Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

Раб возвращается на галеру

08.12.2011 | Алексашенко Сергей | № 41 (226) от 5 декабря 2011 года

36_490.jpg
Думская кампания для многих — лишь преамбула к кампании президентской, итоги которой и зададут вектор движения страны на ближайшие годы. Интриги эта кампания не сулит, о последствиях есть смысл порассуждать

Владимир Путин сделал свой выбор: он мог бы войти в историю как президент, при котором Россия продемонстрировала поистине феноменальный период экономического роста — 6,9% в среднем за 1999–2008 годы — и превратилась из фактически банкрота в страну, расплатившуюся по своим долгам и обладающую третьими в мире по объему валютными резервами. Вместо этого Путин решил в историю вляпаться — остаться еще на 6–12 или большее количество лет высшим должностным лицом российской вертикали власти. Для чего?

3 разных срока

Возможно, Владимир Путин искренне верит в свое мессианское предназначение и считает, что его нахождение у руля идет на благо России. Но история по-иному смотрит на подобные шаги политиков: как правило, им суждено по полной программе нести ответственность за все, что они делали. Временами эта ответственность бывает лишь исторической: наиболее яркий пример — Сталин. Временами история заставляет политиков, узурпировавших власть, отвечать в судах еще при жизни — так случилось с Пиночетом, Мубараком или Саддамом Хусейном. А порой и до суда дело не доходит, как в случае с Каддафи или Пол Потом.

Нет, бывают и исключения — например, лидер Сингапура Ли Куан Ю — это политики, которые смотрят в будущее, для которых процветание страны важнее корыстных интересов своих друзей и родственников. Но их успехи опираются не на стоимость бочки нефти, а на стремление к постоянным изменениям, на желание сделать что-то, от чего стране и ее гражданам станет жить хотя бы немного, но лучше.

Конечно, я не знаю, с какими мыслями Владимир Путин возвращается в Кремль. Но не могу не отметить, что его 3 предыдущих четырехлетия сильно отличались одно от другого. Действительно, 2000–2003 годы были периодом укрепления государственных институтов, восстановления после тяжелейшего трансформационного периода, охватившего все 90-е годы, временем сближения с Америкой в международных отношениях. Правда, случился тогда и разгром независимого телевидения, который, как теперь понятно, был абсолютно продуманным стратегическим решением. Этот период закончился арестом Михаила Ходорковского и национализацией ЮКОСа. Второй путинский срок (2004–2008 годы) ознаменовался национализацией многих других компаний («АвтоВАЗ», «КамАЗ», «Пермские моторы», ВСМПО и т.д.), закручиванием политических гаек: отменой свободных выборов в парламент, выборов губернаторов и мэров, ликвидацией многих политических партий, борьбой с НКО. Вслед за этим пришел 3-й срок, когда наш герой формально отступил на позицию премьера, — основными его характеристиками стали безудержное казнокрадство и превращение государства в инструмент личного обогащения для чиновников, появление огромного числа миллиардеров, сделавших свое состояние, исключительно опираясь на дружеские связи с Владимиром Путиным, и вторжение в Грузию.

Следует ли из этого, что очередной срок — на сей раз шестилетний — явит нам нового Путина?

По праву сильного

Предстоящие годы будут отнюдь не простыми для российских властей: стареющее население и растущая социальная нагрузка на работающих, безумные военные расходы, профинансировать которые можно только в условиях быстро дорожающей нефти, критическая зависимость платежного баланса (следовательно, и курса рубля) от той же цены на нефть и внешних займов, падающая инвестиционная активность частного бизнеса и растущее технологическое отставание от ведущих стран… Нельзя сказать, что эти проблемы неразрешимы — многие страны с ними сталкивались, и большинство находило подходящие рецепты. Поэтому было бы желание их решать! А вот с наличием желания возникают вопросы.

Ведь желание решать проблемы неизбежно упирается в необходимость ущемлять чьи-то интересы. А в России интересы правящего клана более чем могущественны. Современная политико-экономическая конструкция в стране строится на альянсе бюрократии и «генералов» экспортно-сырьевого сектора. Они сформулировали такие правила игры, которые позволяют на долгосрочную перспективу гарантировать им дележ природной и бюрократической ренты. В обмен на свой доступ к природной ренте крупный бизнес отдал чиновникам «на съедение» всю страну, поскольку бюрократическую ренту платят все. Безусловным интересом этого альянса является недопущение изменения правил игры. Именно поэтому такое жестокое сопротивление вызывают любые попытки сформировать пусть и слабые, но работающие институты.
36_cit.jpg
Объявленная Дмитрием Медведевым попытка модернизации построена на лживом тезисе о том, что «мы построим политические институты, когда на них будет предъявлен спрос со стороны новой экономики». Проблема состоит в том, что новая экономика не может возникнуть при старых институтах и существующей бюрократии. Бюрократическая рента делает ведение бизнеса в России крайне дорогим. Прибыльный бизнес сейчас возможен только в том случае, если у предпринимателя есть доступ к бюрократу, с которым он готов делиться и который готов закрывать глаза на то, что этот предприниматель не соблюдает правила или нарушает ограничения.

Современный российский бизнес не может потребовать создания новых институтов: он уже приспособился работать при старых и боится перемен. Изменение институтов нужно молодому поколению, которое входит в жизнь и довольно быстро ощущает свою невостребованность, а потому готово уезжать из страны. Изменение, вернее даже — строительство институтов нужно на самом деле государству, если оно чувствует угрозу своей устойчивости.

Однако не похоже, чтобы сегодня Владимир Путин видел какие-либо угрозы или чувствовал беспокойство: он излучает полную уверенность в том, что власть в стране принадлежит ему по праву сильного, и, чтобы эту власть не потерять, нужно, чтобы все остальные были слабыми. Чтобы им нельзя было защищать свои интересы в судах и надеяться на власть закона. Чтобы они зависели от безмерно разросшейся орды чиновников, щеголяющих друг перед другом особняками, машинами и часами, стоимость которых превышает их зарплату за несколько лет. Чтобы нельзя было иметь свое представительство в парламенте, который не является «местом для дискуссий». Чтобы они не рассчитывали на помощь правоохранительных органов, которые не право охраняют, а занимаются рэкетом, пытками и убийствами. Ведь все это вполне устраивает нынешнего российского премьера, которому через короткое время вновь суждено стать президентом. И все, что нужно, — ничего не менять, оставить все как есть.

Похоже, именно для этого раб возвращается на свою галеру.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.