Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Любишь не любишь?

22.11.2011 | Бешлей Ольга | № 39 (224) от 21 ноября 2011 года

Власть испугалась собственных рейтингов
10_240.jpg
Казалось бы, прошло всего 8 недель со дня икс — 24.09, а многие почувствовали: от былой стабильности не осталось и следа. Рейтинги правящего тандема и партии власти неуклонно идут вниз, эксперты и высокие чиновники открыто говорят о политическом кризисе, а «Наши» готовятся отправить 30 тыс. своих активистов в Москву — чтобы не допустить массовых протестов 4 декабря. Почему вдруг так заволновались верхи — The New Times выяснял у экспертов

9 ноября Дмитрий Медведев официально пригласил всех на свою страницу в самой популярной российской социальной сети «ВКонтакте». В присутствии избранных блогеров и активистов различных молодежных движений он сделал первую запись: «Привет! Ну вот я и ВКонтакте!» Комментарии на страничке нового пользователя были ожидаемо скрыты настройками приватности. Но Медведев не учел, что интернет-гости могут отправлять ему еще и виртуальные подарки. В результате уходящий президент получил: мозги в количестве 35 штук, 11 советских флагов и несколько пистолетов, к каждому из которых прилагалась пуля. Подарки сопровождались комментариями вроде «Вы никчемный президент!», «Россия вас ненавидит» или «Я бы вас, Дмитрий Анатольевич, к Гудвину отправил, хотя он вроде совесть не раздавал». Лавочку быстро прикрыли: «подарки» теперь от постороннего взгляда скрыты. Впрочем,это лишь бантик.

По наклонной

По данным «Левада-Центра», индекс одобрения (он строится на разнице между положительными и отрицательными ответами и отражает среднесрочный тренд) и Дмитрия Медведева, и Владимира Путина неуклонно падает. В августе идекс одобрения президента был 28 пунктов, в сентябре, когда было объявлено решение тандема о рокировке, — 26, а в начале ноября уже только 15. Тефлоновое покрытие премьера тоже горит: с августа по ноябрь идекс одобрения Путина упал с 38 пунктов (для сравнения: в январе 2011 года он составлял 47 пунктов) до 23-х в в начале ноября (см. схему). Одновременно растут рейтинги неодобрения , то есть, процент тех, кто на вопрос социологов не побоялись сказать: «деятельность Путина/ Медведева не одобряю»: работу президента не одобряют 42% (в сентябре — 36%), премьера — 38% (в сентябре — 31%). Другими словами, ни одна пиар-акция тандема — бадминтон, встречи с блогерами, битва за урожай за штурвалом комбайна, хождения в народ, выход Путина на лед с легендами советского хоккея — не дает результата.
  10_GR_490.jpg
«Решающую роль сыграло объявление о рокировке 24 сентября, — уверен Борис Дубин, руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра». — Медведев слишком явно согласился быть вторым. Все его действия (после 24.09) воспринимаются равнодушно или с оттенком негатива. Я не исключаю дальнейшего снижения его рейтинга — не знаю, входило ли это в планы устроителей акции 24 сентября». Что касается падения популярности премьера, то Дубин объясняет это тем, что люди были оскорблены произошедшим на знаменитом съезде «Единой России»: «Наши опросы показывают, что значительная часть россиян воспринимает рокировку как симптоматику застоя, реставрацию Советского Союза и как элемент укрепляющегося «культа личности» Путина».

Политолог Глеб Павловский утверждает, что очевидный негативный тренд обозначился еще в начале 2011 года, просто он не был таким обвальным: «Рейтинг падает давно, но, я думаю, тандем обратил на это внимание лишь после съезда «Единой России»: ждали, что рейтинг Путина после объявления о его возвращении в Кремль пойдет вверх. Но этого не случилось: Путин не стал кандидатом надежд, и это для него новая ситуация». Что касается Медведева, то, по словам Павловского, люди просто не понимают, какова теперь его роль: «Он президент РФ, однако премьер Путин называет его «действующим президентом», что придает Медведеву характер временности». Сам президент, видимо, тоже чувствует двусмысленность ситуации — оттого и все эти нелепости вроде кидания воланчика через сетку: «В другое время при нормальных отношениях человек, отвечающий за пиар, сказал бы ему: «Дмитрий Анатольевич, этого делать не надо». Но сейчас никто ничего ему сказать не может: у всех перед глазами пример Кудрина».

Отрезвление

То, что политическая ситуация выходит из-под контроля, власть, безусловно, знает. Об этом свидетельствует ряд заявлений, сделанных первыми лицами и их окружением в последние несколько недель.

В середине октября на заседании правления Российского союза промышленников и предпринимателей президент РЖД Владимир Якунин, давний знакомый дуумвиров по Питеру и член касты выходцев из КГБ, вдруг заговорил о «кризисе политической системы в целом»: «…многолетняя политика, основанная на повторении той парадигмы развития, которая доминировала в обществе, тоже себя исчерпала», — сказал он.

11 ноября Дмитрий Медведев публично признал падение рейтинга «Единой России» — партии, которую он возглавил. Наконец, на встрече с экспертами Валдайского клуба 12 ноября в ответ на вопрос профессора Гарвардского университета Тимоти Колтона, не считает ли Путин, что нынешняя система власти в России себя исчерпала, премьер весьма пространно ответил, что да, эффективно управлять страной способами, которые применялись в прошлые десятилетия, уже невозможно: «Это для всех очевидно. Так или иначе, все равно политические системы будут меняться». Правда, тут же застолбил для себя возможность ничего не менять: все изменения, сказал, должны носить эволюционный характер. Корреспондент английской The Guardian, присутствовавший на встрече, приводит даже такую цитату из Путина. «Мы потеряли доверие России», — сказал вроде бы премьер.

В рамках того же Валдайского клуба был представлен доклад Центра стратегических разработок «Движущие силы и перспективы политической трансформации России», дайджест которого, по некоторым данным, лег на самые верхние властные столы. Эксперты центра пришли к выводу, что рокировка, произведенная 24 сентября, серьезно углубила политический кризис, и имиджевые потери тандема невосполнимы: Медведев, на которого так или иначе ориентировались и от которого ждали перемен представители среднего класса, интеллигенции, бизнеса, свою базу поддержки потерял. Но беда в том, что и Путин ее не приобрел: он как был, так и остался надеждой и опорой тех, кому без социальных костылей не выжить: людей пожилого возраста и тех, кто нуждается в государственной помощи. В результате значительная часть населения страны — по разным оценкам, близко к 50% — ничего уже не ждет от Медведева и не видит для себя перспектив в правлении «Большого брата» — Владимира Путина. Именно поэтому и просели рейтинги обоих дуумвиров: на заседаниях того же Валдайского клуба некоторые политологи утверждали, что рейтинг недоверия к Путину уже колеблется вокруг отметки 40–42%. Если вспомнить, что сегодня почти 37% россиян (50,8 млн человек), по данным последнего исследования Comscore, пользуются интернетом, где оппозиция власти весьма высока, то оценки потенциального протеста отнюдь не кажутся завышенными. Да и цифры вполне лояльного Фонда «Общественное мнение» это подтверждают: около 40% населения испытывают недовольство и готовность участвовать в акциях протеста. «Города закипают, а судьба политической системы, как мы знаем, решается в городах», — сказал президент ЦСР Михаил Дмитриев в эфире «Эха Москвы».
 

Значительная часть россиян воспринимает рокировку как симптоматику застоя, реставрацию Советского Союза и как элемент укрепляющегося «культа личности» Путина    


 
Достали

В рамках того же Валдайского клуба российские и зарубежные эксперты и политологи обсуждали варианты развития страны. Предложены были следующие сценарии: 1) жесткий авторитаризм; 2) демократическая революция; 3) либерально-демократические реформы; 4) авторитарная модернизация; 5) инерционный сценарий, то есть сохранение статус-кво.

«Естественно, Путин будет стараться сохранить статус-кво — то есть ничего не менять и закручивать гайки. Но этот сценарий столкнется с ростом протестных настроений, о которых говорится в докладе Дмитриева, и в 2012–2013 годах это приведет к масштабному политическому кризису, из которого будет лишь один мирный выход — если власть пойдет на глубокие политические реформы», — сказал The New Times оппозиционный политик Владимир Рыжков, принимавший участие в обсуждении сценариев. Рыжков считает, что градус протеста возрастет уже к марту 2012 года. Однако Ольга Крыштановская, руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН и член «Единой России», не склонна ожидать катастрофического развития ситуации: «Мне кажется, что те, кто серьезно обсуждает эти сценарии, скорее рассчитывают на взрыв, — сказала она The New Times. — 4 из них могли бы к нему привести, но я считаю, что все они невозможны. Третий вариант — либерально-демократические реформы — более или менее обрисовывает путь, которым, скорее всего, пойдут. Это поступательное развитие. Уже даже принимаются соответствующие решения — например, что Совет Федерации будет избираться. Но в Валдайском клубе большинство почему-то расценило этот вариант как маловероятный». Впрочем, некоторые другие участники обсуждения, с которыми удалось переговорить The New Times, считают, что даже с такими половинчатыми шагами власть уже опоздала. «Люди хотят видеть новые лица и в Кремле, и в Белом доме», — сказал один из экспертов, говоривший на условиях анонимности.

«Если сам Путин говорит, что все на живую нитку сделано, значит, есть осознание, что ситуация критическая», — говорит президент Центра политических технологий Игорь Бунин и проводит параллель с 1984 годом: спустя год к власти в СССР пришел Михаил Горбачев, а с ним и перестройка. «Это сравнение с эпохой, которая заканчивается, — поясняет Бунин. — Что-то должно произойти. Осознание того, что так жить нельзя, все больше охватывает не только население, но и верхи». Другой эксперт предложил сравнивать нынешнюю ситуацию не с последними годами советского застоя, но с горячим летом 2010 года: «Мы живем сейчас на тлеющем торфянике, — сказал он, — и никто не знает, в каком месте и когда огонь выплеснется наружу».

Очевидно, этого «открытого огня» боится и власть: к 4 декабря в Москву должны привезти 30 тыс. активистов прокремлевского движения «Наши», которые пробудут в городе 3 дня и будут готовы в любой момент занять центральные площади столицы, если туда захотят выйти оппозиционно настроенные граждане.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.