Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Большой Брат смотрит на тебя

17.03.2008 | Альбац Евгения | № 11 от 17 марта 2008 года

Возвращение Большого Брата

«На каждой площадке со стены глядело все то же лицо. Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не отпускали. БОЛЬШОЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ, — гласила подпись /…/ Телекран работал на прием и на передачу. Он ловил каждое слово, если его произносили не слишком тихим шепотом; мало того, покуда Уинстон оставался в поле зрения мутной пластины, он был не только слышен, но и виден. Конечно, никто не знал, наблюдают за ним в данную минуту или нет. Часто ли и по какому расписанию подключается к твоему кабелю полиция мыслей — об этом можно было только гадать. Не исключено, что следили за каждым — и круглые сутки. Во всяком случае, подключиться могли когда угодно. Приходилось жить — и ты жил, по привычке, которая превратилась в инстинкт, — с сознанием того, что каждое твое слово подслушивают и каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают».

Джордж Оруэлл, «1984».

Советская власть боялась этой книги Оруэлла как чумы — уж очень он был точен в описании реалий той жизни и той власти. «1984» переводили и печатали в «Тамиздате» — на тонкой папиросной бумаге, мелким шрифтом — нонпарелью (6 пунктов). Давали читать на ночь. За распространение Оруэлла грозил лагерный срок. Потом роман стал просто хорошей литературой и политическим анахронизмом. Казалось, что Министерство Правды (ЦК КПСС) и Министерство Любви (КГБ) остались в прошлом навсегда. Большого Брата стали писать с маленькой буквы, и поколению 90-х надо было долго и подробно объяснять, почему роман англичанина читался в СССР как родной — написанный нами и о нас.

И вот Большой Брат возвращается. Уже вернулся и Министерством Правды и Министерством Любви. И снова мерещится, что эти ребята с горячим сердцем и стальным взглядом вылезают из-за каждого угла: они могут — с использованием дорогой и современной техники — дистанционно подслушивать разговоры (подробнее — на стр. 19), читать электронную переписку, обрушивать спам-атаками неугодные сайты, смогут — если понадобится — опустить железный занавес на окно в глобальный мир (стр. 21) и взять под контроль пока свободные и вольнолюбивые площадки электронных социальных сетей

Несогласных они избивают дубинками или закрывают в тюрьмы — как закрыли лидера петербургского «Яблока» и организатора объединительной конференции демократов Максима Резника. А Большой Брат — о, бессмертный Оруэлл! — тем временем благосклонно выслушивает демократические сентенции старшего коллеги Резника, Григория Явлинского. Они, как нередко бывало в прошлые времена, вновь готовы сажать за слово — даже за слово, сказанное в онлайндневнике — первый процесс над блоггером из Сыктывкара 22-летним Саввой Терентьевым уже пошел. Форпосты Министерства Любви вновь открываются в университетах, и студентов просят сообщать о возможной крамоле в лекциях профессоров и протестных настроениях среди коллег. И вот уже закрывают Российский гуманитарный университет в Москве и Европейский — в Петербурге, а с соцфака МГУ отчисляют студентов — организаторов ОД–групп, которые боролись с коррупцией на факультете и убожеством учебных программ своего декана. Кто, что — будет следующим? Одно ясно: и «кто» и «что» будет. Большой Брат возвращается. Уже вернулся.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.