Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Internet

Виртуальные мира сего

30.11.2011 | Трифонов Евгений | № 40 (225) от 28 ноября 2011 года

Интернет-активность глав государств и правительств
Виртуальные мира сего. По количеству интернет-страничек Дмитрий Медведев считается одним из лидеров среди коллег. Twitter, LiveJournal, Facebook, «ВКонтакте», видеоблог — российский президент, кажется, стремится объять необъятное. В логике интернет-активности глав государств и правительств разбирался The New Times

48_240_01.jpgОфициальные аккаунты в тех или иных соцсетях есть у большинства лидеров развитых стран — от президента Франции Николя Саркози до его португальского коллеги Анибала Каваку Силвы, и в том, что смысл использовать популярные веб-сервисы есть, уже никто не сомневается. Но как именно это лучше делать: следует ли президенту доверить всю работу своей команде или специфика соцсетей подразумевает личные обращения к пользователям? Стоит проникнуться неформальной атмосферой и писать со смайликами или надо изъясняться официальным языком и лишь по рабочим вопросам? Делать общение односторонним или вступать в диалог? Присутствовать на какой-то одной площадке или лезть всюду сразу? Наконец, должна ли президентская страница принадлежать конкретному человеку или при смене власти переходить к новому владыке?

Каждомусвой.net

Предпочтения лидеров других стран показывают, что к единому алгоритму действий они не пришли. Выбор может зависеть и от имиджа политика, и от его личных пристрастий. Например, Барак Обама зарегистрировался в Twitter еще на заре существования сервиса, когда перспективы обоих были неясны, и похоже, что сделал это из личного интереса: сознательно ставить на столь темную лошадку не стоит даже ради славы новатора. Британский премьер Дэвид Кэмерон, напротив, Twitter недолюбливает, особенно после его использования в ходе недавних лондонских погромов: «По-моему, политику стоит обдумывать свои слова, а проблема с Twitter — в его мгновенности». И пусть деятельность Кэмерона все равно находит отражение в аккаунте премьерской резиденции @Number10gov, глава британского кабинета не пишет ничего сам, не может использовать интернет-канал в личных интересах и, уйдя с поста премьера, перестанет быть как-либо с ним связан. В отличие от него Обама считает сервис важным инструментом предвыборной агитации, многие сообщения пишет сам и наверняка сохранит за собой аккаунт BarakObama, даже расставшись с должностью.

Нет общепринятой позиции и в выборе интернет-площадок. Самым популярным ресурсом оказался Facebook, но канадский премьер Стивен Харпер присутствует и в Google+, у немецкого канцлера Ангелы Меркель есть страница в малоизвестной за пределами Германии сети meinVZ, а финскому президенту Тарье Халонен хватает одного Twitter, да и тот она обновляет нечасто. Публикуемый на этих площадках контент и способы его размещения тоже разнятся: в Португалии просто настроили автоматическую публикацию в соцсетях ссылок на обновления президентского сайта, в Великобритании подчеркивают, что аккаунты обновляются вручную, а в @Number10gov иногда даже «ретвитят» имеющие отношение к премьеру чужие записи.

Нет единства у сильных мира сего и по отношению к возможности отвечать рядовым пользователям. Если, например, петербургский губернатор Георгий Полтавченко реагирует в своем микроблоге на многие обращения горожан, то президенты, как правило, не могут себе этого позволить: это заняло бы слишком много времени. Одни лидеры попросту игнорируют посетителей и используют канал связи как односторонний — на сайте резиденции британского премьера написано: «Как правило, мы не отвечаем на твиттер-обращения, но читаем их и принимаем к сведению», а вот Барак Обама, например, хоть и не отвечает на посты интернетчиков на своей страничке, зато провел несколько специальных конференций, чтобы ответить на скопившиеся вопросы.

Два понятия

Российская ситуация принципиально отличается от остальных. В каждой стране нашлись свои ответы на вопросы о том, как должен быть представлен в интернете глава государства. У нас же, кажется, этими вопросами никто даже не задавался.

Должен ли президент заводить в соцсетях публичную страницу, как компании и знаменитости, или может выбрать обычный пользовательский аккаунт? В Facebook Медведев, как и другие президенты, предпочел первый вариант, а «ВКонтакте» почему-то выбрал второй. Еще вопрос: если страничкой занимаются одновременно сам президент и его команда, как дать людям понять, что с ними говорит именно глава государства? Барак Обама подписывает лично отправленные твиты «BO», а в случае с записями на страницах Медведева внятных обозначений нет: хотя принято считать, что аккаунт @MedvedevRussia ведет он лично, а @KremlinRussia — сотрудники пресс-службы. Стоит ли разрешить пользователям комментировать записи или сделать их молчаливыми читателями? В Facebook оставлять комментарии под обращениями Медведева можно, а вот «ВКонтакте» они почему-то отключены.

32-2.jpg
Виртуальные подарки, присланные президенту Медведеву «ВКонтакте», были удалены, а сама возможность их посылать заблокирована

Отсутствие хоть какой-то осмысленной стратегии поведения в Сети бросается в глаза. Например, страница на Facebook сразу после громкого открытия располагалась по адресу facebook.com/President.Dmitry.Medvedev. Спустя некоторое время деятели из президентской команды вдруг поняли, что «президент» и «Дмитрий Медведев» — это два совершенно разных понятия. Из адреса спешно удалили President, заставив тем самым множество людей столкнуться с неработающими ссылками.


На медведевской странице нельзя комментировать ни записи, ни фотографии, нельзя отправить личное сообщение, нельзя прислать президенту виртуальный подарок. Даже пожаловаться администрации сервиса на владельца страницы тоже нельзя


Другая показательная история — открытие страницы «ВКонтакте». На встрече с блогерами Дмитрий Медведев произнес речь о том, как ценен интернет для получения «неотретушированной информации». Сразу после этого модераторы президентской странички стали суетливо и нервно закрывать одну за другой возможности для проникновения на нее этой самой информации. Уж слишком она оказалась неприглядной. Теперь на медведевской странице нельзя комментировать ни записи, ни фотографии, нельзя отправить личное сообщение, нельзя прислать президенту виртуальный подарок. Даже пожаловаться администрации сервиса на владельца страницы тоже нельзя. Все это приводит к тому, что Медведев становится объектом для шуток как со стороны интернет-обитателей, так и коллег по президентскому цеху. «Когда президент в инновациях слишком впереди планеты всей, это вызывает сарказм в обществе, — заявил в начале октября президент Белоруссии Александр Лукашенко, недвусмысленно намекая на Медведева. — Я тоже могу пальцами тыкать в айпады, но это не президентское дело, должна быть классика: президент должен быть консервативным». Сам Лукашенко в этом смысле подает пример: уверяет, что заводить никаких аккаунтов в социальных сетях не планирует.

Резюмируя, нельзя не отметить: президентские аккаунты оставляют ощущение, что при искреннем желании использовать все преимущества современных веб-сервисов есть и столь же искреннее непонимание того, как именно это следует делать для достижения положительного эффекта. И какого вообще эффекта из нескольких возможных хочется достичь.

Использование соцсетей в политике действительно стало велением времени. Но трудно отделаться от ощущения: пока здесь все-таки больше забавы, чем элемента работы.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.