Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Тлеющие надежды

17.08.2009 | Крылов Дмитрий | №28 от 17.08.09

Металлурги Златоуста перешли на подножный корм
Правительство намерено разработать отдельную антикризисную программу по поддержке моногородов. Пока же ситуация в них остается критической. The New Times с самого начала кризиса следит за ситуацией в одном таком городе — уральском Златоусте

Златоустовский метзавод после полуторамесячного простоя приступил к работе

Расположенный на Южном Урале в 1400 км от Москвы город Златоуст стал знаменитым во многом благодаря кризису. Столичные и зарубежные журналисты теперь — после Пикалева и Байкальска — постоянные гости 190-тысячного моногорода в Челябинской области и его градообразующего металлургического завода (ЗМЗ).* * Завод принадлежит холдингу «Эстар», штаб-квартира которого расположена в Москве. Вокруг завода, на котором до кризиса трудились 10 тыс. человек, восьмой месяц идет борьба между собственником, губернскими властями и рабочими.

«Попыхивающий» банкрот
На сегодняшний день метзавод, которому весной исполнилось 107 лет, является банк­ротом. С 22 июля на предприятии введена процедура внешнего наблюдения: за финансовыми делами теперь приглядывает назначенный арбитражным судом специалист. После полуторамесячного простоя (с 1 мая по 15 июня) завод вроде бы снова заработал. Впрочем, не совсем: «Завод запустили перед телекамерами, когда к нам приехали депутаты из Госдумы и губернатор Сумин. Пока он работает максимум на 20% от своей мощности», — говорит близкий к руководству ЗМЗ источник The New Times. Да и вышли на работу не все: за месяцы кризиса число работников на предприятии сократилось на треть и составляет сегодня менее 7 тыс. человек. Впрочем, как сообщили в пресс-службе завода, со дня на день ожидается, что на заводе вновь заработает мартеновская печь, которую остановили еще в декабре 2008 года. За полмесяца на ней собираются произвести 6 тыс. тонн продукции. Запуск печи обеспечит постоянной работой 500 человек. «Конечно, мы обрадованы, что завод наконец-таки стал хоть как-то попыхивать, — говорит рабочий сталелитейного цеха Николай. — Все лето прежнее руководство завода пудрило мозги простым рабочим и властям, и мы потеряли надежду, что вернемся сюда».

Загибающийся город
Особых альтернатив не только для рабочих завода, но и для жителей этого моногорода нет. Найти работу в ближайших городах невозможно: основные предприятия области работают на металлургическую или автомобильную отрасль, ко­­торые пострадали сильнее всех от кризиса.* * О том, как жители Златоуста приспосаб­ливаются к кризису, The New Times рассказывал в № 48 от 01.12.2008 г. и № 4 от 02.02.2009 г.

Поэтому рабочие и жители завода проводят время на своих дачах и огородах, где активно выращивают картошку, помидоры, огурцы, морковь... Заморозки в ночное время, случившиеся в начале июля, значительно потрепали нервы жителям моногорода. «Мы чуть не потеряли урожай картофеля, верхушки которого от мороза даже почернели. А без «собской» картошки ты в такое время точно пропадешь», — делится огородник Женя, который двенадцатый год ведет свое хозяйство.

И действительно, цены на городских рынках и в продуктовых магазинах на овощи и фрукты почти московские. «За 1 кг помидоров просят 40 рублей, за свежую картошку — 30, а за огурчики — 20. Это при средней-то зарплате 5–6 тыс. рублей!» — негодует Женя. Ко «второй волне» кризиса, которую специалисты пророчат осенью, горожане готовятся вполне традиционным образом, закатывая в трехлитровые банки овощи, ягоды и грибы.

Менее законопослушные граждане двинулись в криминал. «В городе наблюдается незначительное повышение преступной активности по сравнению с прошлым годом», — успокаивает пресс-служба УВД. Горожане рассказывают о другом: например, об ограблении пяти квартир за один день в центральном районе города, которое случилось две недели назад. Дошло до того, что с автомобилей скручивают госзнаки, оставляя записку с телефоном, по которому их можно «обнаружить» за 5 тыс. рублей.

Его борьба
Как дошли до такой жизни? «В докризисные времена завод набирал кредиты, чтобы модернизироваться. Кризис, разразившийся как гром среди ясного неба,* * Цены по отдельным товарным группам черной и цветной металлургии с сентября 2008 г. по март 2009 г. снизились на 50–70%. поставил крест на всех этих планах», — пояснил источник The New Times, близкий к руководст­ву завода. Как и вся металлургическая отрасль,
Златоустовский завод столкнул­ся с резким падением продаж своей продукции. В результате к началу 2009 года долг предприятия составлял 12 млрд рублей. В том числе за счет продажи оборудования его удалось сократить до 4,3 млрд рублей, которые до сих пор висят на нем, как гири на ногах. «Продажа оборудования, на котором, собственно, и создается основная продукция завода, — крайняя мера, на которую может решиться собственник такого предприятия», — говорит аналитик «Тройки Диалог» Михаил Стискин.

У 32-летнего вальцовщика Александра Негребецких, работающего на заводе восьмой год, свое мнение о причинах и следствиях: «Вы думаете, всему виной кризис? Как же! Воровство. Все рабочие видели, как с завода вывозили станки, кристаллизаторы, шихту. Умыкнули чуть ли не весь завод, теперь работать не на чем», — возмущается «мятежный» рабочий, который за последние полгода участвовал в трех голодовках протеста. Руководство подало на рабочего в суд «за клевету». Негребецких его вы­играл, но иск был отправлен в вышестоящую инстанцию — в челябинский суд. В начале августа на заводе поменялось руководство. Новым гендиректором назначили Рашида Нугуманова, который уже руководил предприятием с 2003-го по 2005 год. Известие об этом назна­чении рабочие, по словам Негребецких, встретили с ликованием, потому что «Рашид Фасхиевич знает завод и производство» и «ему лапши на уши уже не навешаешь, как это бывало при прежнем директоре Сергее Хомянине».

Слухи о выводе активов в пресс-службе завода комментировать отказались. Телефон владельца завода, главы «Эстара» и депутата Госдумы Вадима Варшавского не от­вечает.

Братская помощь
В начале же августа руководство Златоус­товского завода, Челябинского металлургического комбината (ЧМК) и правительство области подписали соглашение о стратегическом партнерстве. Так у метзавода появился «старший брат» в лице ЧМК (входит в группу «Мечел»). «Уже к концу августа челябинский партнер поставит около 11 тыс. тонн трубной заготовки, которую метзавод прокатает на своих станах и реализует», — пояснили в пресс-службе ЗМЗ. «Это добровольная помощь брату по региону в сложной ситуации», — сказал начальник отдела по связям с общественностью «Мечела» Илья Житомирский.
Все сегодняшние надежды горожан связаны с тем, что завод каким-то волшебным образом снова «оживет». Иной альтернативы у златоустовцев нет: новых рабочих мест в городе не появилось, уезжать некуда и не на что (все, кто хотел и имел возможность, уже уехали), а сезон огородов неумолимо заканчивается.
«Конечно, это хорошая новость для завода — партнерство с ЧМК. Только все это нужно было делать на полгода раньше. А сейчас... пригласили старшего челябинского брата передвигать оставшиеся от завода кирпичи. Нужно восстанавливать производство, а это ого-го какие деньги! Где их взять?» — сказал источник The New Times в руководст­ве завода.

Златоустовский металлургический завод, основанный в 1902 году, входит в группу компаний «Электросталь России» («Эстар»). Эта группа управляет 10 заводами, имеющими четыре направления деятельности: производство спецстали, труб, сортового проката и переработка лома. По итогам 2008 года выручка ЗМЗ составила 12,5 млрд рублей, чистый убыток — 77,14 млн рублей.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.