Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#— 1 —

#Суд и тюрьма

Лицензия на отстрел

17.08.2009 | The New Times | №28 от 17.08.09

В раскрытии громких убийств на Кавказе никто не заинтересован?
В Дагестане убит журналист газеты «Истина» Малик Ахмедилов, в Чечне — правозащитница Зарема Садулаева и ее муж Алик Джабраилов, в Ингушетии — министр строительства Руслан Амерханов: всего с начала лета уже как минимум десяток громких заказных убийств. И каждый день приносит новые жертвы

Громкие убийства последних месяцев: зампред Верховного суда Ингушетии Аза Газгиреева (1), бывший вице-премьер республики Башир Аушев (2), чеченские правозащитники Наталья Эстемирова (3), Зарема Садулаева (4), Алик Джабраилов (5), дагестанский журналист Малик Ахмедилов (6), министр строительства Ингушетии Руслан Амерханов (7)

Малика Ахмедилова застрелили возле его дома в дачном поселке «Пальмира» на окраине Махачкалы. Тело журналиста было обнаружено 11 августа в салоне его машины, припаркованной возле дома. Правоохранительные органы Дагестана заявляют, что основными в расследовании являются две версии: профессиональная деятельность погибшего, а также личная неприязнь со стороны исполнителей или заказчиков преступления.

Совершенное на следующий день, 12 августа, в Ингушетии убийство министра Руслана Амерханова было еще более дерзким. Буквально за два дня до этого из Института хирургии имени Вишневского был выписан президент республики Юнус-Бек Евкуров,  кортеж которого 22 июня  был взорван на федеральной трассе «Кавказ». Евкуров утверждает, что знает, кто на него покушался, и собирается вернуться к исполнению своих обязанностей. Возобновить работу ингушскому лидеру придется с поиска нового министра строительства. Двое неизвестных в камуфляже и масках ворвались в приемную Руслана Амерханова, ранили его помощника и расстреляли министра прямо в рабочем кабинете. К убийствам высокопоставленных чиновников Ингушетия начинает привыкать: 10 июня была расстреляна заместитель председателя Верховного суда республики Аза Газгиреева, а 13 июня погиб бывший вице-премьер Ингушетии Башир Аушев.

Точечные зачистки
В Чечне высокопоставленных чиновников не убивают уже довольно давно — здесь расстреливают правозащитников. 10 августа прямо из офиса организации «Спасем поколение» были похищены правозащитница Зарема Садулаева и ее муж Алик Джабраилов. Коллеги и близкие похищенных вечером того же дня собрались у здания МВД, требуя от силовиков начать поиски. Милиция, однако, не спешила. Более того, по словам одного из чеченских правозащитников, Садулаеву и ее мужа похитили как-то странно: свидетели видели, что «похищенных» доставили в один из райотделов милиции Грозного. Знакомая убитых, по сообщениям сайта «Кавказский узел», утверждает, что Зарему Садулаеву, перед тем как убить, зверски избили: у нее оказались сломаны запястье и ключица. Тела Садулаевой и Джабраилова на следующее утро после похищения  были найдены в багажнике автомобиля вблизи оздоровительного центра поселка Черноречье. Точно так же буквально месяц назад, 15 июля, в Чечне была убита правозащитница Наталья Эстемирова. Утром ее похитили, когда она выходила из своего дома в Грозном, а вечером ее тело было обнаружено в Назрановском районе Ингушетии. «Если о мотивах убийц Эстемировой можно догадываться, она была яркой и известной правозащитницей, то за что убили Зарему и ее мужа, никто не возьмется судить, — рассказала The New Times правозащитница Таиса Исаева. — Фонд «Спасем поколение» занимался исключительно гуманитарной деятельностью: доставка лекарств, отправка на лечение, они работали с детьми, пострадавшими во время чеченских войн. Никакой политики, никакой журналистики. Кому она могла мешать?»

Кому? На следующий день после убийства Садулаевой и Джабраилова на популярный видеохостинг YouTube был выложен сюжет, вышедший в эфире грозненских новостей еще 4 июля. Это видео достойно того, чтобы его процитировать.

Телеведущая: «Активная фаза противостояния должна быть подведена к своему логическому концу. Никто не позволит ставить под удар общественно-политическую ситуацию. Угроза будет отведена, чего бы это ни стоило, деструктивные силы на этом этапе противостояния используют все рычаги воздействия на разлад общества и в целом оперативной ситуации».

В кадре появляется депутат Госдумы Адам Делимханов: «Есть некоторые люди, которые называют себя правозащитниками, которые помогают этим шайтанам, преступникам-боевикам, работают на них и проводят их дела, их политику... они ведут разные разговоры... Но я знаю настроение в милиции, в обществе, я знаю, о чем говорят простые жители... Они говорят, что заявления этих людей... и того же Аушева и других, в общем, то, что они говорят и делают, их преступления не меньше, чем тех боевиков, которые находятся в лесу. Эти люди (правозащитники) своими речами путают людей, обманывают их. Но они не обманут людей. Это у них не получится. Правда и справедливость всегда победят... Здесь наши бойцы, командиры, наши ребята спрашивают меня, что эти люди (правозащитники) хотят? Я отвечаю, что мы не ставим этих людей ни в грош. Даст бог, всех, кто помогает злу, мы призовем к ответственности. Каждый из них, будь-то чеченец, или ингуш, или кто-то другой, должен знать, что за свои слова им придется отвечать...»

Неизвестный автор, выложивший в интернет этот сюжет, сопроводил его своей ремаркой: «Заявление Адама Делимханова, личного палача Кадырова, с открытыми угрозами в адрес правозащитников не оставляет сомнений в том, кто стоит за очередной  волной убийств в Чечне. Откровенные угрозы Делимханова не требуют комментариев».

Обвиняются убитые
Буквально за сутки до убийства Садулаевой и Джабраилова казнь Натальи Эстемировой в интервью радио «Свобода» прокомментировал президент Чечни Рамзан Кадыров: «Зачем Кадырову убивать женщину, которая никому не нужна? У нее чести, достоинства, совести не было никогда». Вполне в стиле Владимира Путина, который после убийства Анны Политковской заявил, что «для действующих властей вообще и для чеченских властей, в частности, убийство Политковской нанесло гораздо больший ущерб, чем ее публикации».

Президент Дмитрий Медведев, жестко отреагировав на убийство Эстемировой, заметил, что версия о причастности Кадырова к этому преступлению «примитивна и неприемлема для власти». То же самое кремлевские руководители говорили после убийства Анны Политковской в 2006 году, убийства Руслана Ямадаева в 2008 году и покушений на Сулима и Ису Ямадаевых в 2009 году, убийства в Вене бывшего охранника Кадырова Умара Исраилова в 2009 году, убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анас­тасии Бабуровой в 2009 году. Новые убийства не изменили позицию Кремля, и ее можно было бы понять и принять, если бы хотя бы по одному из  преступлений  был  найден и осужден реальный исполнитель и заказчик. Не найдены. И как показало дело Анны Политковской и Пола Хлебникова — шансов на их раскрытие немного. Однако, безоговорочно поддерживая Кадырова, Кремль берет на себя ту кровь, которая проливается в Москве и Чечне. Кремль не знает о «летучих отрядах», действующих в Москве и убирающих тех, кто перешел дорогу Кадырову? Ничего не слышал об их сходках в одном из центральных отелей столицы? Не знаком с откровениями члена Государственной (sic!) думы от партии «Единая Россия»? Если так, то за что получает зарплату директор ФСБ и глава Антитеррористического центра? А если и Кремль, и Лубянка знают и ничего не делают, то понимают ли, что история назовет их соучастниками убийства?

13 августа в Буйнакске (Дагестан) при обстреле милицейского поста и сауны погили 4 милиционера и 7 сотрудниц заведения. 14 августа в Махачкале были убиты 2 сотрудника ГАИ.

ФОТО ИТАР-ТАСС,РИА НОВОСТИ/ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.