Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Театр Кензо

15.12.2011 | Александр Шаталов | № 42 (227) от 12 декабря 2011 года


Театр Но эпохи Кензо. Со своими живописными работами в Москву приезжал знаменитый французский дизайнер Кензо Такада. The New Times побывал на выставке

52-1.jpg

52-2.jpg
Кензо Такада в живописи отдал дань японской традиции и европейской моде
Кензо был первым юношей, который поступил в знаменитую школу японского дизайна Bunka Gakuen. После того как его учитель Коике, вернувшийся из Франции, рассказал ему о коллекциях Ив Сен-Лорана и о событиях парижской моды, единственной мечтой Кензо было желание оказаться в этом городе.

На первый парижский показ Кензо пришли всего 50 человек — он представил тогда коллекцию, в основу которой были положены кимоно. Все следующие показы вызывали столпотворение: он затягивал полотном и засыпал золотой пылью площадь Виктуар, устанавливал роскошные шатры вокруг старинного замка в Бордо, десятками тысяч горшков с цветами украшал знаменитый мост Понт-Нёф… Его модели отличались свободной смесью цветов и рисунков, шотландской клетки и цветочного орнамента. «В Париже я подумал о смешении кимоно с западной одеждой: просторные свитера, широкие накладные плечи, прямые линии, широкие рукава». Кензо с легкостью сочетает в своих коллекциях элементы народных костюмов с исторической одеждой (туники, платья инфант с картин Веласкеса, униформа королевских гвардейцев…) «Экзотика — это я сам», — сказал он однажды. В 70-х годах была в моде облегающая одежда. «Телу нужно пространство и в физическом, и в духовном смысле», — считает модельер. Именно поэтому он ввел моду на объемные вещи, в которых чувствуешь себя очень комфортно.

Лицо под маской

Живопись открывает нам нового Кензо, объясняющегося языком символов и масок, настраивающего на созерцание и размышление. Верность традиционному искусству Востока с его любовью к символам соединяется в полотнах с открытым цветом, характерным скорее для европейских художников. На некоторых полотнах изображен сам автор, облаченный в японские кимоно. «Однажды я смотрел книгу о театре Но, — рассказывает он, — и подумал, а почему бы мне не попробовать изобразить этих героев? Ведь здесь столько интересных образов! Стал искать натуру среди знакомых, но, к сожалению, не смог никого найти. Я измучился этим поиском! А однажды посмотрел в зеркало и сказал себе — не нужно никого просить об одолжении. Я нарисую себя».

Но — театр масок, каждая изображает определенную эмоцию, их около 200, некоторые используются довольно редко. «Сначала я нарисовал себя с маской в руках, затем себя в нарядном кимоно и в парике с наполовину прикрытым маской лицом, и наконец, с лицом, полностью закрытым маской, — рассказывает художник. — На одной картине я изображаю себя принцессой, которая является одновременно и дьяволом (поскольку держит в руке маску дьявола), есть старец с седыми волосами, а также мой портрет в облике китайской принцессы в головном уборе, указывающем на ее принадлежность к высшему обществу».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.