Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Око за око

23.11.2011 | № 39 (224) от 21 ноября 2011 года

31_490.jpg
Жители Душанбе откликнулись на призыв властей помочь в озеленении и уборке столицы

Око за око. После того как в Таджикистане приговорили к тюремному сроку российского пилота Владимира Садовничего, Москва в ответ «налетела» на таджикских гастарбайтеров. С 11 по 16 ноября из России, по данным официальных источников в Душанбе, выслали 57 трудовых мигрантов, сотни ожидают депортации в спецприемниках ФМС. Чем обернутся эти «симметричные меры» российских властей для самой бедной страны постсоветского пространства и как удается выживать ее гражданам — The New Times выяснял на месте

В аэропорту Душанбе сразу же попадаешь в душное толковище у пункта паспортного контроля. Иностранцы, включая россиян, обязаны оформить миграционную карту. Наблюдающий за порядком человек в форме объясняет, что согласно принятому пару лет назад закону все официальные бумаги нужно заполнять на таджикском языке. «Но если ты дашь сколько не жалко, я тебе помогу, — покровительственно улыбается офицер. — А заодно проведу без очереди». Получив $10, повеселевший представитель власти пишет в бумаге нужные слова. По-русски.

Охраняющие покой

Вокруг много иностранцев, выделяющихся военной выправкой. «Это французские летчики, — объясняет таксист Солтунбек. — Их отряд в три сотни человек стоит тут уже 10 лет, с начала войны в Афганистане* * Имеется в виду антитеррористическая операция коалиции стран НАТО. . От них только одни проблемы: то в кабаке не заплатят, то подерутся, то на девушек косо посмотрят. Русские лучше!»

Российских военных, впрочем, в Таджикистане тоже хватает. Знаменитая 201-я мотострелковая дивизия, когда-то наводившая ужас на афганских «духов», трансформированная в одноименную военную базу, согласно двустороннему договору охраняет покой бывшей советской республики. Собственных боеспособных вооруженных сил у Республики Таджикистан практически нет. Около 20 вертолетов еще советской постройки в основном используются для экскурсий чиновников и изредка — для обстрела вооруженных отрядов исламистской оппозиции, все еще действующих, в основном в Комаробском ущелье (близ Гарма)* * После окончания гражданской войны в Таджикистане и установления мира в 1997 г. вооруженные отряды Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) примкнули к Исламскому движению Узбекистана (ИДУ), вместе с которым в 2002 г. ушли в Афганистан. В мае прошлого года оппозиционеры вернулись на родину. В результате операции в Комаробском ущелье спецназу таджикского МВД удалось частично разбить их отряды, однако в 2011 г. боевики вновь дали о себе знать. Считается, что на стороне оппозиции кроме местных таджиков воюют и боевики ИДУ, пришедшие из соседнего Афганистана. . Есть еще несколько десятков старых танков, БТР, БМП и пушек. Всего этого недостаточно для страны, 9/10 территории которой занято горами. Однако вскоре ситуация может измениться. Отчаявшись выторговать у России $300 млн за военную базу, местные власти договорились о поставках вооружений. Правда, некоторые эксперты утверждают, что в итоге Россия передаст партнеру технику с «длительной консервации» и боеприпасы с истекающим сроком годности.

Богач, бедняк

Душанбе чем-то напоминает чеченский Грозный. Та же восточная вычурная роскошь — фонтаны, сады, дворцы, дорогие машины на широких улицах города. В таджикской столице возводится одна из крупнейших на постсоветском пространстве мечеть, строится самая большая чайхана, а над всем этим на самом высоком на планете флагштоке развевается занесенный в Книгу рекордов Гиннесса национальный стяг величиной с футбольное поле. Среди всего этого великолепия бродят бедняки, выпрашивающие милостыню. Бабушка-инвалид на проспекте Рудаки (бывший Ленина), получив 20 сомони (меньше $5), начинает плакать от радости и рассказывать о том, что сын, уехавший на заработки в Россию, уже несколько месяцев не перечисляет деньги. А пенсии в 100 сомони не хватает даже на хлеб и чай. «Если Каюма вышлют (из России), мы умрем с голоду», — всхлипывает пенсионерка. Их семья из 14 человек живет на $500, которые Каюм зарабатывает на стройке в Самаре. «А наш сосед недавно вернулся из Москвы, — продолжает бабуля. — Привез хронический гепатит и повадки рецидивиста. И пьет второй месяц».
 

На заработки уезжают в основном молодые парни. Если они все вернутся в один момент и останутся без рабочих мест — может случиться восстание    


 
31_240.jpg
Для таджикских мигрантов в Москве настали
трудные времена
Брак по расчету

По уровню ВВП на душу населения Таджикистан находится на 132-м (из 190) месте в мире. При этом страна обладает богатейшими природными ресурсами. Но на их разведку и разработку у нее сегодня нет средств. Основные поступления в бюджет дают торговля электроэнергией (благо бурные реки позволяют строить гидроэлектростанции) и крупнейший в регионе алюминиевый завод. Правда, по слухам, большая часть прибылей оседает в карманах президентской семьи. Глава государства Эмомали Рахмон у власти с 1992 года. Раньше, особенно когда было тяжело, он всегда опирался на Россию. Однако в последнее время начал вести «многовекторную политику». Проще говоря, заигрывать с США, Ираном, Китаем…

Из Поднебесной в Таджикистан сегодня поступают серьезные инвестиции. Все больше китайских рабочих — на местных стройках. Коренное население побаивается гастарбайтеров и все чаще заговаривает о надвигающейся экспансии. По слухам, в республику приезжают китайцы, осужденные в своем отечестве за различные преступления. Говорят, если таким уголовникам удается найти жену-таджичку, то им снимают судимость и наделяют льготами. Впрочем, возможно, это только слухи: ровно то же самое часто говорят и о таджикских гастарбайтерах, приезжающих на заработки в Россию.
 

Ходят слухи, что суд над пилотами и был затеян, чтобы обменять их на отбывающего наказание в России деверя дочери президента Рахмона Рустама Хукумова    


 

Страхи

«Если отношения с Россией испортятся и ваше правительство вышлет наших рабочих и введет визовый режим, нас ждет жесточайший кризис, — опасается местный коммерсант Джалил Акбаров. — В летний период в России работают примерно 2 млн таджиков* * По оценке на 1 января 2011 г., общая численность населения Таджикистана — 7 млн 616 тыс. . Ежегодно они перечисляют семьям до $3 млрд. Это значительно больше нашего официального госбюджета. Нормальные деньги можно получить только за границей. На заработки уезжают в основном молодые парни. Если они все вернутся в один момент и останутся без рабочих мест — может случиться восстание. В итоге из-за двух самолетов мы получим новую войну».

Судя по рассказам душанбинцев, в Россию уезжают 2 абсолютно разные социальные группы. Подавляющее большинство — «равшаны и джамшуты» из горных кишлаков и сел. Столичные таджики этих ребят недолюбливают и побаиваются. Подбором таких «кадров» занимаются специальные бригадиры, вылезшие наверх из гастарбайтеров первой волны. Они рекрутируют безработных в аулах, оплачивая проезд и обещая золотые горы. В итоге трудяги фактически попадают в рабство к своим хозяевам и годами отрабатывают долги. А вот амбициозные и пассионарные отличники душанбинских школ летят в Москву для получения высшего образования и последующего приобретения вида на жительство и гражданства. Для них ограничения на въезд поставят крест на карьере.

«Выжить без притока российских денег большинству таджиков действительно будет сложно, — продолжает Джалил Акбаров. — Цены на импортные товары в магазинах ненамного ниже московских. А своего производства в Таджикистане почти нет».

До начала «самолетного» скандала Таджикистан рассчитывал на вступление в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Для этого необходимо иметь общую с государством-участником границу. Но эта проблема решится в случае принятия в организацию Киргизии. Вот только что может предложить России такой партнер? Сейчас на экспорт в РФ идут в основном сухофрукты. Если не считать трудовых мигрантов и афганского героина.

Опиум для власти

По оценкам специалистов, ежегодно через таджикскую территорию из Афганистана в Россию провозится 20–30 тонн «белой смерти». И еще больше гашиша и конопли. Местные блюстители порядка изымают не более 4 тонн — это капля в море. Местные жители утверждают, что криминальный бизнес процветает под властными «крышами». «О чем говорить, если за убийства и другие тяжкие преступления в тюрьме сидит директор Агентства по контролю за наркотиками Гаффор Мирзоев! — сотрудник местных органов внутренних дел Рашид соглашается поговорить, но не называет свою фамилию. — На самом деле все знают, что генерал не смог договориться о разделе доходов от наркотранзита с членами семьи президента Эмомали Рахмона. Согласитесь, перевезти десятки тысяч килограммов «дури» через всю страну без ведома чиновников и силовиков невозможно». По Душанбе ходят слухи, что суд над пилотами Садовничим и Руденко и был затеян, чтобы потом обменять их на членов кулябского клана (выходцев из Кулябской области республики), а конкретно — на отбывающего наказание в российской колонии деверя дочери президента Рахмона Рустама Хукумова. «Этот парень, сын крупного чиновника, будучи представителем местной «золотой молодежи», имел все, что хотел, — рассказывает Рашид. — Но решил создать свое дело. И был задержан в России с 10-килограммовым мешком героина. За что его и троих подельников приговорили к 9,5 года лишения свободы».

Такого рода истории в Таджикистане не редкость. Менее известны случаи с задержаниями высокопоставленных офицеров таджикских вооруженных сил, пограничников и даже высшего командования разведки. Подобные дела редко доходят до суда, поэтому фамилии наркобаронов в погонах стараются не произносить. Иначе можно угодить на скамью подсудимых самому... В день отлета в душанбинском аэропорту автор услышал забавный разговор. Двое собирающихся в Россию таджиков с завистью говорили о своем знакомом, недавно депортированном из Москвы. Из их слов выходило, что гастарбайтер, высланный за счет государства, бесплатно прокатился на родину. А весной, когда скандал уляжется, он просто сменит документы (на это уходит месяц) и вернется в РФ продолжать свою трудовую деятельность.



31_240_02.jpg
8 ноября пилот авиакомпании Rolkan Investments Ltd Владимир Садовничий (слева) и его коллега,
гражданин Эстонии Алексей Руденко
получили по 8,5 года тюрьмы каждый за незаконное проникновение на территорию Таджикистана, контрабанду и нарушение правил международных полетов. Так суд Курган-Тюбе оценил вынужденную посадку, которую Руденко и Садовничий на двух самолетах Ан-72 совершили в этом городе 12 марта 2011 г. 10 ноября в Москве начались облавы на таджикских мигрантов. 16 ноября президент Таджикистана Эмомали Рахмон пообещал «положительно решить вопрос» с российским летчиком.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.