Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Египет: прелести военной демократии

13.12.2011 | № 42 (227) от 12 декабря 2011 года


44-1.jpg
Мураль в Каире с изображением жертв «охотников за глазами». Всего с начала ноябрьских демонстраций на площади Тахрир в результате столкновений с силами безопасности погибло более 40 человек

Охотники за глазами. Так египтяне называют полицейских, которые целятся в головы своим жертвам. С тех пор как в середине ноября в Каире и других городах возобновились протесты против власти военных, «охотников» стало больше и стрелять они стали чаще. Картину не изменило ни формирование нового кабинета министров во главе с Камалем Ганзури, которого военные наделили президентскими полномочиями, ни даже парламентские выборы 28 ноября. Чем оборачивается демократия с военными во главе — The New Times узнавал в Египте

Многие видят в этом зловещий подтекст: задушив прессу, военные правители Египта хотят ослепить все общество. По данным Комитета защиты журналистов, только за 3 дня демонстраций на площади Тахрир — с 19 по 21 ноября — минимум 17 журналистов были избиты или покалечены резиновыми пулями.

По нарастающей

Каирский оператор Ахмед Абдель-Фаттах снимает видео для сайта независимой газеты Al-Masry Al-Youm, резиновая пуля попала ему в правый глаз. «Я видел офицера, который стрелял, — рассказал Абдель-Фаттах. — Он целился прямо в меня. Я думаю, это потому что у меня была камера». Всего на площади Тахрир и вблизи нее были ранены 5 журналистов Al-Masry Al-Youm. Сам Абдель-Фаттах перенес операцию по восстановлению зрения.

Сообщение о том, что в Египте были избиты и изнасилованы 2 женщины-журналистки — репортер французского телевидения Каролин Синз и американская журналистка египетского происхождения Мона Аль-Тахави, и вовсе повергло всех в шок. Каролин Синз подверглась насилию 24 ноября прямо на площади Тахрир, откуда она вела репортаж, а Мону Аль-Тахави, по ее словам, в тот же день изнасиловали в полицейском участке.

На самом деле эти факты не должны никого удивлять. С тех пор как 11 февраля в Египте был свергнут президент Хосни Мубарак и власть перешла к Высшему совету вооруженных сил, средства массовой информации все чаще оказываются под прицелом.

11 апреля военный суд приговорил блогера Михаэля Набила к 3 годам тюремного заключения за «оскорбление вооруженных сил и распространение ложной информации». За последующие месяцы военная прокуратура допросила как минимум 9 активистов и журналистов, обвиняя их в клевете, после того как они публично критиковали Высший совет вооруженных сил или заявляли о злоупотреблениях со стороны армии.

19 июня на допрос в военную прокуратуру были вызваны репортер Раша Азаба и редактор Адель Хаммоуду. Следователей интересовали обстоятельства появления статьи Азаба, в которой он рассказал о злоупотреблениях военных.

В сентябре египетские спецслужбы штурмом захватили и закрыли офисы телекомпании «Аль-Джазира». Прямые репортажи из Египта теперь транслируются через Катар, из штаб-квартиры головной компании «Аль-Джазиры» в Дохе.

9 октября давление на прессу еще более усилилось: полиция жестоко подавила марш протестующих христиан-коптов около здания государственного телевидения в Масперо (коптский район на набережной Нила в Каире. — The New Times). Тогда были убиты 25 участников акции и случайных свидетелей. В ходе спецоперации солдаты и полиция захватили 25TV — частный независимый спутниковый канал и приостановили его работу на 3 дня. Как считают эксперты, это была месть за то, что канал вел прямую трансляцию чинимого насилия. Спецслужбы также захватили офис телеканала «Аль-Хурра», финансируемого США, когда журналисты вели репортаж о событиях в Масперо.

В этот же день, 9 октября, был убит Ваель Михаэль — оператор коптского телеканала «Аль-Тарик». Тележурналисту выстрелили в голову, когда он снимал, как полиция и армия избивают протестующих коптов.

Военных не трогать!

Блогера Алаа Абдель-Фаттаха военная прокуратура обвинила в призывах к насилию в ходе столкновений в Масперо и краже оружия. Это Абдель-Фаттах с товарищами убедил родственников погибших в столкновениях с полицией потребовать вскрытия тел**См. The New Times № 40 от 28 ноября 2011 г.. В результате проведенной экспертизы было установлено, что 10 из 17 жертв, доставленных к тому моменту в госпиталь, умерли от переломов, 6 — от огнестрельных ранений и 1 — от ножевых ранений. Через 3 дня Абдель-Фаттах написал об этом в своем блоге, обвинив армию в приверженности тем же репрессивным методам, что и во времена Мубарака. 31 октября Абдель-Фаттаха вызвали в суд, и до сих пор он остается под арестом.

Запретив критику действий военных, власти мотивировали это начавшейся 28 ноября парламентской кампанией в Египте, не задумываясь о том, насколько подобные меры совместимы с неоднократно озвученными обещаниями Высшего совета вооруженных сил привести страну к демократии. Однако ограничения на деятельность СМИ не касаются одной лишь «критики военных».

12 сентября министр информации Египта Осама Хейкал, занимавший эту должность еще во времена Мубарака, объявил о намерении приостановить выдачу новых лицензий частным спутниковым телестанциям. Еще один тревожный сигнал: во время событий в Масперо государственные СМИ почему-то призывали «честных граждан защищать военных от атак» и открыто подстрекали зрителей к актам агрессии в отношении протестовавших коптов.

В том же месяце власти дополнили закон о чрезвычайном положении пунктом о «намеренном распространении ложной информации». Теперь активистов, наблюдателей на выборах и журналистов можно задерживать, предъявив им обвинения в распространении «ложной» информации, включая критику процесса подготовки и организации выборов.

Впрочем, самый надежный и проверенный способ удушения прессы — избить, покалечить, арестовать репортера. Идущие в Египте протесты с требованием к генералам немедленно передать всю полноту власти, включая контроль над армией, гражданскому правительству, дают прекрасную возможность в очередной раз опробовать эти методы. Большинство из 17 журналистов, покалеченных только за 3 дня демонстраций на площади Тахрир — с 19 по 21 ноября, находились в рядах демонстрантов. Но были и те, кто оказался по другую сторону баррикад — среди сил безопасности.

Стрельба по вспышкам

В Александрии корреспондент The New Times встретился с фотографом Мухаммедом Саидом Шехата. Он фотографировал акции протеста, проходившие у здания городского управления полиции. Мухаммед работает на 2 новостных ресурса влиятельного движения «Братья-мусульмане», которое сейчас выступает против массовых акций протеста — и на площади Тахрир, и где бы то ни было еще**По итогам первого тура парламентских выборов, которые пройдут в 3 этапа, Партия свободы и справедливости (ПСС), политическое крыло «Братьев», жестоко преследовавшихся при Мубараке, лидирует с 40% голосов, у блока светских партий — 15%.. Поэтому полицейские спокойно разрешили Мухаммеду фотографировать, находясь за оцеплением. Правда, Мухаммед решил, что осторожность все равно не помешает. «Я знал, что, если стану фотографировать слишком много сцен полицейской жестокости, мне не миновать неприятностей», — говорит он. Но он не сдержался, когда увидел, как одетые в гражданское сотрудники спецслужб избивают молодого парня. «Полицейские заметили отблеск фотовспышки и повернулись ко мне, — рассказал журналист. — Сначала избили меня дубинками, забрали фотоаппарат и бумажник». Затем, когда Мухаммеда притащили в полицейский участок, офицер ударил его в пах, а остальные полицейские снова избили дубинками. В результате у него перелом руки, травма головы и ноги. Его левый глаз налит кровью. «Из-за того что они забрали мой бумажник с документами, я не могу даже голосовать, — с горькой иронией сетует он. — Вот вся их демократия».

Глаза страны

Складывается впечатление, что «охота на глаза» — осознанная тактика египетских сил безопасности, действующих по указке Высшего совета вооруженных сил. По данным организации «Египетская инициатива за права личности», с 19 по 27 ноября более 60 человек обратились в каирский госпиталь Каср Аль-Айни с травмами глаз. По словам врачей, все пострадавшие, доставленные в госпиталь 19 ноября, в первый день демонстраций против Высшего совета вооруженных сил, были ранены в грудь, шею или лицо резиновыми пулями. На видеозаписи, сделанной в один из последующих дней, видно, как офицер полиции стреляет в толпу в переулке, а коллеги его поздравляют: «Отлично, ты попал ему в глаз!»

Но, как говорит оператор Al-Masry Al-Youm Ахмед Абдель-Фаттах, несмотря на опасность, журналисты будут продолжать работу: «Мы — глаза всего Египта. Мы не допустим, чтобы они ослепили всю страну».

Перевод с английского Оксаны Кличниковой


Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists (CPJ) —
международная неправительственная организация со штаб-квартирой в Нью-Йорке, занимающаяся защитой прав журналистов.


Парламентские выборы в Египте, первый этап которых состоялся 28 ноября, займут в общей сложности почти полгода. Второй и третий этап пройдут соответственно в конце декабря и начале января. Первое заседание нижней палаты парламента нового созыва откроется во второй половине января 2012 г. — сразу после объявления результатов голосования. Консультативный совет (верхняя палата парламента) будет избираться в феврале-марте будущего года, а приступит к работе 24 марта. Кандидаты в депутаты смогут баллотироваться только по партийным спискам. Выдвижение по одномандатным округам, как это было при бывшем президенте Хосни Мубараке, исключено: такая мера принята для того, чтобы устранить возможность прохождения в парламент бывших членов партии Мубарака. Согласно предварительным данным, на выборах с 40% голосов лидирует Партия справедливости и согласия (ПСС) — политическое крыло движения «Братья-мусульмане». Салафитская партия «Ан-Нур» набирает 20%, «Египетский блок» — блок либеральных и левых партий «Аль-Кутля аль-масрийя» — 15%.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.