Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Тверская аномалия

05.12.2011 | Бешлей Ольга | № 41 (226) от 5 декабря 2011 года

От Москвы до Твери — 167 км, всего 2,5 часа на электричке. Однако партия власти здесь проигрывает уже третий год подряд — проигрывает коммунистам. Прогноз на 4 декабря — «Единая Россия» не наберет больше 40–45%. «Со всеми вбросами», — комментирует один из собеседников. За неделю до голосования рейтинг партии власти здесь был в районе 18–20%. Как формировался антипутинский народный фронт — на месте изучал The New Times

Кафе называлось «Библиотека», на фронтоне — известный профиль молодого Пушкина, внутри, на стенах — портреты Гоголя, Есенина, Ахматовой, по периметру зала, почти под потолком — деревянные полки с книгами. Все вместе это напоминает известное московское кафе «Квартира 44», ну разве что без пафоса и победнее. Ну и название улицы тоже было как специально — улица Вольного Новгорода. Почему в самом центре без малого 900-летней Твери, в советское время носившей имя всесоюзного старосты дедушки Калинина, в 500 метрах от здания, где находится управление делами аппарата губернатора, появилась улица с таким названием — это вопрос для краеведов. Но антураж для встречи с тверскими оппозиционерами — самое оно.

Вне системы

Алиса, Юра и Максим — все трое студенты. Алисе и Юре Суетину — он единственный, кто разрешил упоминать свою фамилию со словами «мне уже ничего не поможет», — по 20, Максиму только 18. Все трое — друзья Александра Блинова, фотографиями которого сейчас заполнен интернет. 20-летний Блинов, студент 2-го курса Тверского госуниверситета, и есть главный местный оппозиционер. Вот уже год Блинов проводит в городе всякие акции, причем не только политические: собирал, например, людей на поиски пропавших. А 4 ноября он с друзьями собирался принять участие в акции «Русский пробег» — марафоне в честь Дня народного единства. Бежать ребята хотели в майках со слоганом «Единая Россия — партия жуликов и воров». На месте, откуда должен был начаться пробег, Блинова с друзьями встретила полиция, которая потребовала от них снять футболки. Видеоролик беседы Блинова с подполковником Ивановым Андреем Эдуардовичем сейчас вывешен в интернете. Снимал его другой тверской оппозиционер — Евгений Маринушкин, с которым корреспондент The New Times познакомилась в том же кафе «Библиотека».

Александр Блинов сейчас в спецприемнике: его осудили на 12 суток по обвинению в нарушении п. 3 статьи 19 Кодекса административных правонарушений — «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции». Неповиновение его заключалось в том, что 19 ноября, во время митинга против роста цен на бензин, он раздавал на улице ленточки все с тем же лозунгом против ПЖиВ: его тогда задержали, но через несколько часов отпустили. А когда спустя неделю, 25 ноября, Блинов пришел в суд, чтобы взять материалы своего дела, его арестовали на улице, по дороге домой. Как Блинов говорит: «Подошли люди в штатском, затолкали в машину» — это были сотрудники Заволжского РУВД, отвезли в отделение, где ему вменили уже статью 20.1 — «Мелкое хулиганство»: якобы он шел по улице и ругался матом. Эта статья подразумевает административный арест до 15 суток. Блинова и «закрыли». Короче, выйдет он только 6 декабря.
16_490.jpg
Юра (1) и Максим (4) — друзья и соратники лидера тверской внесистемной оппозиции 20-летнего Александра Блинова (2). Член тверской «Солидарности» Евгений Маринушкин (3) с удовольствием помогает молодым людям в их деятельности

В борьбе против ПЖиВ


Алиса работает в местной газете, ни в какой партии или движении она не состоит. Юра Суетин — член Либертарианской партии: раньше он ездил на оппозиционные митинги в Москву, а летом обнаружил, что, оказывается, протест есть и в его родной Твери, и примкнул к Блинову и Ко. 18-летний Максим — на лицо вылитый Гоголь, только без усов. Он рассказывает: «Я не хотел в политику лезть, пока не стану совершеннолетним. В марте этого года впервые услышал «Эхо Москвы» — и для меня это стало большим открытием. Я решил, что нужно начать что-то делать». И летом он начал участвовать в акциях, осенью вместе с другими делать листовки и расклеивать их по городу. Листовки эти в Твери замечаешь сразу: например, они наклеены на урнах — лист белой бумаги формата А4, на котором большими красными буквами написано: «Отправь едро в помойное ведро». Максим, как реалист, не распространяется о себе: опасается, что гражданская активность обернется проблемами в университете. Ни к какой партии он, как и Алиса, не принадлежит. Политическая самоидентификация: «Я просто со всеми».

Самый старший из этой группы — Евгений Маринушкин, ему 44. Классический интеллигент — с аккуратной бородкой, в очках. На кофте — значок «Против Единой России — партии жуликов и воров». Когда-то был в СПС, теперь — в «Солидарности».

На вопрос, против чего и за что они борются, отвечают: не допустить монополии одной партии — то есть все они в принципе сторонники стратегии Навального. Но горячо говорят и о бедах города: власти сокращают парк трамваев и автобусов, «хотя Тверь архитектурно планировалась именно как город для общественного транспорта!» — говорит Алиса. Глохнут старые заводы. «Только у вагоностроительного сейчас наконец заказы появились от РЖД», — вставляет Юра. В жутком состоянии ЖКХ. «Некоторые районы Твери в этом году 6 месяцев были без горячей воды», — возмущается Максим. В общем, не хуже, чем везде.
17_cit.jpg
Чем так мешает им и городу партия власти? «Дело не в том, что именно «Единая Россия» делает в городе что-то плохое. Люди устали от этой власти, от режима. И мы боремся против ЕР, как против символа этого режима», — говорит Алиса. Таких, как эти ребята, в Твери пока немного, человек 30. Координируются они в основном через социальную сеть ВКонтакте.

Правда, политические мероприятия проводить все труднее: по их словам, бывший губернатор Дмитрий Зеленин (он был отправлен в отставку президентом в июне 2011 года) и акции разрешал, и вбрасывать за «Единую Россию» на выборах не особо старался. Бизнесмена Зеленина сменил Андрей Шевелев, бывший вице-губернатор Рязанской области, десантник, участник первой чеченской войны и Герой России: при Шевелеве, рассказывают ребята, не санкционировали ни одного митинга, а теперь вот еще и активистов хватают. «За нашим новым губернатором из Рязани потянулась кличка Контуженный», — улыбается Евгений. «А его зам Дудукин гордится своим прозвищем Рязанский Геббельс», — добавляет Алиса.

16_240_04.jpg
Секретарь Тверского обкома КПРФ Андрей
Истомин (слева) уверен, что бороться
с монополией ЕР оппозиция должна дружно
Народный фронт

На выборах в городскую думу в 2009 году победу одержали коммунисты. Но почти сразу же они столкнулись с оппортунистами в собственных рядах. В результате у КПРФ сейчас 13 депутатов, а у «Единой России» — 14. Однако меньшинство в один голос позволяет коммунистам блокировать поправки в городской устав, без принятия которых нельзя провести и закон о бюджете на следующий год. А это уже площадка для торговли: коммунисты таким образом, как они говорят, пытаются вернуть выборы главы города, которые усилиями «Единой России» были отменены еще в 2008 году. Короче, если партия власти не сумеет договориться с «красными» коллегами, то в декабре дума будет распущена. По словам местных журналистов, эта ситуация во многом и обвалила рейтинги партии власти — данные закрытых опросов показывают, что рейтинг «Единой России» по Твери упал до 18%.

Тверской обком КПРФ ютится в двух небольших смежных комнатках на улице Московской. На стене — огромный красно-белый плакат: серп, молот, КПРФ. Слева от плаката висит современный плоский телевизор, справа на высокой тумбе — гигантский бюст Ленина и крохотная вазочка с цветочками.

«Понимаете, мы боремся за демократические свободы, которые власть в лице «Единой России» у людей отобрала. Например, выступаем за выборность главы города, — объясняет успехи партии в Твери Андрей Истомин, секретарь обкома и член Законодательного собрания Тверской области, худой усатый мужчина лет 40. — У нас была большая работа непосредственно с избирателями. Особого доступа к телевидению ведь нет. Еще на выборах в городскую думу в 2009 году помогло то, что сумели закрыть все участки наблюдателями и предотвратить несколько попыток вброса».

Еще Истомин ставит в заслугу себе и коллегам по КПРФ отставку губернатора Зеленина: «Его убрали именно потому, что он допустил наши победы». Правда, победа эта вышла оппозиции скорее боком: губернатор-десантник отличается суровым нравом.

«При прошлом губернаторе во время предвыборных кампаний широко использовали административный ресурс, но не было силового давления, — говорит Истомин. — При нынешнем — все уже по полной программе».

В битве против партии власти тверские коммунисты готовы действовать в связке с несистемной оппозицией, то есть с тем самым Александром Блиновым и его товарищами: «Можно сказать, что в Твери стали складываться ростки не формального, а настоящего народного фронта — появляются гражданские активисты, — говорит Истомин. — Очень популярен Навальный. Мы поддерживаем его сторонников, распространяющих в городе листовки «Голосуй за любую другую партию», и даже помогаем им материально».

Ребята из группы Блинова подтверждают слова Истомина: «Да, мы работаем вместе. Когда Сашу взяли, Истомин написал депутатский запрос, юристы ЛДПР помогли нам заявле- ния писать, а эсеры не прочь привлечь нас в качестве наблюдателей на выборах от их партии». Помогает им, кстати, и московская оппозиция — и не только агитационными материалами: помочь с адвокатами для арестованного Белова взялись сразу и Владимир Милов, и Алексей Навальный.

Верю не верю

Из 20 человек, опрошенных корреспондентом The New Times на улице, 19 сказали, что на выборы пойдут. Собрался проигнорировать выборы лишь охранник в администрации губернатора. «Я 10 лет не голосую, потому что никому не верю», — сказал он. Большинство из тех, с кем удалось поговорить в ходе этого импровизированного опроса, — 15 человек — еще не решили, за какую партию будут голосовать. К примеру, пожилая женщина, гулявшая с внуком рядом с памятником ликвидаторам чернобыльской катастрофы, сказала: «Буду голосовать за какую-нибудь, которая не «Единая Россия», потому что в парламенте должна быть оппозиция. А весной, конечно, буду голосовать за президента. То есть за Путина». Из 20 опрошенных лишь двое — молодая девушка лет 20 и старушка, с которой автор столкнулась возле общественной приемной Путина, — сказали, что точно отдадут свои голоса за «Единую Россию». Кстати, бабушка на вопрос о том, как ей помогли в общественной приемной пока премьера, вполне раздраженно ответила: «Если бы помогали, я бы не ходила уже пятый раз». Но при этом сказала, голосовать будет все равно за «Единую Россию», «потому что партия власти». Как посчитают голоса в Твери — узнаем совсем скоро.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.