Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Остров Византия

11.02.2008 | Вардуль Николай | № 06 от 11 февраля 2008 года

Помню, как Алексей Кудрин, узнав об отставке Александра Волошина с поста главы кремлевской администрации (Волошин написал заявление в день задержания Михаила Ходорковского, а Кудрин, по его собственному признанию, превентивно консультировал силовиков и заверил их в том, что акция не окажет долгосрочного негативного воздействия на экономику), заявил, как выдохнул: «Византия кончилась!»

Ох, поторопился. Примеры? Да сколько угодно! Двуглавого, рожденного в Византии, орла помните? Вот и примерьте его на предстоящее парное правление — сядет как влитой. Но я предпочитаю оставаться в рамках экономики — уверяю, та же Византия.

В Давосе Кудрин назвал Россию «островом стабильности», тихой гаванью во вздыбившемся океане мирового кризиса. Спасительницей мира. Признаюсь, поначалу я решил, что это рекламная акция — на то и Всемирный экономический форум, чтобы зазывать инвесторов. Когда же Кудрин продолжал стоять на своем и в Москве, повеяло Византией, то есть искусно приготовленной смесью правды и неправды, которую полагается, не задумываясь, есть и нахваливать. Раз экономика США, а за ней и мира начинает тормозить, Россия же как росла себе восемь путинских лет, так и продолжает — значит, точно остров.

Но этот остров — мираж. Кудрин с удовольствием говорит о том, что по мало кому ведомой расчетной паритетной покупательной способности российский ВВП обогнал ита- льянский (не на душу населения, понятно), но предпочитает не вспоминать, что только в 2007 году по размеру ВВП Россия смогла догнать саму себя образца 1990 года. Она, конечно, выросла, но не из своей же одежды, пролежавшей в шкафу 17 лет.

Главное, гарантирует ли противофаза независимость России от происходящего на мировых рынках — прежде всего финансовом и нефтяном? Кудрин согласился: гарантии нет. Достаточно вспомнить кризис ликвидности, случившийся в России в августе — сентябре 2007 года на фоне огромных нефтегазовых доходов из-за того, что иностранные капиталы предпочли временно ретироваться с российского рынка — их призвал к бдительности ипотечный кризис в США. В ответ власти включили печатный станок, так что за рекорды инфляции часть ответственности лежит на США. А дальше уязвимость может стать больше. Если мировая экономика всерьез замедлится — следует ждать падения цен на нефть. А за восемь лет российское государство настолько привыкло к незаработанным рублям, что его ожидает шок.

Так где он, «остров стабильности»? Правильно, в Византии. Есть и совсем другой пример. Аудиторы PriceWaterhouseCoopers в России обслуживали ЮКОС и не видели в его налоговой политике ничего, предвещавшего превращение компании в организованное бандформирование. Но стоило налоговикам добиться признания судом деятельности аудиторов «аморальной», обвинив их в сговоре с клиентом, они послушно отозвали свои заключения.

Знаю, выбор того, как поступить в острой ситуации, — дело сугубо индивидуальное. Но, по-моему, это репутационный самострел.

Самострел — действие вполне осознанное, преследующее некую цель. Поведение аудиторов живо иллюстрирует афоризм Юрия Никулина: «Халтура в цирке — это самоубийство в целях наживы». Тут же российское подразделение PwC не опустошило, а пополнило свой портфель заказов за счет такого клиента, как «Газпром».

Но это не вся история. Когда аудиторы попытались побороться в суде за восстановление репутации, у них ничего не вышло.

Налицо и давление власти, и ответная готовность угодить власти любой ценой, и звонкая пощечина под занавес. Если это не Византия, то Византии никогда не было.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.