Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

«Человек — не машина по производству денег»

16.11.2011 | № 38 (223) от 14 ноября 2011 года

Нобелевский лауреат Мухаммад Юнус — The New Times

32-1.jpg

«Человек — не машина по производству денег». В Вене на днях прошел ежегодный Всемирный саммит по социальному бизнесу, собравший около тысячи делегатов со всего света. Главной звездой форума стал лауреат Нобелевской премии мира Мухаммад Юнус, автор идеи социального бизнеса и системы микрофинансирования. Накануне профессор экономики из Бангладеш побывал и в Москве

Что такое социальный бизнес и насколько широко он распространен в мире?

Я бы назвал социальный бизнес альтруистичным. В отличие от традиционного он ставит целью не заработать денег, а решить какую-либо общественную проблему — например, побороть бедность. Знаете, в Европе целые города развиваются при помощи социальных предприятий: например, Висбаден в Германии провозгласил себя городом социального бизнеса, то же самое сделал японский город Фукуока. Социальный бизнес обычно работает на низшей точке самоокупаемости, поэтому его существование невозможно без поддержки традиционного бизнеса. Многие крупные корпорации имеют программы социального бизнеса — и поверьте, делают это не для пиара, а из желания работать на благо общества.

Адидаски за €1

Вы можете привести примеры?

В конце 70-х, когда Grameen Bank**Был основан в 1976 г. Мухаммадом Юнусом и быстро стал одним из мировых лидеров в области микрокредитования. только-только начал выдавать займы беднякам, мы пришли у себя в Бангладеш в деревню, где дети болели куриной слепотой: днем все видели, а с заходом солнца теряли зрение. Я выяснил у врачей, что причиной тому недостаток витамина А. Мы взяли слово с наших клиентов, чтобы на полученные у нас займы они кормили детей овощами, богатыми каротином. Мы исходили из того, что люди не будут нас обманывать, когда речь идет о здоровье их детей. А когда наши клиенты стали жаловаться, что у них нет семян, мы выпустили очень дешевые семена — пакетик за 1 пенс — и стали продавать клиентам Grameen: сегодня у нас самый крупный оборот семян в стране, а в Бангладеш больше не существует проблемы детской куриной слепоты. С Adidas мы разработали очень дешевые ботинки — всего за €1, однако такого хорошего качества, чтобы компании было не стыдно ставить свой лейбл на продукцию. Это был очень непростой проект. Многие люди, не имевшие средств, чтобы купить обувь, страдали самыми разными болезнями из-за того, что ходили босыми. И прежде чем все получилось, мы с Adidas два года разрабатывали концепцию недорогой обуви — искали качественные материалы и подходящие технологии.

Еще одна социальная проблема, которую мы хотели решить, — отсутствие врачей в деревнях, где живет большинство бангладешцев. Мы попросили General Electric разработать для нас аппарат УЗИ размером с мобильный телефон, которым медицинская сестра может провести обследование беременной женщины. Изображение передается в кабинет врача в городе, и тот дает медицинское заключение. Последний наш совместный с японской компанией UniQlo проект — дешевые прокладки для женщин. Очень многие женщины в Бангладеш подхватывают инфекции из-за того, что не могут позволить себе покупать гигиенические прокладки и пользуются грязными тряпками. Мы намерены решить эту проблему.

Вы получили Нобелевскую премию мира за идею микрокредитования бедняков. Однако в последнее время эта практика все чаще попадает под огонь критики, так как банки за счет высоких процентов загоняют своих малоимущих заемщиков в долговую западню. Похоже, доверие к вашей идее падает?

Практика микрокредитов развивалась с целью помочь человеку выбраться из нищеты. В последнее время действительно вырисовывается серьезная проблема: есть бизнесмены, которые пытаются на этом нажиться. Многое зависит от регулирования этой деятельности. Клиент должен четко понимать, за что с него берут плату. Для этого регулятор должен настоять на прозрачности всех комиссий, чтобы о них клиенту было известно до выдачи займа. Могу сказать, что процентная ставка в Grameen Bank составляет 20% при потолке 27% годовых для микрофинансовых организаций.

Системная ошибка

Мир еще не отошел от глобального финансового кризиса, возможно, впереди вторая волна. Уместно ли говорить о развитии социального бизнеса, когда традиционный испытывает большие проблемы?

Финансовый кризис 2008 года грянул практически одновременно с продовольственным кризисом, в результате чего люди во многих бедных странах вышли на улицы с протестами. Так можно ли рассматривать эти кризисные явления как независимые друг от друга? Очевидно, они имели общую причину: мы совершили какие-то фундаментальные ошибки в выстраивании структуры нашего общества. Сегодня мы спрашиваем себя, как быстро все исправить и вернуться к ситуации, которая была до 2008 года? Мой ответ: надо бороться не с симптомами, а с причиной болезни.

Что же, по-вашему, надо фундаментально поправить?

Мы неправильно понимаем, что собой представляет человек и какая роль отводится ему в этом мире. Обычно бизнес рассматривают как способ делать деньги. Но люди, занимающиеся бизнесом, на самом деле не так однозначны и просты: ведь мы не разбойники, которые жаждут лишь обогащения. Когда-то я понял, что занятие социальным бизнесом приносит мне радость, и задумался: может быть, я не одинок и люди готовы также работать? Я знаю, что бедность — это не то, что дается человеку при рождении, она навязана людям существующей системой. Потому что система не допускает людей к финансовым услугам, и это проблема концептуального характера.

Социальный бизнес может помочь преодолеть финансовый кризис?

Да, он вполне может помочь решить проблемы и продовольственного кризиса, и экологического, и даже финансового. В нашем мире финансовые системы служат богатым людям и крупным компаниям. Не думаю, что это правильно: финансовая система должна служить всем людям. Современное устройство мира превратило людей в машины по производству денег. И вот эту главную ошибку надо исправить, чтобы финансовые кризисы ушли в прошлое.

Бедность — в музей

Имеет ли перспективы социальный бизнес в России?

Он в первую очередь направлен на решение таких социальных проблем, как разрыв между бедными и богатыми, увеличение числа работающих и создание большого количества рабочих мест. Насколько я знаю, все эти проблемы актуальны для вашей страны. Мне кажется, что Россия готова к созданию условий для развития социального бизнеса. И тот факт, что российский рынок очень молод, ему всего 20 лет — скорее преимущество, чем недостаток: вы открыты для новых идей и подходов. Мой коллега, президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута, считает, что сегодня социальному бизнесу надо обратить внимание на регионы: в российских моногородах это может быть единственной возможностью изменить инфраструктуру. Во время нынешнего визита в Москву я был на встрече с министром Эльвирой Набиуллиной и предложил ей провести по всей стране пилотный конкурс проектов для молодежи в сфере социального бизнеса**Фонд «Наше будущее» в 2011 г. проводит Всероссийский конкурс проектов «Социальный предприниматель»..

Кто должен двигать идею социального бизнеса — малые предприятия или крупные корпорации?

Личности. Социальный бизнес — это прежде всего креативная идея: она обеспечивает 80% успеха. Такие идеи создают люди, а не корпорации. Обычный человек и его маленькая идея могут изменить мир.

А какая политическая система больше способствует зарождению социального бизнеса?

Та, где существует личная свобода человека, общества и где она защищена и гарантирует, что каждый может заниматься тем, чем хочет. Та, где установлены и соблюдаются права человека. Каждый должен быть уверен, что никто не будет управлять им и не украдет его идею. При диктатуре все это не позволено, там каждому надлежит подчиняться диктатору. Впрочем, у авторитарной системы в современном мире нет будущего. Даже если власть хочет насаждать авторитаризм, ей мешают новые технологии, новые виды коммуникаций. Сегодня у каждого есть iPhone, все посылают друг другу SMS, обмениваются мнениями в Facebook. Такое общение подрывает основы любого авторитаризма.

Недавно был основан Центр Юнуса, который тесно взаимодействует с программой ООН «Цели развития тысячелетия», в частности, по вопросам преодоления бедности. Какие задачи вы перед собой ставите и кто оценит результаты?

Программа ООН ставит несколько конкретных целей: искоренить в мире крайнюю нищету и голод, создать универсальную систему начального образования, продвигать идею равенства полов, усилить позиции женщин в структурах власти и другие. Мы определили для себя год икс — 2015-й. Конечно, у каждой страны свои темпы развития, и все же к этому году мы надеемся достичь заметного прогресса. Все цели очень четко определены, и результаты оценит не только ООН, но и различные институты, а также оппоненты в разных странах. Приумножить успехи или скрыть неудачи будет очень трудно. Я же надеюсь дожить до того времени, когда бедность на земле будет преодолена и люди будут создавать музеи бедности, чтобы показать своим детям, как это было раньше.



Мухаммад Юнус родился 28 июня 1940 г. в Читтагонге (Chittagong) в Бенгалии, Индия (с 1971 г. — Бангладеш). Профессор экономики Читтагонгского университета. Лауреат Нобелевской премии мира 2006 г. В 1976 г. основал деревенский банк для бедных Grameen (у банка сегодня 8,5 млн заемщиков, 98% — женщины). В 2011 г. под политическим давлением властей Бангладеш был вынужден оставить пост главы банка, однако продолжает развивать идею социального предпринимательства и работать в основанной им Grameen Group.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.