Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Телевертикаль

От пятницы до пятницы

28.11.2011 | № 40 (225) от 28 ноября 2011 года

Ксения Ларина посмотрела телевизор

От пятницы до пятницы. Чем ближе день голосования, тем плотнее сжимается кольцо кандидатов. Электорат загнан в угол, кричит и отбивается, но глас партийный настигнет его везде, зачищены все возможные телевизионные поля — от новостей до дневных ток-шоу

48-4.jpgПредвыборная пора, как олимпиады и чемпионаты мира по футболу, имеет одну неоспоримую ценность: прямой эфир. Прямой эфир пьянит участников и завораживает зрителей. В прямом эфире можно совершить настоящий подвиг или политическое самоубийство. В прямом эфире нет возможности скорректировать реакцию публики и переговорить свой неудачный ответ на неприятный вопрос. Правда, прямой эфир обладает одним существенным недостатком для зрителя — это продукт одноразового использования, прямой эфир случается один раз, здесь и сейчас. Кто пропустил, тот опоздал.

Магия и опровержение

Всю прелесть прямого эфира продемонстрировал на этой неделе мирный, не замеченный в политических играх канал «Россия 2», когда на финальный рукопашный бой без правил с участием русского богатыря и американского костолома явился сам Владимир Путин (см. стр. 16). Да, наш премьер — большой любитель острых ощущений, но то, что ему пришлось испытать в эти минуты на ринге, не идет ни в какое сравнение ни с глубоководным погружением, ни с головокружительными реактивными полетами. Путин был освистан. Сквозь свист отчетливо были слышны крики «Позор!» и «Уходи!». Освистан собственным электоратом — в том, что этот свист предназначался именно ему, теперь уже нет никаких сомнений. Но — как уже было сказано — прямой эфир случается один раз. Поэтому во всех выпусках новостей сюжет «Путин в «Олимпийском» был спешно зачищен от посторонних звуков, а кое-где даже были наложены аплодисменты и бодрый закадровый голос корреспондента. В иные, доинтернетовские времена никто бы ничего не заподозрил. Сегодня же скрыть ничего невозможно: и чем громче придворные телевизионщики и державные телохранители пытались опровергнуть очевидное, тем быстрее множились и разбегались по просторам Сети свидетельства путинского позора и тем нелепее становилась ситуация. «Это провал», — подумал Путин и «лег на дно», отдав право на совершение дальнейших глупостей своему пресс-секретарю. У пресс-секретаря получилось.

За флажками

Силу и необратимость прямого эфира в эти дни ощутили на себе многие, попавшие в телевизор, в формат политических дебатов. Где еще можно было услышать потрясающий слоган, вырвавшийся из уст Александра Хинштейна: «Лучше быть в партии жуликов и воров, чем в партии убийц и насильников!» Владимир Жириновский, кому предназначалась эта реплика, тоже пару раз вылетал «за флажки» на радость зрителям канала «Россия 1»: «КПСС было говно, а «Единая Россия» — трижды говно!» Есть еще более неприличные цитаты, которые надолго останутся в памяти у очевидцев этого прямого эфира. Собственно, подобная стилистика ведения дискуссии мало чем отличается от быдло-шоу «Пусть говорят» и приближающегося к нему кривого «Прямого эфира». Поэтому выступление Григория Явлинского в шоу Владимира Соловьева явно выбивалось из общего ряда непристойностей и взаимных оскорблений. Явлинский продемонстрировал блестящую интеллектуальную полемическую форму — говорил ярко, аргументированно, умно, без заискивания перед простым народом, без привычных демагогических приемов. Он был абсолютно свободен, не старался никому угодить, и это забытое ощущение личной правоты и личной убежденности производило впечатление.

Глас народа

Канал «Дождь» тоже подключился к предвыборной гонке, но в отличие от официальных площадок решил предоставить слово не только кандидатам, но и аутсайдерам, тем, кого в бюллетени для голосования не включили. Ток-шоу «За кого» с двумя обаятельными ведущими — Марией Макеевой и Татьяной Лазаревой — пример того, как можно сделать политический диспут увлекательным без истерики, крика и базара. Интеллектуальный поединок Владимира Рыжкова (ПАРНАС) и Сергея Глотова («Патриоты России») напомнил старые добрые времена, когда исход политических дебатов в телевизоре зависел от их содержания, от момента истины, от меры искренности и заинтересованности участников.

30-1.jpg

30-2.jpg
Праздник прямого эфира: дебаты на «России 1» (вверху) и «Дожде»

Еще одна новая передача, видимо, тоже пристроенная к выборной территории, — «Хватит молчать» на канале РЕН — также идет в прямом эфире и, оправдывая свое название, поднимает темы актуальные, в том числе и откровенно политические. Тигран Кеосаян — ведущий изящный, образованный, ироничный и неравнодушный, явно понимающий пределы возможного. И часто приглашает он в студию людей беспокойных и «подозрительных» — вдруг Илья Яшин появится, или Ирина Хакамада, или Константин Боровой. Разговор в студии всегда происходит горячий, Тигран старается оппозиционеров держать под контролем и страховать возможные риски своей быстрой реакцией на возникновение опасных тем и острых поворотов. В качестве «глушилки» можно использовать и общий гвалт в студии, и резкое сворачивание на рекламу, а можно просто отсадить «несогласного» в другую студию и лицезреть его в «окошке», включая и выключая его по своему желанию.


В качестве «глушилки» можно использовать и общий гвалт в студии, и резкое сворачивание на рекламу, а можно просто отсадить «несогласного» в другую студию и лицезреть его в «окошке», включая и выключая его по своему желанию


Но главную опасность в этой программе представляют даже не люди и не темы, а зрительское голосование, результаты которого аудитория видит в прямом эфире. И результаты эти страшнее любых обсуждений. Только за последнюю неделю можно было узнать, что подавляющее большинство зрителей РЕН готовы уехать из России навсегда (более 80% согласились с утверждением, что эмиграция — это способ улучшить свою жизнь), что граждане великой державы в старости могут рассчитывать только на себя, что мы задавлены чиновничьим беспределом и что в полицию за помощью мы вряд ли когда обратимся, а с коррупцией в нашей стране справиться невозможно. Народ у нас послушный: ему сказали «хватит молчать» — он и заговорил. Ведь это только в телевизоре, по меткому определению вернувшегося в эфир Жванецкого, «все ездят по стране со своим окружением и перед ним же и выступают». Но, как выяснилось, и «свое окружение» свистеть умеет.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.