Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Юноши и амуры Караваджо

08.12.2011 | Александр Шаталов | № 41 (226) от 5 декабря 2011 года

58_240.jpg
 У картины «Мученичество святой Урсулы»,
 1610 г.
Юноши и амуры. Выставка из 11 шедевров Караваджо открылась в ГМИИ имени А.С. Пушкина. Художник прославился своими контрастными световыми решениями, парадоксальными ракурсами, простонародным и чувственным изображением святых. The New Times изучал сюжеты знаменитого итальянца

Это самая большая выставка Караваджо, которая когда-либо проходила вне Италии. Даже на короткий срок такие картины из своих экспозиций музейщики отдают очень неохотно. Так что можно представить, с каким трудом эта выставка собиралась. А представлены на ней работы уникальные — чувственный «Юноша с корзиной фруктов» из римской Галереи Боргезе, драматическое «Положение во гроб» из Пинакотеки Ватикана, почти богохульское «Обращение Савла» из церкви Санта-Мария дель Пополо, молодой «Иоанн Креститель» из Капитолийских музеев Рима и т.д.

Святые простолюдины

Микеланджело Меризи да Караваджо (Караваджо — городок в Италии, откуда родом художник) прожил всего 39 лет. В самом начале своей карьеры он очень нуждался, а потому современники вспоминали его как «человека неотесанного, с грубыми манерами, облаченного в рубища и обитающего где придется», который вместе с тем выглядел вполне счастливым, когда рисовал уличных мальчишек, завсегдатаев трактиров и бродяг. О Караваджо пишут как о хулигане, готовом все время задираться, вступать в споры и драки, постоянно напивающемся и невоздержанном человеке. Возможно, так и было. Любящий простонародную жизнь, он сумел привнести ее запахи, вкус, детали в свои знаменитые полотна на религиозную тему, которые одновременно и восхищали, и смущали современников. «Он сделал нечто совершенно экстраординарное — снял святых со стены и сделал их обычными людьми», — пишет современный исследователь его творчества. Святые Караваджо похожи на простых людей, какими, собственно говоря, они и были. В картине «Обращение Савла» главное место занимает огромный круп лошади, под которую пал герой, пораженный светом святости, чтобы потом воспрять с земли уже в облике апостола Павла. Церковь не приняла написанного Караваджо апостола Матфея, которого художник изобразил пожилым крестьянином с босыми грязными ногами. Другой святой, Иоанн Креститель, в раннем полотне Караваджо (1602) — это обнаженный юноша, в котором трудно узнать будущего пророка. Знаменитый «Спящий амур» похож на уставшего пузатого мальчугана, а вовсе не на вестника любви. В «Отдыхе на пути в Египет» ангел удивляет нас бытовыми крыльями за спиной, имеющими грязно-серый оттенок. А какими должны быть крылья у ангела? Может быть, именно такими, как у обыкновенного голубя с римских улиц… Для Девы Марии в этой же картине позировала художнику его любимая проститутка Аннучче…

В поздние годы Караваджо рисовал почти исключительно на религиозные темы, сохранив в полотнах ту же эмоциональность, что и ранее. Его знаменитый «Мальчик, укушенный ящерицей», в котором впервые в живописи была зафиксирована мгновенная сценка — крик, искаженное лицо, — позднее откликнулся «Головой Медузы», искаженной болью. Познакомившись в тюрьме с Джордано Бруно и проведя с ним 3 дня в философских дискуссиях, Караваджо выразил свои эмоции от гибели ученого в полотне «Мученичество апостола Матфея». Легко провести параллель между сожженным в Риме на площади Цветов Джордано Бруно и этим полотном, в центре которого огромная фигура накачанного дебелого убийцы…
 

Любящий простонародную жизнь, Караваджо сумел привнести ее запахи, вкус, детали в свои знаменитые полотна на религиозную тему    


 

58_240_02.jpg
«Юноша с корзиной фруктов», 1593–1594 гг.
Андрогины

В России есть только один Караваджо — «Юноша с лютней» в Эрмитаже. Фигура юноши настолько женственна, что долгие годы картину называли «Лютнисткой». На нотах написано Gallus — имя миланского музыканта, друга художника. Некоторые полагали, что это его портрет. Однако сейчас исследователи называют другое имя модели — Марио Миннити, 16-летний художник, который жил с Караваджо и позировал ему для ряда работ. На выставке представлена картина «Юноша с корзиной фруктов», которую раньше тоже не случайно называли «Продавщица фруктов». Двусмысленно соскользнувшая с плеча андрогинного юноши рубашка, приоткрытый рот и корзина фруктов, символизирующая «сексуальную ненасытность», — это как раз те формы чувственности, которые мог позволить себе художник. Караваджо передает в полотнах эмоции, восхищение, страсть, ненависть, прикрывая свою развращенность прозрачными религиозными сюжетами. Это привлекало и современников, и покупателей — нравы эпохи Возрождения были соответствующими. Свои портреты художник делает тоже довольно неожиданными — в картине «Давид с головой Голиафа» (1605–1606) его отрубленную голову держит за волосы молодой возлюбленный, а в полотне «Соломея с головой Иоанна Крестителя» (1607–1610), написанном Караваджо с целью разжалобить своего покровителя, его отрубленную голову держит уже взрослый мужчина…

Скрывающийся от преследования наемных убийц, которые однажды даже нанесли ему несколько ударов кинжалом в лицо, Караваджо постоянно переезжал из одного места в другое. Он умер в небольшом рыбацком городке Порто д’Эрколе, как выяснили совсем недавно ученые, вследствие солнечного удара. В тот момент он болел сифилисом, и его организм был крайне ослаблен. Останки художника обнаружили в 1956 году в безымянной групповой могиле на 200 человек на старом тосканском кладбище. Спрашивается, чего еще можно было ожидать от художника с такими привычками…





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.