Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Наследник Вэна Клайберна

18.02.2008 | Дусаев Олег | № 07 от 18 февраля 2008 года

Пианист Барри Дуглас — The New Times

Известный ирландский пианист Барри Дуглас, карьера которого началась благодаря победе на конкурсе Чайковского, дал в Москве два концерта. И интервью The New Times

Вы первый иностранный пианист после Вэна Клайберна, который стал победителем на конкурсе Чайковского. Иногда говорят, что победа Клайберна — это был некий политический акт. А ваша победа? Вы действительно заслужили ее талантом или политика тоже вмешалась каким-то образом в это решение?

Ну если честно, я не знаю… (Смеется.) Во-первых, меня по объективным причинам не было на конкурсе, когда выиграл Вэн Клайберн1 , и я, естественно, не слышал там ни одного пианиста. Во-вторых, я не слышал ни одного пианиста помимо себя и в тот год, когда я выиграл. А в-третьих, чтобы выяснить это, нам надо будет спросить обе комиссии, и чтобы они были честны к тому же. Чтобы они раскрыли тайну. Мне почему-то так видится этот вопрос: на всех крупных конкурсах — как в то время, так и в наше — политика вмешивается. Есть место здесь и слухам, и сплетням, и коррупции, поэтому я не знаю, насколько моя премия была обусловлена политическими моментами.

Все-таки раньше музыкальные конкурсы были более честными, чем теперь. Как вы оцениваете сегодняшние состязания? Действительно ли это коррупция?

Мне пришлось недавно быть членом одного жюри, и я могу вам сказать, что никакой коррупции не было. Мы говорили очень открыто и откровенно друг с другом, и поэтому я уверен, что есть такие жюри, в которых этому нет места. Проблема в другом: каждый музыкант — это индивидуальность, в жюри сидят тоже живые люди. А они судят субъективно. И нельзя от них ожидать полного соответствия тому, что собой представляет артист. Еще Артур Рубинштейн2 в свое время говорил, что, будучи членом жюри, он либо ставил десятку, либо ноль, потому что речь идет о том, либо ты играешь на рояле и умеешь играть, либо нет.

В нашей стране профессия музыканта становится все менее популярной. А как в Великобритании?

Прежде всего хочу сказать, что вы повторяете ошибку, которая преследует меня уже 23 года. Я не являюсь гражданином Великобритании. Мои родители из Южной Ирландии, я из Северной. Для меня нет вопроса, какая это Ирландия, главное, что я родился в Ирландии и я ирландец. У меня камерный оркестр, которым я руковожу. И я верю в объединенную Ирландию. И неважно, где я живу после этого и куда езжу. Главное, что я ирландец, а не британец, и это уже долгие годы — ошибка многих агентств. Теперь к сути вашего вопроса. На мой взгляд, речь идет здесь все-таки о том, что тебе нравится. Если музыка — это твоя страсть и ты не можешь без этого жить, то ты не думаешь о том, что ты заработаешь — тысячу долларов или тысячу евро. А ты просто этим занимаешься, потому что без этого жизнь превращается в еду, сон, опять в еду и сон, а потом в смерть. Безусловно, музыкальная профессия, как в общем-то и любая профессия в искусстве, знает свои взлеты и падения. И это циклическая вещь, и так не только в России, так и в Ирландии, и во Франции, где я жил.

Вам, вероятно, необходимо кормить не только себя, но и ваших близких. Неужели вы можете так непрактично подходить к вопросу зарабатывания денег?

Безусловно, каждый из нас должен заработать денег, должен купить себе квартиру и поддерживать своих родных и близких. Но в то же время, если вы вторгаетесь, скажем так, в профессию музыканта с мыслью о том, что вы будете зарабатывать, то это суживает, ограничивает ваш внутренний мир и не дает вам глубоко проникнуть в музыку. То же самое происходит в отношениях. Если вы сходитесь с человеком, думая о его связях или деньгах, это уже будут отношения, основанные исключительно на интересе, не относящемся к человеческому сердцу.

Некоторые маститые музыканты считают, что музыка закончилась. Бах, Бетховен, Моцарт, Чайковский — все они умерли, и ничего столь же великого больше не создается...

Я с ними совершенно не согласен. Это уже прошло, по крайней мере в Ирландии. Здесь появилась новая поросль драматургов, писателей, художников, музыкантов, которые пишут музыку, создают пьесы. И я считаю, что такая вещь, как рождение талантов и все остальное, — это тоже циклическая вещь и тоже знает свои падения и взлеты. Благодаря тому, что Британия начала вторгаться в Ирландию, делая обязательным английский язык, его изучение, вводя свои нравы и порядки, ирландское искусство начало процветать. А возникло бы это без вмешательства Англии? Возможно, возникло бы, но уже, наверное, совсем в других каких-то рамках... Я не собираюсь говорить об этом тянущемся уже 500 лет конфликте между Ирландией и Англией... В культурном смысле я вообще не хочу рассматривать их отдельно, как не хочу рассматривать отдельно Германию или Францию. Все смешалось, мир смешивается, я считаю, это нормально, что все переезжают и живут там, где хотят.

Барри Дуглас завоевал мировую известность после триумфальной победы на Международном конкурсе им. П.И. Чайковского в Москве (1986). В сентябре 2002 года Б. Дуглас исполнил в Варшаве концерт К. Пендерецкого «Воскресение» (мировая премьера) по личной просьбе композитора.
В 1999 году Б. Дуглас основал, как дирижер, «Ирландскую камерату» — камерный оркестр, который объединил лучших музыкантов Южной и Северной Ирландии. Барри Дуглас — художественный руководитель международного фортепианного фестиваля в Бриджуотер-холле в Манчестере, с 2004 г. — Клендебойского музыкального фестиваля. Пианист награжден орденом Британской империи «За служение музыке» (2002). Дуглас выступал с ведущими оркестрами мира, сотрудничал с дирижерами Л. Маазелем, К. Дэвисом, К. Мазуром, К. Рицци, Л. Слаткиным, В. Ашкенази, Ю. Темиркановым, М. Янсонсом, П. Ярви.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.