Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Смена декораций

18.02.2008 | Альбац Евгения , Барабанов Илья | № 07 от 18 февраля 2008 года

Владимир Путин прощается. Но не уходит

Владимир Путин нашел свое «место в строю». Наконец стал понятен смысл его затянувшейся «прощальной гастроли»: он прощается, чтобы никуда не уйти. Как менялись представления президента о своем будущем и чем нам это грозит — исследовал The New Times

За последний месяц Владимир Путин провел как минимум восемь встреч, на которых он подводил итоги: встреча с патриархом Алексием II и лауреатами премии фонда «Единство православных народов»; расширенное заседание коллегии ФСБ; заседание Совета по развитию местного самоуправления и заседание расширенной коллегии МВД; выступления на 15-летии «Газпрома» и программная речь «О стратегии развития России до 2020 года» на Госсовете; почти пятичасовая пресс-конференция в Кремле и, наконец, уже на этой неделе, 20 февраля, анонсированная речь на открытии 12-го Всемирного русского народного собора в Кремлевском дворце.

Прощание славянки

Итак, президент прощается: «Все поставленные задачи достигнуты. Все поставленные цели достигнуты. Задачи выполнены» — это из его выступления на кремлевской пресс-конференции. И — не прощается: «Я сформулировал задачи для развития России с 2010 по 2020 год. И судьба складывается так, что у меня есть возможность принять участие, прямое, в достижении этих целей, — сказал Путин на своей пресс-конференции. — Надо только порадоваться и работать».

При этом президент бесконечно напоминает, что Конституцию под себя не переписывал и переписывать не намерен. Аналитики долго гадали: к чему такая щепетильность, коли, как заметил один известный политик, основной закон страны, его дух и смысл «за последние годы изнасилован и растоптан»? И действительно: для конституционного закрепления за собой функций главы государства Путину надо было внести изменения лишь в одну статью 81 и лишь в один ее пункт 3,1 заменив «более двух сроков подряд» на «три», «четыре» или вовсе убрав ограничения. Уходя и при этом оставаясь, Путин нарушает главный принцип Конституции — принцип сменяемости власти.

Теперь, наконец, все встало на свои места. Все последние месяцы Владимир Путин искал конструкцию, которая позволяла бы ему, с одной стороны, выглядеть в глазах западного истеблишмента человеком, который играет по правилам цивилизованного мира и умеет держать слово, с другой — сохранить контроль над властью и собственностью и тем удовлетворить запрос силового клана, который он сам привел в Кремль и заложником которого — ожидая или не ожидая того — стал. Проще говоря: как стать батькой Лукашенко и при этом сохранить рукопожатие западной элиты?

Сердце склонно к измене

Впервые Путин заявил о своем уходе по истечении двух конституционных сроков еще в 2001 году. Тогда, выступая на торжественном приеме в Кремле по случаю 8-летия со дня принятия Конституции, президент сказал: «Конституция — это Основой закон государства. Она больше никогда не будет идеологическим жупелом или чьей-то политической игрушкой. Это в полном объеме относится к сроку президентских полномочий, который под действующего президента меняться не будет».

В 2005-м: «Я свою задачу вижу не в том, чтобы вечно сидеть в Кремле», — заявил президент во время «Прямой линии» с россиянами.

На многочасовых посиделках с так называемым Валдайским клубом — ежегодных встречах главы государства с западными экспертами2 — Путин также неизменно подтверждал свое намерение уйти. Так было в 2004 году, так было в 2005-м, а в 2006–м Путин зафиксировал свою приверженность Основному закону письменно.

Политолог из Вашингтона Николай Злобин в лоб спросил Путина, собирается ли он остаться президентом и на третий срок? «Чего вы от меня хотите?» — ответил вопросом на вопрос президент. Политолог: «Ответа на вопрос: вы будете баллотироваться на третий срок? Да или нет? Только «да» или «нет»? Путин: «Нет. Это все?» Политолог: «Нет. А вы будете менять Конституцию? Да или нет?» Путин: «Нет».

По итогам этой встречи Владимир Путин написал вашингтонскому гостю с российскими корнями даже расписку в том, что он уйдет, и подарил ручку, которой подписал документ.

Активные мероприятия

Однако, убеждая Запад, Путин, судя по всему, уже в середине своего второго срока начинает всерьез задумываться над тем, что уйти ему будет трудно. А в 2007 году операция «третий срок» уже входит в активную фазу. Кремлевские идеологи вбрасывают в массы исторические параллели между Путиным и Франклином Делано Рузвельтом, который в 1940 году, во время налетов нацистской авиации на Великобританию, принимает решение и избирается на третий срок. (После смерти Ф.Д. Рузвельта конгресс США внес поправку в Конституцию, ограничивающую президента двумя сроками.) Параллель прозрачна: идет битва за Россию, которая без Путина просто погибнет. К концу 2007 года новая аллюзия, отсылающая к Дэн Сяопину: Путин — «национальный лидер». Претензии на это лидерство президент доказывает в ходе триумфальной для «Единой России» парламентской кампании.

К концу 2007 года Путин окончательно понимает: уйти ему не удастся. Созданная им «вертикаль власти» без него рухнет. Но главное: погребет под собой активы прокремлевских кланов, силовиков прежде всего, для которых Путин — единственная гарантия неприкосновенности их собственности и счетов. Так президент окончательно становится заложником выстроенной им «вертикали». Но это еще полбеды. Беда, что это же начинают понимать и в тех кругах, чье мнение для Владимира Путина по-настоящему важно (к собственной челяди он относится с откровенным и все чаще демонстрируемым презрением) — в кругах западной политической и финансовой элиты.

Волки, волки

Президенту не объяснили, а ни в Ленинградском госуниверситете, ни в Краснознаменном институте разведки тому не учили, что современный капиталистический мир живет по законам так называемых неполных контрактов. Другими словами, отношения между партнерами на политическом или предпринимательском рынке невозможно прописать на бумаге: всегда за пределами договора остается нечто, что регулируется не бумагой — доверием партнеру и его слову. На политическом мировом олимпе слова, сказанные по закрытой телефонной связи или на встречах «восьмерки» президентами/премьер-министрами, порой имеют значение большее, чем десятки подписанных соглашений и договоров. Ровно поэтому клятвы Путина в верности Конституции на Западе воспринимали вполуха. Смотрели на дела. И замечали, что одно противоречит другому. Говорит: «Государство не заинтересовано в разрушении ЮКОСа» — и разрушает. Говорит: «Ренационализации не будет» — и создает госкорпорации. Говорит: «Ухожу, уйду» — и не уходит. Так Владимир Путин все больше оказывался в одном ряду не с Николя Саркози или Гордоном Брауном, но с Лукашенко, Назарбаевым, Исламом Каримовым. Судя по той агрессии и по той уличной, если не сказать уголовной, фене, с которой Путин сегодня нападает на Запад, сам президент понимает: этот мир может для него закрыться. Отсюда и агрессия.

Финансовые гарантии

На что же рассчитывал Путин, так рискуя? Почему он был уверен в том, что новый президент, пусть даже это его старый друг, не отправит премьера Путина в отставку, забыв разом и про «национального лидера», и про «высочайшие рейтинги доверия»? Ответ: на «Газпром». Экономист Владимир Милов и политик Борис Немцов в своем докладе «Путин. Итоги» прописали механизм, с помощью которого ближний круг президента выстроил для него — и для себя — безопасную, как им казалось, заводь. По данным экспертов, в последние три года «Газпром» без всякого конкурса, по непрозрачной процедуре передал в собственность третьих лиц свои важнейшие финансовые активы. Сначала — дочернюю страховую компанию «Согаз»: в 2005 году ее, по данным Немцова и Милова, передали в собственность структурам петербургского банка «Россия». «В тот момент все его активы были примерно равны стоимости «Согаза» (1 млрд долларов). Однако «Согаз» не был продан на открытом аукционе, а был передан в собственность этому небольшому банку, — пишут авторы доклада. — В 2006 году под управление структур банка «Россия» перешли резервы пенсионного фонда «Газфонд» общим объемом свыше 6 млрд долларов. В конце 2006 — начале 2007 гг. на эти деньги были выкуплены более 50% акций Газпромбанка, ставшего к концу 2007 года вторым банком страны по размеру активов после Сбербанка».3 Мало того: в 2005 году, утверждают авторы исследования, когда Газпромбанк еще не попал под контроль банка «Россия», на него были переведены и все активы другой структуры корпорации — «Газпром-медиа», чью стоимость оценивают в 7,5 млрд долларов.

Таким образом, все медиаресурсы «Газпрома», его пенсионные ресурсы теперь принадлежат банку «Россия», который, как утверждают, контролирует и существенную часть денежных потоков важнейшей российской монополии. Крупнейшим акционером банка «Россия», напомним, является давний друг Владимира Путина Юрий Ковальчук. (В № 18 от 15 июня 2007 года The New Times подробно писал о деятельности этого банка в Петербурге в начале 90-х годов и его сотрудничестве с комитетом мэрии Санкт-Петербурга по внешним связям, которым тогда руководил Путин.)

Будущий президент России Дмитрий Медведев — председатель совета директоров «Газпрома» — вряд ли может не знать всех этих обстоятельств. Следовательно, он отлично понимает, что помимо «народного доверия» и «политического веса», с которым «национальный лидер» Владимир Путин переедет из Кремля в Белый дом, экс-президент перевезет с собой и контроль над крупнейшей национальной корпорацией, владеющей достаточными медиа-активами, чтобы в кратчайшие сроки уничтожить на корню любые рейтинги преемника, если только он решит покуситься на власть премьера Путина.

Козни Запада

Но отлично выстроенная конструкция вдруг в одночасье зашаталась. И причина тому — возможный мировой экономический кризис и, как следствие, падение цен на энергоресурсы. Долг частных и государственных компаний кредиторам близок к $400 млрд, в то время как золотовалютные резервы составляют $460 млрд, Стабфонд — $160 млрд (см. интервью главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса в The New Times № 6 за 2008 г.). Дырка в бюджете только «Газпрома», по данным Владимира Милова, составляет $50 млрд. Если упадут цены на нефть, а стоимость денег на мировом рынке возрастет, то… Собственно, этот сценарий мы уже проходили — и в 80-х годах, и в 90-х.

Владимир Путин эти риски, конечно же, понимает. Как понимает, что его будущее, равно как и стабильность страны, оказалось подвешено на тонкой ниточке: пронесет не пронесет? И афоризмы последней недели: «Шило в стенку и на боковую залечь» или «Вы что, хотите, чтобы я землю ел из горшка с цветами? И клялся на крови?» — прямое тому следствие. И свидетельство того, что сам президент отнюдь не так уверен в своем будущем, как это нам и миру демонстрирует. Декорации меняются. А вот устоят ли они — большой вопрос.
_________________________
1 «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд».
2 Эти встречи организовывало государственное информационное агентство РИА «Новости».
3 Борис Немцов, Владимир Милов. «Путин. Итоги», Издательство «Новая газета», 2008 г.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.