Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Рублю прописали слабительное

18.08.2009 | Алякринская Наталья , Докучаев Дмитрий | №28 от 17.08.09

Реальна ли девальвация национальной валюты?
В России снова заговорили о девальвации. На этот раз с подачи депутата Госдумы и главы Ассоциации региональных банков Анатолия Аксакова, который призвал ослабить рубль на 30–40%. «Единороссы» единогласно осудили Аксакова, который после своего заявления срочно улетел в отпуск. А тем временем самые предусмотрительные граждане на всякий случай уже начали переводить рубли в доллары. The New Times с помощью экспертов решил выяснить, насколько реальна в ближайшее время девальвация национальной валюты и кому от этого будет хорошо

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы, глава Ассоциации региональных банков:
«Наша экономика находится в очень тяжелом состоянии. Чтобы помочь промышленности, нужна, на мой взгляд, кардинальная мера: надо резко — на 30–40% — девальвировать рубль. От этого выиграют все: продукция станет конкурентоспособной, выиграют люди — заводы заработают, появятся рабочие места, выиграют банки — начнут поступать долги от предприятий. Ну и долги предприятий обесценятся, потому что девальвация сопровождается инфляцией».
(Из личного видеоблога, 6 августа 2009 года.)

Необходима и неизбежна

Валерий Миронов, заместитель гендиректора Центра развития ГУ-ВШЭ:
«Девальвация необходима и неизбежна. Основной мотив для ее проведения — бюджет с большим дефицитом, на который сделало ставку правительство для выхода из кризиса. В следующем году дефицит вырастет до 7,5% (3,2 трлн рублей). И сократить его вряд ли возможно: к примеру, уже объявлено о повышении в 2010 году пенсий на 45,9%. Кроме того, 250 млрд рублей ($8 млрд) пойдут на докапитализацию коммерческих банков страны. Поскольку дефицит бюджета покрывается за счет средств Резервного фонда, которые номинированы в иностранной валюте, то девальвация рубля позволяет увеличить объем резервов. Рубль нужно девальвировать как минимум на 20% и одновременно с этим начать создание мощностей по производству импортозамещающей продукции. При этом очень важно провести девальвацию не по образцу осени 2008-го, когда она была растянута на три месяца, а резко, одномоментно закрепив курс, чтобы деньги не успели перетечь на валютный рынок».

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка:
«Перспектива девальвации связана с негативными ожиданиями того, что будет нарастать количество плохих долгов в банковском секторе. Сейчас государство старается через бюджетную политику стимулировать экономический рост. Бюджетные средства приходят в банковский сектор, а там — невозвращенные кредиты: в результате банки не могут выдавать новые. Соответственно страдает реальный сектор: он без заемных средств не выживает. В условиях, когда экономика уже упала более чем на 10%, девальвация рубля на 30–40% помогла бы реальному сектору. Это не значит, что мы безвозвратно уйдем на уровень 40–50 рублей за доллар. Все-таки сейчас ситуация не такая, как в 1998 году, когда под девальвацией подразумевалось, что курс падает и уже не возвращается. Просто нужно понимать, что Россия в ближайшие годы будет находиться в ситуации очень большой нестабильности валютного курса».

Максим Осадчий, финансовый аналитик:
«Теоретически девальвация вполне возможна. Во-первых, у нас очень высокая корреляция между курсом рубля и ценой нефти. Вспомните минувшую осень: когда цена барреля падала, то и рубль активно дешевел. Сейчас нефть растет, но уже осенью многие аналитики ожидают ее нового падения. Во-вторых, увеличивается чистый отток капитала из России. Это означает возрастающий спрос на иностранную валюту, что тоже приводит к ослаблению рубля. В-третьих, растущий бюджетный дефицит (4,3% ВВП по итогам 7 месяцев) означает, что у государства остается все меньше ресурсов, чтобы удерживать на плаву национальную валюту. В-четвертых, государство может решить, что ему выгодно ослабить рубль с целью поддержки отечественного производителя и предоставления ему ценовых преимуществ перед зарубежными конкурентами».

Опасна и чревата

Андрей Нечаев, министр экономики в 1992–1993 годах, президент ОАО «РФК-Банк»:
«Сегодня для девальвации нет объек­тивных оснований. Цена на нефть устойчиво держится на достаточно высоком уровне и в последние дни превышает $70 за баррель. Даже если в этом есть спекулятивный элемент, ясно, что она вряд ли резко упадет до $30–35. Кроме того, в последнее время рекордно выросли цены на никель и ряд других наших экспортных товаров, что обеспечивает увеличение притока валюты в страну и, соответственно, скорее способствует укреплению рубля, нежели его ослаблению. Поэтому, для того чтобы провести девальвацию, Центробанку придется предпринять усилия по массовой скупке доллара и евро. Это приведет к выбросу на рынок дополнительной рублевой массы, что, в свою очередь, разгонит инфляцию и приведет к росту цен. Учитывая, что в России доля импортных товаров в ряде секторов рынка превышает 50%, население и производители, которые зависят от импортного сырья и комплектующих, девальвацию ощутят весьма болезненным скачком цен».

Евгений Надоршин, главный экономист банка «Траст»:
«Осенью 2008 года на девальвацию уповали как на панацею: ждали чудо­творного оживления российской экономики. Но последовали 15% спада промышленного производства за полгода. Никакое ослабление рубля не даст отечественным производителям конкурентных преимуществ. Сейчас мы наблюдаем спад потребительского спроса и рост цен на импортную продукцию в крупных городах и без девальвации. Слишком во многих отраслях у нас нет возможности своими товарами заменить импорт. Поэтому девальвация попросту ударит по населению и приведет к падению уровня жизни. Подорожает все, включая машины, бытовую технику и даже продукты питания. Ослабление рубля заморозит развитие финансовой сферы и сферы услуг. А предприятия, нагруженные внешним долгом, попросту умрут».

При каких условиях возможна

Андрей Нечаев: «Наш бюджет сверстан под среднегодовую цену $50 за баррель. С учетом того, что большую часть года она была выше как минимум на $5–10, даже если цена опустится до $45 в оставшиеся месяцы года, то это понижение мы способны пережить относительно безболезненно. А вот если она дальше будет устойчиво держаться ниже $40, то это станет объективным фактором, способствующим девальвации».

Максим Осадчий:
«Девальвация станет возможной, если будет полностью растрачен Резервный фонд: из него уже изъято более триллиона рублей (на 1 августа осталось чуть более 2,8 трлн рублей). По расчетам правительства, средств Резервного фонда должно хватить, по крайней мере, до конца 2010 года. Однако спад ВВП очень сильный и бюджетный дефицит нарастает более высокими темпами, чем планировалось. Если резервы окажутся близки к нулю, а промышленный спад будет продолжаться, то неизбежно ослабле­ние национальной валюты».

Наталия Орлова:
«Если сейчас начнется резкий рост спроса на валюту, а Центробанк не сможет или не захочет проводить такие же масштабные интервенции на валютном рынке, как прошлой осенью, то рубль достаточно быстро и существенно ослабнет».

Будет или нет?

Алексей Кудрин, министр финансов РФ:
«Я против всяких искусственных операций, которые бы привели к девальвации. Курс руб­ля отражает объективные фундаментальные показатели страны. В ближайшее время эти показатели будут достаточно хорошими, у нас положительный торговый и платежный баланс. Пока цена на нефть высокая, говорить о девальвации не приходится». (Из интервью от 10 августа 2009 года.)

Валерий Миронов: «Поскольку выбран сценарий с большим дефицитом бюджета, то вероятность того, что рано или поздно потребуется девальвация, весьма высока. Она может произойти и не в нынешнем году. При этом, скорее всего, будет неожиданной. Да, правительство объявило, что ослабления руб­ля не будет. Но кто же будет рекламировать его заранее?»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.