Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Телевертикаль

24 часа документального кино

06.12.2011 | Любовь Цуканова | № 41 (226) от 5 декабря 2011 года

Вера Кричевская — Любови Цукановой

52_490.jpg
5 декабря в эфир вышел обновленный телеканал документального кино «24.DOC». Лучшие мировые хиты и самые значительные российские ленты теперь можно смотреть круглосуточно не только по подписке, но и на обычной телевизионной «кнопке». Кто и почему решил открыть российскому зрителю окно в мир непридуманной жизни — узнавал The New Times

52_100.jpg
Канал
документального
кино будет выходить
в эфир круглосуточно
Телеканал с таким названием, принадлежащий компании НКС (Национальные кабельные сети), существовал с 2005 года. Он показывал преимущественно российское документальное кино, 5–7% содержания составляли иностранные фильмы о России. Эксклюзивным правом на трансляцию располагал оператор НТВ+. Сейчас рождается практически новый канал — с новой концепцией и новым содержанием. Главный продюсер «НКС Медиа» Ве-
ра Оболонкина сообщила The New Times, что меняется и принцип «транспортировки»: с 5 декабря обитатели примерно 75% московских квартир, имеющих доступ к сетям «Мостелекома», смогут сделать автонастройку своих телевизоров и смотреть новый телеканал на «кнопке» между «ТВ1000» и «ТВ1000–Русское кино». В Санкт-Петербурге доступность телеканала еще выше: «24.DOC» смогут смотреть в 90% квартир, подключенных к сети ТКТ. Сохранится и возможность получать сигнал по подписке.

«Несмотря на похожесть названий, на месте старого появится совершенно новый, принципиально иной канал», — сказала The New Times креативный продюсер «24.DOC» Вера Кричевская, полгода назад покинувшая телеканал «Дождь». «НКС Медиа» пригласили ее, чтобы реализовать новую концепцию. «Это полный перезапуск. Даже оформление будет выглядеть иначе: оно очень яркое, построено на настоящих журналистских репортажных фотографиях со всего мира», — подчеркивает Кричевская.

«Про что» будет этот обновленный канал?

Будем показывать документальное кино, которое только про сегодня, только актуальное, только про то, что мы еще не пережили, что нас еще волнует или уже волнует. Мы — я имею в виду человечество в широком смысле. В общем, это актуальная документалистика, то, что называется current affairs.

А кто будет производить актуальную документалистику?

На 70% это мировое кино, остальное — российское. Почему такая пропорция? Потому что в России очень мало кинодокументалистики, крохи. Самого яркого набралось в годовой сетке на 30% вещания. Но мне кажется, что все это очень вовремя и позитивно, потому что сейчас российское кино начинает развиваться. Очень большая заслуга в этом, конечно, фестиваля авторского документального кино «Артдокфест», который сейчас проходит в Москве и с рассказа о котором, кстати, мы начнем свое вещание. Российские журналисты и режиссеры все чаще участвуют в мировых питчингах — это мероприятие, где защищаются сценарные идеи перед инвесторами и продюсерами. В планах канала где-то через полгода, когда мы встанем на ноги, — провести крупномасштабный питчинг по всей стране и, может быть, сделать его вообще в прямом эфире. Защита сценарных заявок с точки зрения журналистики и понимания того, что происходит вокруг тебя, — это безумно яркая и интересная вещь. И я думаю, что мы обязательно этим займемся. И мы планировали хотя бы 5 фильмов произвести самостоятельно в течение года.
 

Сила документального кино намного больше, чем у ежедневной журналистики, потому что здесь совершенно другие человеческие затраты, другие глубины    


 

Клубы по интересам

Чем рассчитываете завлечь зрителей? Документалистика не слишком популярна в массах.

У нас будет 6 клубов по интересам, 6 линеек — и соответственно 6 премьер ежедневно. Мое самое любимое — «Полит.DOC». Ирак, Афганистан, финансовый кризис, глобализация, важные общемировые политические темы, рассказанные, конечно, через людей и конкретные истории. Эту линейку я буду строить недельными циклами. Например, неделя лучших фильмов о «Викиликс» из разных стран. Появился набор лент об арабских революциях. Подобрана фантастическая линейка — 5 фильмов о Берлускони, абсолютные мировые хиты за последние 2 года. Причем среди них будет фильм, который продвигается на рынке как запрещенный к показу в Италии.

Другое направление называется «Ино.DOC» — попытка собрать все существующее актуальное мировое кино о России. Я не очень верила, что наберется контента на год, но уже куплено, наверное, около 60 часов фильмов о современной России, безумно интересных.

В прайм-тайм мы ставим ленты для самой широкой аудитории — «Люди.DOC». Критерий отбора такой: если я могу эту историю рассказать на кухне за столом, пересказать кому-то, значит, этот фильм для нас. Есть просто фантастические истории — например, про мэра Барселоны, который выяснил, что у него быстротекущий Альцгеймер, и вместе со своей семьей принял решение уйти, а дальше мы вместе с семьей наблюдаем, как увядает его мозг. Или, например, «Моника и Дэвид» — невероятно трогательный фильм про любовь двух даунов, про их страхи и счастье. Или картина, где серьезнейший американский мафиози, состарившись, решил не уходить из жизни без славы, назначил свидание журналисту в мотеле на границе с Мексикой и рассказывает с картинками, с фотографиями историю своих самых успешных операций.

Будет еще экология — «Эко.DOС». Болезни, окружающая среда, вирусы, продукты, солнечная энергия, но все это тоже через людей. Для самой узкой аудитории — «Арт.DOC». Искусство, фотография, артхаусное кино и очень много литературы. И наконец, «Россия.DOC», только российское документальное кино. Нехватку наших фильмов мы пока разрешили тем, что купили 90 часов старого НТВшного контента, фильмы, снятые до 2001 года. Всего Парфенова, практически все фильмы Киселева и Сорокиной. Здесь мы отошли от концепта, это фильмы не про сегодня и больше публицистика, чем документалистика. Но мы их актуализируем текущими событиями. Перекличек будет много.

Важнейшее из искусств

Что вам лично в ваших планах дороже всего?

В мировом кино есть ключевой, главный шедевр документалистики — картина о Холокосте «Шоа» французского режиссера-документалиста Клода Ланцмана. Фильм 1985 года, который собрал все мировые призы и премии. В России он никогда не был показан. И когда я только начала заниматься этим проектом, я себе поставила такую внутреннюю задачу — приобрести права на этот фильм. В этом году в Америке он летом снова вышел в прокат в честь 25-летия, и не в телевизионный, а в широкий прокат. Я написала правообладателям кучу писем, запросов — цена была абсолютно для нас неподъемная, — и после прямого обращения к режиссеру они снизили стоимость до того порога, который мы могли преодолеть. Ланцман сказал: «Я иду на это только для того, чтобы русские увидели».

Чувствуется, что вы очень увлечены проектом. Почему это вам так дорого?

Боюсь громких слов, но я люблю думающую аудиторию. Сила документального кино намного больше, чем у ежедневной журналистики, потому что тут совершенно другие человеческие затраты, другие глубины. Эти фильмы пронизаны серьезными базисными вещами. Война, террор, свобода и несвобода, смелость, поступок... Мне кажется, что это очень важный человеческий и гражданский контент.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.