Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Бои без правил

28.11.2011 | Литой Александр , Перцев Андрей | № 40 (225) от 28 ноября 2011 года

Как Путин терял лицо

16-1.jpg
Владимир Путин и его окружение пытаются делать вид, что свист был обращен не к премьеру, а к кому-то другому. Но это не так

Бои без правил. За какие-то 3 дня прошлой недели Владимир Путин из отца нации, мачо-правителя превратился в политика, который опасается встретиться лицом к лицу с еще вчера обожавшим его народом. Премьер не приехал на рекламировавшийся его лицом по всей Москве антинаркотический концерт и перенес на конец декабря телеобщение со страной под названием «Разговор с Путиным». Свист на стадионе в «Олимпийском» придал новое наполнение слогану «Пацаны, вам это не надо». Как нарастал свист протеста — проследил The New Times

Это был не поединок. Экс-чемпион по миксфайту**Бои без правил. Федор Емельяненко 15 с лишним минут просто бил своего соперника Джеффа Монсона на ринге в «Олимпийском». Монсон, заметно уступающий Федору в классе, падал, ему останавливали кровь, а в 3-м раунде он уже откровенно хромал и держался только силой воли.

Зал орал, свистел и хлопал, все как обычно на таких боях. Во время церемонии награждения — победил, разумеется, Емельяненко — все слегка притихли, а потом вновь радостно захлопали. Спокойно поначалу восприняли и появление на ринге премьер-министра Владимира Путина, известного фанатам своей любовью к такого рода мероприятиям. Но стоило премьеру взять микрофон и заговорить: «Дорогие друзья, сегодня у всех любителей боевых искусств…» — как галерка взорвалась свистом и криками «ф-у-у-б-у-у».

Пиррова победа

Поединок между Емельяненко и Монсоном на ринге «Олимпийского» должен был решить сразу несколько задач. Во-первых, поставить точку в серии поражений, которые в последнее время преследовали Емельяненко. Во-вторых, принести организаторам**Промоутерская компания «М-1», среди владельцев — сын Валентины Матвиенко Сергей. изрядную сумму — бои без правил такого уровня в России редки и пользуются огромной популярностью. 20-тысячный зал, по свидетельству очевидцев — корреспондент The New Times был одним из них, — был забит до отказа. И это притом что VIP-места стоили более 70 тыс. рублей, а первые ряды — поблизости от Путина, певицы Валерии, ингушского президента Юнус-Бека Евкурова, говорят, и вовсе шли за безумные 200 тыс. И наконец, этот вечер должен был послужить очередной рекламной акцией «Единой России», в которой Емельяненко числится с 2010 года, — а зачем бы еще сам премьер-министр помогал в организации поединка, как признал его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Популярность миксфайта в России — заслуга Федора Емельяненко. Начав выступать в 2000 году, этот самбист одного за другим ломал мировых тяжеловесов. В середине нулевых вдруг обнаружилось, что Федор — кумир в Японии, Южной Корее, США, а в России о нем знают лишь немногие специалисты. И когда миксфайт пришел на российское телевидение, раскручивали его именно в связке с Емельяненко. На поединках стал появляться и Владимир Путин. Но с 2010 года, уже в статусе депутата Белгородской областной думы от «Единой России», Федор проиграл 3 боя подряд. Говорят, хотел уйти, но его имя уже стало популярным брендом, частью серьезного бизнеса. Победа над Монсоном — а иного никто не ждал — должна была смыть позор поражений. Но бой оказался тусклым и унылым, Монсону почти ни разу не удалось достать Федора, и когда рефери поднял руку чистенького, небитого Емельяненко, а окровавленный американец, с трудом наступая на сломанную ногу, захромал к выходу, поддерживаемый секундантами, публика радовалась и аплодировала только лишь тому, что ее любимец все-таки что-то еще может. Так же как радовались бы футбольные фанаты победе сборной России в товарищеском матче с Андоррой.

И вот тут-то на ринг и поднялся Путин — поздравить победителя. Трибуны это поначалу восприняли нормально. «Но зачем он схватился за микрофон? — удивляется Кирилл (он просил не называть его фамилию), преданный фанат Емельяненко, и пожимает плечами: — Что нам его слушать? Не для того пришли». Корреспондент The New Times, сидевший в верхнем ряду, свидетельствует: освистывали именно премьера. Флешмоб начался на галерке, куда билеты можно было достать относительно дешевые и куда пришли в том числе и многочисленные анархо-антифашисты — поддержать Монсона, икону этого движения. Но к свисту «верхов» присоединился и весь 20-тысячный стадион, забитый 25–45-летними мужчинами, заплатившими по несколько тысяч и десятков тысяч рублей за билет. Таких легко встретить в каком-нибудь престижном кафе в центре города рядом с ухоженной блондинкой. Они всегда были теми, на кого Путин в первую очередь ориентировался: как минимум их объединяет страсть к боям без правил. Причем не только на стадионе. Почему засвистели они? Потому что он, Путин, и так, говорит собеседник, «каждый день смотрит на тебя с экрана». «Общее настроение можно выразить одним словом — надоел. Путин, повсюду Путин. Еще и выступать принялся. Это уже вызывает отторжение», — говорит националист Евгений Валяев, поклонник миксфайта.

Услужливые дураки

Премьер, надо отдать ему должное, сделал вид, что не заметил реакции зрителей, и хоть очень быстро, но бодро закончил свою речь. А вот когда, опровергая блогеров, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков стал заверять журналистов, что освистывали на самом деле побежденного Джеффа Монсона, а не его шефа, история вышла в хиты блогосферы. Присутствовавшие на поединке фанаты засыпали страничку Монсона в Facebook тысячами комплиментов и постов со словами поддержки: «Джефф — отличный, сильный боец. Пусть мы за него не болели, но освистывать — не в наших правилах», — негодует поклонник Федора Емельяненко Кирилл. «Монсон выдержал сложный бой до конца. И на моей трибуне в конце 3-го раунда, после того как бой останавливали из-за крови, хлеставшей у Монсона, некоторые даже кричали: «Давай, Джефф! Бейся до конца!» И я тоже аплодисментами провожал его с ринга», — говорит Евгений Валяев.

«Respect for Snowman**«Уважуха Снежному человеку» — боевой псевдоним Монсона., BOO for Putin», — пишут российские любители боев без правил на страничке американца. «Похоже, Монсон, проиграв, приобрел больше фанатов, чем если бы победил. МОНСОН — МЫ С ТОБОЙ!!!» — констатирует пользователь Facebook Аслан Чеченский. «Пресс-служба ВВП унизила россиян перед всем миром, высказав предположение, что великий боец был освистан зрителями», — пишет Антон Шанин. «Выставляют нас быдлом! Хорошо, что мы не позволили Джеффу так о себе думать!» — поддерживает его Александр Меньшиков.

Пресс-секретарь прокремлевского движения «Наши» Кристина Потуп-
чик нашла свое объяснение неполиткорректному свисту трибун: «Все локальные возгласы «фу-у-у-у» были связаны, скорее всего, с дебильной организацией входов и выходов в «Олимпийский», — написала она в своем блоге. — Мы туда пытались войти целый час, и это без Путина и его охраны, а выйти, когда Путин начал говорить, уже, естественно, было нельзя (благодаря опять-таки охране), поэтому некоторые из 22 тыс. переполненных пивом мочевых пузырей начали протестовать против невозможности их опорожнить». Однако находившийся в это время на трибуне корреспондент The New Times говорит, что это утверждение спикера «Наших» как минимум не соответствует действительности для соседей по его трибуне, откуда и начался свист: никто и никуда уходить в эти первые минуты после окончания боя не собирался — все ждали награждения победителя.

Политика свистка

После скандального обсуждения событий в «Олимпийском» Владимир Путин 22 ноября не прибыл на концерт в спорткомплексе под названием «Пацаны, вам это не надо» — говорят, он сам же это название и придумал. А накануне, 21 ноября, стало известно об отмене его «Прямой линии» с народом, которая должна была пройти в последнюю декаду ноября, как ударная пиар-акция прямо перед выборами. 23 ноября после речи в Госдуме, куда премьер приехал проститься с депутатами нынешнего созыва, он не вышел к журналистам.

Политолог Станислав Белковский считает освистывание на боях без правил недобрым для премьера знаком. «Свистевшие и кричавшие еще недавно были настроены к Путину лояльно. Более того, Федор Емельяненко воплощал собой символ путинской России, вставшей с колен. Такая реакция говорит о делегитимации премьера как правителя, об усталости людей от режима. Путин теперь воспринимается как лидер коррумпированного клана. Свист — знак перестройки», — считает политолог.

«Бой со свистом» повлиял даже на поведение парламентариев: когда премьер вошел в зал пленарных заседаний всегда такой лояльной к нему Госдумы, целый ряд депутатов демонстративно не встал. Де, чай не царь. Парламентарии не скрывали, что их демарш вполне сознательный. А член фракции «Справедливая Россия» Илья Пономарев в своем микроблоге в Twitter даже посетовал, что не взял в Думу свисток.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.