Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Тонкая самонастройка

11.02.2008 | Ухов Владимир | № 06 от 11 февраля 2008 года

Белый дом и Кремль в ожидании дуумвиров

Вверх по лестнице, ведущей вниз. Российская элита готовится к перекомпоновке власти. От того, как перераспределятся полномочия между несколькими тяжеловесами, зависит конфигурация будущего правительства и администрации, «построение» силовых кланов и распределение постов между ключевыми персонажами из «гражданской» элиты. Кто-то уже готовится к отправлению вверх по вертикали, а кто-то — вниз

По инерции маститые политические визионеры и продавцы северного сияния еще гадают, когда именно взбунтовавшиеся силовики сожрут преемника, выплюнув на февральский снег жеваное пальто из шкурок белька. Но февраль уже экспонирует совсем иную повестку. Правительство, куда Владимир Путин пока не пришел, вдруг ощутило себя бесхозным. Белый дом предпринимает авральную попытку тонкой самонастройки, дабы успеть до прихода нового хозяина. Президент и преемник делают вид, будто ничего не происходит.

«Прикрыть лавочку насовсем»

Если планы генерального директора «Ростехнологий » Сергея Чемезова вернуться к реструктуризации Министерства промышленности и энергетики и проект создания экологического мегарегулятора, поссоривший премьера Виктора Зубкова и министра природных ресурсов Юрия Трутнева, никак не аукнулись даже на падающем фондовом рынке, то интрига вокруг Минэкономразвития вызвала болезненный резонанс внутри и вовне. Министерство якобы планируется ни много ни мало ликвидировать. Первая же весть об этом вызвала нешуточную панику в банках Merril Lynch и Morgan Stanley. А именно они определяют понимание ситуации в России западным инвестиционным сообществом. Ровно неделю, начиная с 30 января, торговые миссии ряда стран, представительства крупнейших корпораций, верхушка отечественного крупного бизнеса и инвестиционного сообщества безуспешно пытались уяснить, насколько верны транслируемые СМИ слухи о разделении министерства на три ведомства, одно из которых якобы займется социальноэкономическим прогнозированием и планированием, второе — инвестициями, а третье — регулированием внешней и внутренней торговли. Министерства экономики государств Евросоюза и СНГ вдруг столкнулись с перспективой утраты адекватного российского партнера по целому ряду важнейших переговоров. В новейшей истории, кажется, не сыскать прецедента столь бесцеремонного небрежения базовыми функциями государства. (Разве что Троцкий, который после заключения Брестского мира и публикации «тайных договоров царизма с империалистскими правительствами» счел «ненужным» наркомат иностранных дел и предложил Ленину «прикрыть эту лавочку насовсем».)

С другой стороны, как всем этим людям объяснить, что робкая ученая дама — министр Эльвира Набиуллина — написала очередное заявление об отставке и появляется теперь только на совещаниях у премьера, а столоначальники спешно перебегают в Сбербанк?

От Ильинки до Неглинной

За увлекательным разделом Минэкономразвития об иностранцах вспомнили лишь 5 февраля. Вице-премьер Сергей Нарышкин (его в Белом доме считают потенциальным главой проектируемого Федерального агентства по внешнеэкономическим связям и торговле) заявил, что-де до мая министерство таки просуществует. Его коллега Алексей Кудрин, нацелившийся было на поглощение инвестиционного и плановопрогнозного блоков казнимого учреждения, предпочел промолчать. К тому же их руководители — заместители министра экономического развития и торговли Кирилл Андросов и Андрей Белоусов, как поговаривают, выступили против такой аннексии без контрибуций. А влиятельный глава Экспертного управления президента Аркадий Дворкович их поддержал.

Утомленному семейными дрязгами главе Минфина сейчас и без того непросто. На заседании кабинета 31 января, где рассматривался комплекс антиинфляционных мер, премьер Виктор Зубков предупредил Кудрина о личной ответственности за массированный рост цен. На позиции вице-премьера в системе денежных властей наступают такие мощные игроки, как министр регионального развития Дмитрий Козак и первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Первый перехватывает у Ильинки полномочия по управлению межбюджетными отношениями. Второй бесцеремонно оттеснил ближайшего соратника Кудрина — главу Банка России Сергея Игнатьева от подзабытого за постдефолтное десятилетие, а ныне переживающего новый расцвет бизнеса, связанного с пополнением за счет ЦБ ликвидности банков (на апрель—май анонсированы инъекции на общую сумму до 700 млрд руб.) и рефинансированием корпоративных кредитов. Активизируется и традиционно противостоящая руководству Банка России коалиция, куда входят помощник президента Виктор Иванов, руководитель Росфинмониторинга Олег Марков и председатель думского банковского комитета Владислав Резник. Только что оппонентам Игнатьева почти удалось лишить ЦБ монопольного права на отзыв у банков лицензий, наделив таким правом и органы финансовой разведки.

Силовая установка

Главы силовых корпораций, правда, без особого подобострастия, демонстрируют осторожный дрейф в сторону нового хозяина. Хотя в окружении первого заместителя председателя правительства Дмитрия Медведева отрицают наличие у него планов введения в послевыборном кабинете специального поста вице-премьера, курирующего правоохранительные ведомства, коллеги директора Госнаркоконтроля Виктора Черкесова уверенно называют его в ряду претендентов на этот пост. Добившись (как поговаривают, при негласной поддержке Медведева) права тестировать студентов на наркозависимость, глава этого ведомства резко расширил подчиненным кормовые позиции. Другим кандидатом на повышение в чекистских кругах считается руководитель Службы экономической безопасности ФСБ России Александр Бортников.

Ни о какой предвыборной конвергенции соперничающих силовых кланов речь пока не идет, говорит ответственный сотрудник МВД России. Следственный комитет и Генпрокуратура продолжают законодательную дуэль, консолидируя свои полномочия. Одной из жертв непрекращающейся подковерной борьбы «лубянских» и «кремлевских» называют даже генерального директора ВГТРК Олега Добродеева, чьи аппаратные котировки, говорят, резко пошли вниз. Перекомпоновка руководства силовых ведомств, полагает генерал, также не снята с повестки дня. По его сведениям, об этом шла речь на недавних коллегиях ФСБ и МВД России.

А вот что уже налицо, так это «стадные» увольнения из администрации президента и аппарата правительства прикомандированных офицеров МВД, ФСБ и Минобороны. Если в 2001—2005 годах шел процесс десантирования людей в погонах во все структуры исполнительной власти, то теперь от них хотят избавиться одним махом. 16 января своим специальным указом президент Владимир Путин отменил институт прикомандирования. Что характерно, демилитаризация верхушки госаппарата не коснулась ни военных прокуроров, ни судей, пользующихся покровительством Медведева. Не то чтобы Путин в таком деле пошел навстречу Медведеву. Просто незачем делать аппараты будущих дуумвиров зависимыми от конфликтов правоохранителей. К тому же элите перед выборами полезно показать работающие социальные лифты и напомнить, что на все государева воля.

Гений не хочет терять льготы

«Институциональная смерть» государства российского — это не выдумка, а непреклонная реальность. Нигде в мире, кроме сознания президента Путина, не существует таких пульта и джойстика, такого набора процедур, обрядов и заклинаний, с помощью которых можно было бы принудить к повиновению богоспасаемую вертикаль власти. Но Путин уходит с поста президента, а на Медведева большинство могущественных лоббистов, затеявших накануне выборов очередной передел «командных высот», не обращают особого внимания, почитая себя ему ровней. Воистину — «предвестьем льгот приходит гений и гнетом мстит за свой уход». Наш гений не хочет терять подразумеваемые льготы. А потому, «как раб на галерах», продолжает грести.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.