Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Трудности перевода

25.02.2008 | Барабанов Илья , Крылов Дмитрий | № 08 от 25 февраля 2008 года

Неутешительный диагноз российской политсоциологии

Российской политической социологии поставлен неутешительный диагноз. Службы, изучающие общественное мнение, либо сознательно манипулируют данными, подгоняя их под нужный результат, либо страдают недостатком профессионализма. К такому выводу пришли специалисты Фонда «Общественная экспертиза». The New Times выслушал аргументы сторон

Государственная социологическая служба ВЦИОМ, близкий к Кремлю Фонд «Общественное мнение» и всегда считавшийся независимым «Левада-Центр» с точностью до одного процента угадали число тех, кто проголосует за «Единую Россию» 2 декабря. ВЦИОМ прогнозировал «единороссам» 63,2% голосов, ФОМ — 63%, «Левада-Центр» — 62,8%. И — surprise, surprise! — по данным ЦИКа, за партию власти проголосовали 64,3% (см. таблицу). Однако вот беда: этот потрясающий научный успех российской социологии плохо сообразуется с многочисленными данными о фальсификациях в регионах, которые поступили из самых разных источников и о которых говорили представители всех партий, за исключением партии власти. Неужели социологам удалось внести в свой прогноз даже фальсификации? Руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин привел примеры из Дагестана и Карачаево-Черкесии, где за «единороссов» проголосовали почти 100% населения. Памятен и казус в Мордовии, где число граждан, отдавших голоса «Единой России», достигло 104%. «Предсказать научно этот результат нельзя. Его можно предсказать только эмпирически, по прошлому опыту зная, как голосуют в этих регионах, — говорит Орешкин. — За счет суперуправляемых регионов партия власти получила лишние 4 миллиона голосов». Проанализировав статистику по стране, легко выяснить, что в 20 управляемых при помощи административного ресурса регионах «Единая Россия» набрала в среднем 80,7% голосов, а в 20 обычных, где административное давление было не столь сильным, — 55,3%. По словам Дмитрия Орешкина, если бы «Единая Россия» не получила эти 4 миллиона фактически приписанных ей голосов, результат партии власти по итогам выборов составил бы 56–59% вместо тех 64,3%, которые она получила по данным ЦИКа и которые заранее (sic!) ей предсказали социологи.

Социология a la russe

Представители социологических служб, принявшие участие в дискуссии, организованной Фондом «Общественная экспертиза»1, дали этому казусу следующие объяснения. Представитель ВЦИОМа Степан Львов сказал, что «итоговый прогноз всегда бывает ниже, чем данные по прямому опросу населения». То есть, если социологи прогнозируют «Единой России» 60%, это может означать, что в ходе опроса за эту партию обещали отдать голоса около 70% респондентов. Правда, Львов тут же сам себя опроверг, сообщив, что, по опросам населения, «единороссы» набирали только 56%. Как же тогда ВЦИОМ «угадал» в своем прогнозе 63,3% голосов, которые россияне должны были отдать партии власти? Еще более удивительное открытие сделал заместитель директора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин, заявивший, что все социологические конторы фактически обманывают заказчиков и аудиторию, указывая количество опрошенных граждан. «Как ни строй выборку, всегда будет проблема с реализацией, — посетовал Гражданкин. — Дай бог 40% оказываются доступны и соглашаются ответить на вопросы. А среди соглашающихся больше процент тех, кто голосует за «Единую Россию». Социологам остается реконструировать оставшиеся 60%, при этом они опираются на прежние данные ЦИКа о том, как голосовали в регионах, где проходил опрос». То есть, переводя это на человеческий язык, когда вам сообщают о размере выборки: «В опросе приняли участие 1600 человек», вы должны понимать, что на самом деле было опрошено 600 —700 человек, а голоса остальных социологи «реконструировали».

Дано: фальсификация

Не получается ли так, что, сотрудничая с Центризбиркомом, социологи фактически легитимизируют те нарушения, которые совершаются на выборах, предсказывая их? Де-факто — да, де-юре — нет. По словам руководителя исследовательской группы ЦИРКОН Игоря Задорина, «реконструируя» поведение избирателей и делая свой прогноз, социологи всегда учитывают опыт прошлых фальсификаций. То есть все просто: зачем делать опросы в Чечне, если легко предсказать, что за Владимира Путина и «Единую Россию» там проголосуют 99% при такой же явке? По мнению Задорина, в таком подходе ничего предосудительного нет. Нормальная практика. Социолог представил график рейтинга «Единой России» за последние 4 года. График демонстрирует, что все эти годы рейтинг партии власти, по данным ВЦИОМа, был значительно выше, чем по данным ФОМа и «Левада-Центра». «Можно допустить, что все эти годы ВЦИОМ немного прессовал респондентов, и неопределившиеся со своим мнением «падали» к «Единой России», — заявил Задорин. — Но в последние месяцы перед выборами ФОМ и «Левада-Центр» зафиксировали резкий рост рейтинга «единороссов», подтянувшись по цифрам к данным ВЦИОМа».

Технология давления

Как социологи могут «прессовать» граждан? Самое простое, если человек говорит, что еще не определился с выбором, переспросить его: «Если вы не определились, готовы ли вы голосовать за «Единую Россию»? Другой способ подгонки данных под искомый результат: респонденту задают в ходе опроса 10 вопросов, из которых он отвечает только на 8. Оставшиеся два ответа интервьюеры дописывают от себя. Называется такое дописывание «обработкой пропущенных данных». «Проблема обработки пропущенных данных может решаться двумя способами: удалением неполных наблюдений или заполнением пропуска специальными методами, — комментирует Борис Назаров, руководитель отдела обработки данных специализированных исследований компании ACNielsen. — В обоих случаях будет содержаться ошибка, ведь чем меньше людей опрошены, тем выше погрешность». Используемые методы (например, заполнение пропущенных данных средней «температурой по больнице») зависят от причин, по которым людям не отвечают на вопросы (следовательно, важен характер пропусков), но адекватность реконструирования всегда остается на совести социологов. «Адекватность получаемых данных всецело зависит от опыта исследователя», — говорит завкафедрой методов сбора и анализа социологической информации ГУ-ВШЭ Юлиана Толстова. Обманывают ли таким образом социологи заказчиков исследования, если фактически опрашивают 40%, а остальные «реконструируют», эксперт однозначно ответил: «Да, конечно».

_____________
1 Исследовательский фонд «Общественная экспертиза» был создан в 2006 году. Директором ФОБЭКС является Игорь Яковенко.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.