Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Выборы

4 декабря: в стране и за границей

05.12.2011 | The New Times | № 41 (226) от 5 декабря 2011 года

02_490_01.jpg
Десятки человек были задержаны в Москве вечером 4 декабря. Случайно в автозак попал даже чемпион Олимпиады-88 в Сеуле, футболист Игорь Скляров.

«Это публичное моральное поражение партии власти»

30 млн или около того, 27,5% от имеющих право голосовать — столько людей, по предварительным данным ЦИК, отдали свои бюллетени за «Единую Россию» и тандем. За 4 года партия власти потеряла почти 15 млн своих избирателей. Если верить официальным данным.

«Реальность еще хуже, — утверждает директор межрегиональной электоральной сети поддержки, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов. — Этот результат получен за счет максимального выжимания голосов в одиозных регионах (Чукотка, Тыва, Чечня)». «Результат в 50% — это уже со вбросами, — считает и политолог, сотрудник Института географии РАН Дмитрий Орешкин. — Там, где нашим активистам из объединения «Гражданин-наблюдатель»* * Добровольное объединение граждан по контролю за проведением выборов, созданное специально к кампании-2011. удалось контролировать подсчет голосов, а это Чита, Благовещенск и ряд других сибирских городов, «ЕР» получала не более 40%». Александр Кынев из Фонда развития информационной политики настроен еще более скептически и оценивает масштаб манипуляций примерно в 15%. «На деле «Единая Россия» набрала где-то 30 с небольшим процентов», — уверен он. «Сила админресурса упала почти на треть, причина — люди активно противились навязыванию властной воли», — подытоживает Голосов.
03_490_SX.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

03_240.jpg
Вбросы и выбросы

4 года назад, в 2007 году, «выжимание голосов» происходило прежде всего в национальных республиках: они дали «Единой России» примерно 12,5% голосов. В этом году за партию власти в Мордовии (репортаж из Атяшевского района республики — на стр.13) проголосовали 94%* * Здесь и далее приводятся цифры на 6.30 утра 05 декабря 2011 г., когда номер был подписан в печать. (2007-й — 94%), ювелирно попала в свой прошлый результат и Чечня — 99,48% (2007-й — 99,45%), Дагестан — 91,07 % (2007-й — 89,5%) и Татарстан (80% против 81,7% — в 2007-м) чуть перевыполнили). Очевидно, что здесь не столько голосовали, сколько рисовали цифры в бюллетенях. Дмитрий Орешкин напоминает, что в 2003 году вброс голосов в Татарстане обманул даже Владимира Путина: он поздравил партию «Яблоко» с прохождением в Государственную думу, а спустя 2 часа оказалось, что нежданно-негаданно, потеряв 2% именно в Татарстане, партия Григория Явлинского осталась за бортом.

Однако проблемы вертикали власти дали о себе знать даже в лояльных регионах: «Единая Россия» значительно просела в Кабардино-Балкарии (потеря — 18%), в Башкортостане (минус 13%), а в Свердловской области партия власти набрала в сравнении с 2007 годом вдвое (sic!) меньше голосов, 32% вместо 63% (репортаж о сопротивлении в Екатеринбурге — на стр. 10). Протестная волна, поднятая в интернете, дала себя знать: даже прокремлевские аналитики в прямом эфире государственного канала «Россия 1» признали: за «ЕР» голосуют те, для кого мизерные прибавки к зарплатам и пенсиям — возможность выжить, молодежь, которая в прошлом не ходила на выборы, составила основную волну сопротивления. Это было особенно видно в крупных городах: в Петербурге «ЕР» потеряла свыше 25%. В Москве — 12%, несмотря на массовые вбросы: по данным exit-поллов партия власти набирала в столице не больше 25%. Сейчас уже очевидно: стратегия Навального — голосовать за любую преодолевающую 7% барьер партию, кроме ПЖиВ, — сработала. Ее бенефициарами стали прежде всего КПРФ (они улучшили свой результат 2007 года почти на 8%) и «Справедливая Россия», шансы которой еще 2 месяца назад на прохождение в Госдуму казались почти нулевыми — скорее всего, она станет третьей по числу мандатов фракцией на Охотном Ряду (в 2007-м — четвертая), обойдя ЛДПР Жириновского. Наконец, партия «Яблоко», хотя и не прошла в федеральный парламент, набрала неожиданные 10,5% в Законодательное собрание Северной столицы.

А вот бойкот выборов вполне предсказуемого результата не дал: процент испорченных бюллетеней (1,5%) остался таким, каким был и 4 года назад.
02_490_02.jpg
3 тыс. активистов «НАШИх» обеспечивали на участках правильный процент «Единой России»

4 декабря

Итак, как это было: весь день голосования в разных регионах страны корреспонденты The New Times следили за тем, что происходило на избирательных участках.

«Согнали как скот какой-то», — тихонько возмущалась на ухо соседке пожилая женщина в розовых очках и смешном пушистом берете, расположившаяся на лавочке посередине платформы станции Перово московского метро.

«При совке хоть сами ходили, а тут выдернули, — отозвалась вторая, в короткой черной шубке. — И почему нельзя было по месту жительства хотя бы? Мне сюда долго добираться». — «Ну как же! Им надо явку повышать!»

«Так, все, идем!» — громко скомандовала низенькая женщина под 60, в каракулевом пальто и норковой кепочке.

«Это директор наш, Клавдия Николаевна», — сообщила корреспонденту The New Times крашеная блондинка неясного возраста в красном дутом пальто. Все трое, как рассказали, были сотрудницами отдела соцобеспечения, расположенного на юго-западе Москвы. Сюда, в рабочий район Перово, их и еще 20 других женщин схожего возраста (впрочем, в этой группе из 25 человек было и несколько молодых женщин, одна из них даже взяла с собой дочку лет семи) направили то ли поднимать явку, то ли добавлять голоса партии власти.

Нестройной колонной они поднялись из метро наверх и вышли на Зеленый проспект, потом свернули на 1-ю Владимирскую улицу: здесь и были избирательные участки № 1123, 1124, 1125. Часть группы тут же метнулась к лотку с пирожками. Другая дисциплинированно встала в очередь. Открепительных талонов не предъявляли, никто их и не спрашивал — подходили, называли себя, получали бюллетени, опускали их в урну. Стоявшая позади корреспондента The New Times женщина в голубой курточке говорила по телефону: «Прикинь, мам, меня уже дважды спросили, не из собеса ли я, а какая-то женщина, когда я опустила листок в урну, крикнула мне: «Аня, не забудь отзвониться!» А в это время все на той же станции метро «Перово» собралась новая организованная группа женщин.

Таких «каруселей», в которых участвуют либо бессловесные бюджетники, либо нанятые студенты (цена от 500 до 4000 руб. за голос), по стране было организовано множество. Только в Москве и только на телефоны волонтерской организации «Антикарусель» (здесь было организовано 50 мобильных бригад, отслеживавших «карусели») звонков с сообщениями об автобусах, курсировавших по столице, было несколько сотен.

«800 человек в районе Чистых прудов в одинаковых белых накидках стояли около памятника Грибоедову, ожидая указаний. Они рассказали, что их привезли из Орла и что каждый из них уже успел проголосовать за «Единую Россию» по 2 раза», — передал один из корреспондентов The New Times. Такие же люди в белых накидках появились и на Сельскохозяйственной улице Москвы, на избирательных участках № 686, 687, 688. Наблюдатель от КПРФ сообщил корреспонденту журнала, что «это были нашисты», их было 90 человек, и уследить, как они голосовали, не было никакой возможности.

Астрахань, Волгоград, Екатеринбург, Калиниград, Пермь, Санкт-Петербург — везде были зафиксированы «карусели» числом от 15 человек до нескольких сотен. Город Касимов, Рязанская область. «На участке № 15 стоит толпа за бюллетенями около 100 человек, их привезли автобусами. А здесь только 2 наблюдателя — и оба от ЕР: фиксировать нарушения отказываются», — написал читатель журнала.

Кроме «каруселей» были и прямые вбросы бюллетеней: во Владимире, в городах Кумертау и Белебей (Башкортостан), в Чистополе (Татарстан) — это только по сообщениям наблюдателей и авторов The New Times. В Москве журналисты предотвратили вброс 3000 бюллетеней за «Единую Россию» на 10 избирательных участках на северо-западе столицы в районе Хорошево-Мневники.

Во Владикавказе (Северная Осетия), на участке № 336, сообщила наблюдатель от «Справедливой России», «председатель УИКа предложил торг: за 1 голос за эсеров — вброс 50 за ЕР».

Были и прямые подкупы. В Коврове (Владимирская область), на заводе имени Дегтярева рабочим предлагали по 500 руб. за голос в пользу «Единой России», а на Пермском машиностроительном поступили еще проще: «либо голосуешь за ЕР, либо уволим», — передал корреспондент «Голоса». «Процент фальсификаций на этих выборах — 7–10%, в то время как в 2007-м было 15–20%, — говорит Дмитрий Орешкин. — Все дело в том, что граждане стали значительно активнее фиксировать нарушения, тогда как 4 года никто не протестовал».
 

Дальние подступы» к Кремлю весьма качественно перекрыты полицейской «пехотой»    


 

В осаде

Судя по тому, что творилось в центре Москвы, власть реально боялась массовых выступлений. Лидер Левого фронта Сергей Удальцов, собиравшийся со сторонниками идти на Красную площадь, был похищен из собственной квартиры, и только к ночи стало известно, что он снова арестован — на 5 суток.

Вот репортаж журналиста The New Times, в прошлом сотрудника спецназа «Вымпел» КГБ СССР, подполковника в запасе Анатолия Ермолина.

«Дальние подступы» к Кремлю весьма качественно перекрыты полицейской «пехотой»: возле метро у подземных переходов стоит оцепление, вдоль Манежной площади с той стороны проезжей части с интервалом 8–10 шагов выстроились бойцы в серых плащ-накидках. На площади между гостиницами «Москва» и «Метрополь» ровными рядами стоят «КамАЗы» дивизии внутренних дел из Балашихи* * ОМСДОН — отдельная мотострелковая дивизия особого назначения, когда-то входившая в состав войск НКВД. . В кузовах — личный состав. Повзводно. Умножаем 40 «КамАЗов» на 30 — уже 1200 молодых качественно подготовленных рукопашников, натасканных на предотвращение массовых беспорядков. Те самые «краповые береты». За памятником Карлу Марксу раскинули навесы армейские походные кухни, тут же — ровный строй мобильных биотуалетов.

На подходах к памятнику Жукову, то есть совсем близко к Красной площади, — плотный строй молодых полицейских почему-то азиатской внешности. Скорее всего, буряты. К одному из них подходит пожилая женщина лет 70: «Что, сынок, пригнали? Сначала небось за Путяху проголосовать заставили, а теперь в оцепление поставили? Стой, милок, стой — небось не по своей воле ты здесь». Бойцы молчат. Все проходы к Красной площади перекрыты. У входа на каток в дверях стоит частный охранник, который сообщает: «Каток закрыт по техническим причинам». — «А кто там катается? — спрашивают продолжающие подходить прохожие. «А эти… за кого голосовать сегодня будем», — уже совсем не по-доброму кривится охранник.

А в это время другой корреспондент журнала Егор Мостовщиков «косил» под «наших» — 3 тыс. комиссаров из Углича, Ярославля, Мурома, Махачкалы и Грозного были свезены в столицу для участия в «каруселях». 5 декабря ждут еще 4 тыс. комиссаров, 6 декабря — еще 8 тыс. Спрашивается, зачем? «Мы приехали поддержать Медведева, оказать ему поддержку», — рассказала девушка Марина, с которой корреспондент The New Times прошел в колонне от Большого театра до штаба «Наших» в пустующем павильоне № 57 на ВДНХ. Активисты выдали спальные мешки и разноцветные непромокаемые куртки. Очевидно, продолжение следует. Но об этом — уже в следующем номере The New Times.

Репортаж подготовили
Евгения Альбац, Илья Барабанов,
Ольга Бешлей, Дмитрий Докучаев,
Анатолий Ермолин, Егор Мостовщиков, Зоя Светова


4 декабря за пределами страны оказались 1 млн 816 тыс. избирателей. Для них в 55 странах работали 369 участков для голосования

В Германии, Польше и Латвии голосование впервые проходило с помощью электронной системы: избирателю выдавалась карточка со штрих-кодом, который нужно было приложить к автомату, позволявшему выбрать необходимую партию. Многие не сразу смогли разобраться, на какую кнопку нажимать, и на участках выросли длиннющие очереди. Кроме того, по свидетельству Сергея Медведева, наблюдателя от «Яблока», дежурившего на участке в Берлине, зачастую нарушался принцип анонимности: люди вынужденно прибегали к помощи сотрудников посольства. Были и более серьезные претензии: «Голосовать разрешают всем, просто переписывая данные паспорта. Имена потом никто не сверяет, так что потенциально можно проголосовать несколько раз по одному и тому же паспорту или по разным документам».

В целом активность избирателей за рубежом была куда более высокой, чем 4 года назад, к чему в наших посольствах и консульствах явно не были готовы. В Великобритании проголосовали 2208 человек. Результаты: 41% — «Яблоко», 19,7% — КПРФ, «Справедливая Россия» — 15,8%, «ЕдРо» с 10,6% — на 4 месте. Начало голосования было нервным: у российского посольства выстроилась очередь из 200 человек. Регистрация каждого избирателя занимала 4–6 минут. Поначалу работали всего 2 регистрационных стола, потом догадались добавить еще 8. По данным главы международного движения «Говори громче» Андрея Сидельникова, к середине дня проголосовали только 70 человек.

А вот свидетельство российского ученого Игоря Сутягина, проживающего сейчас в Великобритании: «Ощущение такое, что работники посольства специально тормозят процесс. Очень медленно пропускают людей. Потом вдруг выяснилось, что голосовать можно только по заграничным паспортам. Ранее на сайте посольства сообщалось, что люди могут голосовать, предъявляя оба типа паспортов».

В Нью-Йорк, по словам наблюдателя от «Яблока» Натальи Пелевиной, из России прислали 39 тыс. бюллетеней — по количеству зарегистрированных избирателей. Число проголосовавших за ЕР на участке Пелевиной, по ее оценкам, порядка 40%. Видимых нарушений не было, но к полуночи (по Москве) обнаружилось больше 30 тыс. пустых бланков, то есть проголосовал только каждый девятый. На вопрос наблюдателя, что будет с этими бюллетенями, работники избиркома (генконсульства) ответили, что будут их «гасить», «где-то в час ночи, не раньше».

Наталья Пелевина вместе с корреспондентом The New Times провела exit poll, разговаривая с теми, кто выходил с избирательного участка. Из 24 человек 12 проголосовали за «Яблоко», 6 — за ЕР, 2 — за ЛДПР, 2 — за КПРФ и 1 — за «Справедливую Россию». Одна женщина призналась, что голосовала против всех, то есть испортила бюллетень. Людмила, 73 года, учитель, опуская в урну свой голос, пожелала по-английски удачи «Яблоку»: «Good luck, Yavlinskii». И добавила: «Я была в России месяц назад, о людях там не думают, жаль страну».

В Берлине к полуночи по московскому времени объявили, что здесь с 30% победило «Яблоко». За ЕР отдано 24%, ЛДПР — 7%, «Справедливую Россию» — 15%, КПРФ — 14%, «Патриоты» и «Правое дело» получили менее 1%. «Я голосовала против «партии жуликов и воров», за «Яблоко», — говорит Аня Кушмий, русская студентка, живущая в Берлине. А вот пенсионеры Светлана и Альфред — убежденные сторонники «Единой России». «Везет одна лошадка, пусть и везет дальше, а недостатки будут всегда у всех, — говорит супруга Светлана. — У нас и дочка в Сиднее голосовала за «Единую Россию», и мама в Питере».

В Израиле, где зарегистрировано 157 тыс. российских граждан, по предварительным результатам лидировали «Единая Россия» и «Яблоко». Третья — «Справедливая Россия» — единственная партия, которая командировала своих наблюдателей на выборы в Израиле. Наблюдатель Юрий Бочаров считает, что в Москве не учитывают специфики страны, в которой проводятся выборы: «Многие в Израиле живут не в больших городах, а на периферии, где нет консульских представительств.

Материал подготовили
Ольга Голованова, Сергей Хазов,
Елена Шафран, Борис Юнанов






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.