Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Бубенчики славы

14.08.2009 | Новодворская Валерия

15 августа французские бонапартисты отметят 240-летие Наполеона Бонапарта
Кто бы мог ожидать? В 240-ю годовщину со дня рождения Наполеона Бонапарта среди французов опять нашлись бонапартисты, намеревающиеся 15 августа шумно отметить эту полукруглую дату. А между тем мало есть во французской истории личностей, которые нанесли бы Франции такой моральный и материальный урон. Кодекс Наполеона – очень полезная вещь, но ведь даже Людовик XVIII с его Хартией относился к прессе более терпимо и либерально, чем Наполеон, который просто ненавидел газетчиков.

Как это ни странно, французские бонапартисты сильно смахивают на наших державников и даже сталинистов. Одни и те же ценности: милитаризм, экспансия, жестяные барабаны, громыхающие по мостовым сапоги, побрякушки орденов, бубенчики славы, елочная мишура аксельбантов. Минус НКВД и лагеря. Парадный, нарядный авторитаризм, и, конечно, интересы империи превыше интересов отдельного француза, целую эпоху воевавшего и умиравшего черт знает за что и в самых неподходящих местах: и в российских снегах, и в африканских песках, и в испанских горах, и на германских равнинах. Наполеон поманил французов дудочкой славы, как Крысолов, и они пошли за ним. И утонули в собственных бесполезных победах. Наполеон пытался воссоздать в XIX веке империю Каролингов. Последствия были самые фатальные: на Францию ополчилась вся Европа плюс Англия; Россия умиряла ее посредством Священного Союза; пока Англия развивалась и богатела, Франция играла в солдатики и отстала от нее на столетия. И самое страшное – это знаменитая поэма восторженного Гейне «Во Францию два гренадера…». Там один солдат другому говорит, что пустит по миру просить милостыню и детей, и жену, и что его одно только заботит: «В плену император! В плену!» Бедолага-гренадер выражает готовность даже выйти из гроба на призыв императора. Знакомый мотив… Здесь и до тоталитаризма уже недалеко.

У нас у всех есть основания в эту годовщину вспомнить недобрым словом Наполеона Бонапарта. Он и в нашей истории сыграл самую зловещую роль. Русские солдаты умирали из-за бесполезных мечтаний Александра I там, где Наполеон зарабатывал свою громыхающую славу: то в паре с Австрией или Пруссией под Аустерлицем и Эйлау, то в большой компании под Лейпцигом, то на Висле или на Бородинском поле. Выигранная Александром I война 1812 года поглотила реформы Сперанского и принесла России аракчеевскую реакцию, военные поселения, самодовольный взгляд поверх Европы и новую роль ее жандарма, ибо Священный Союз был предтечей Варшавского Договора и Россия в нем играла роль Старшего Брата, готовясь к амплуа Большого. Даже у Пушкина, которого Александр I отправил в ссылку, вырвалось в адрес царя: «Простим ему неправое гоненье: он взял Париж, он основал Лицей!». И то, что русские крестьяне получили право по воле своего барина топить в проруби отставших «францюзей», потом отзовется сожжением блоковской библиотеки и выбрасыванием из окна рахманиновского рояля в Гражданскую войну, когда чернь с особой охотой убивала богатых и образованных.

Тщеславия и бахвальства после 1812-го хватило на 44 года: до 1856-го, до позора России и до ее поражения в Крымской войне. Тогда и начались Великие реформы Александра II, а заглохли они на имперской политике «русификации» всех «инородцев», введенной Александром III. На русско-японской войне мы заработали 1905 г., после чего победы в Первой Мировой прикончили и империю, и 60 млн ее граждан.

И когда я слышу сегодня звон бубенчиков в шаманских бубнах кремлевских стратегов по случаю годовщины аннексии Абхазии и Южной Осетии, я гадаю, во что обойдется стране эта очередная бесславная победа.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.