Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

«Для повествования Ходорковский всего лишь объект бессмысленной авантюры»

02.12.2011 | № 40 (225) от 28 ноября 2011 года

Писатель Олаф Кюль — The New Times
35-1.jpg

«Для меня была важна перекличка с гоголевскими «Мертвыми душами»

«Мертвые звери» — что значит эта метафора?

Издательство долго не принимало название, боялось отпугнуть читателя, немцы ведь очень любят животных. В конце концов согласились на мой заголовок, но придумали обложку с бутылкой, что, по их мнению, должно было смягчить «жестокость» названия. Конечно, для меня была важна перекличка с гоголевскими «Мертвыми душами». Когда-то в своей магистерской работе я писал об интерпретации творчества Гоголя в советской литературе 20-х годов прошлого века. Что касается нынешних моих героев, то их поведение нужно понимать как метафору их душевного состояния, синоним ментальной усталости от жизни, которую они хотят внутренне преодолеть. Путешествие по России — средство на этом пути.

35-2.jpg
Книга Олафа Кюля — попытка понять современную Россию, авантюрный роман с элементами политики
Слово Tiere означает и «животные», и «звери». Последнее звучит агрессивнее. Кто ваши герои и люди, ими встреченные? Закоснелая толпа с вечным комплексом «заговоров» или люди, стремящиеся вырваться на волю, пусть через насилие?

Внутреннее противоречие я и сам чувствую. Два главных героя — скорее «звери», действующие на уровне инстинктов. Они пресытились правильным и беззаботным существованием на Западе. Они вдруг замечают, что глубинная суть жизни, за которую надо бороться, не играет для них больше никакой роли. И вот как раз эту апатию они хотят преодолеть в себе. Они стремятся вновь каким-либо способом ощутить вкус жизни, даже если для этого нужно было бы испытать боль. И этот слой романа существует как бы сам по себе, независимо от фигуры Ходорковского. Лично для меня политическое значение Ходорковского очень важно, но для повествования он всего лишь объект и смысл некоей бессмысленной авантюры.

Так что за роман вы написали? Приключенческий, роман-путешествие, политический триллер?

Трудно сказать. Для меня это своего рода книга положений, в которые попадают друзья во время путешествия. Я описываю взаимоотношения немца и поляка. Причем отношения постоянно меняются — от дружбы до ревности. Ну и, конечно, присутствует политика, есть элемент авантюрности.

Почему в книге именно поляк? Почему не немец, англичанин или русский?

Я женат на польке. Наши дети живут в Польше. У меня несколько научных работ по польской литературе. Я окончил факультет славистики и перевожу с русского, польского, сербско-хорватского и английского. Докторскую работу тоже написал по польской литературе, о Витольде Гомбровиче. Но как референт правящего бургомистра часто бываю в России и, естественно, высказываю ему свои мнения о ситуации в стране.

Рассчитываете ли вы, что ваш роман будет издан в России?

Во всяком случае, переговоры об этом ведутся. Я послал роман на несколько адресов, например, в журнал «Октябрь». Естественно, перевод на русский для меня важен. Сам я не смогу этого сделать, так как убежден, что иностранные тексты должны переводить на родной язык носители языка.

Что пишете сейчас?

В 2013 году должен появиться мой новый роман, над которым я работал 15 лет. Тем не менее основное время я посвящаю переводу и преподаванию — в частности, веду курс поэтики перевода в Свободном университете Берлина.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.