех, кого западный мир и интеллигенция за правозащитников признают. Ни Людмилы Алексеевой, ни одного диссидента. Только А. Брод (директор Московского бюро по правам человека. — The New Times), который призывал признать государственные свершения. И никто уже не спорил, идти или не идти. И никто никого не заманивал. Полный разрыв власти с гражданским обществом.

И если в 2003 году у «Яблока» и СПС была формальная возможность вступить в блок, был пятипроцентный барьер, кандидат «против всех», а «Яблоко» и СПС даже получили свою пайку (3–4%), то в 2007 году никаких украшений вроде герани и занавесочек на тюремном окошке уже не было. И пайку уменьшили до 1%. Кремлю надоело играть, надоело притворяться. Бархатные перчатки сброшены, остались одни когти.

Последние президентские выборы выглядели бездарным спектаклем в деревенском клубе, но все-таки на них пустили Ирину Хакамаду. Ее выдали недовольным избирателям, как пайку демократии. На этот раз не будет даже художественной самодеятельности. Выборы вернулись к разнообразию блока «коммунистов и беспартийных». Знатные ткачихи, гимнастки, домохозяйки и хлеборобы… Парламент стал Верховным советом догорбачевских времен, а на президентских выборах выбирают его президиум из солидных советских руководителей: Медведева, Зюганова и Жириновского. (Ужас, который вызывают два последних имени плюс опыт лагерной администрации гарантируют первому в списке место «хозяина» зоны с Путиным в виде зама по режиму.)

А что, демократы хотели пожировать за счет тюремного ведомства? Пайку в виде Касьянова хотели получить? Облизнитесь и забудьте. Будет никому не известный лидер трижды скончавшейся Демпартии. Г-н Богданов будет говорить о вступлении в Евросоюз, но ни слова не скажет о власти. Вариант «Гражданской силы» Барщевского. Г-н Богданов уже заявил, что не хочет, чтобы его дети путали его с «дерьмократами» вроде Чубайса и Новодворской. Система манекенов.

Прострация народа и попустительство Запада позволили Кремлю сбросить маску. Вглядитесь в пустоту, которая была под ней.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.