Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Поверх барьеров

09.11.2011 | Докучаев Дмитрий | № 37 (222) от 07 ноября 2011 года

Россию наконец примут в ВТО
29_490.jpg
Поверх барьеров. Финальное заседание рабочей группы по присоединению России к ВТО запланировано на 10–11 ноября. В его преддверии российской стороне, похоже, удалось снять все разногласия с другими заинтересованными странами, в том числе с Грузией. Откроются ли для Москвы двери Всемирной торговой организации уже в этом году — выяснял The New Times

Еще в середине октября казалось, что российской делегации в очередной раз не удастся решить в нынешнем, восемнадцатом по счету, году ведения переговоров все спорные вопросы с партнерами, не позволяющие России стать полноправным членом Всемирной торговой организации. И это притом что в среднем такие переговоры продолжаются лет по пять, а наша страна — крупнейшая из экономик, до сих пор не присоединившихся к ВТО. Однако за последние недели долгожданный прорыв случился — России удалось преодолеть два оставшихся барьера: решить торговые проблемы с Евросоюзом и политические — с Грузией.

Хитрости локализации

На саммите «большой двадцатки» в Канне 4 ноября глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу говорил о предстоящем членстве России в ВТО как о деле практически решенном: «Вступление России в ВТО привнесет реальные качественные изменения в действующий режим торговли».

Ключевые разногласия между РФ и ЕС касались правил промышленной сборки автомобилей. Дело в том, что Россия ввела с 2011 года новый режим промсборки для крупных производителей, гарантирующих в течение нескольких лет выход на выпуск 300 тыс. автомобилей в год. Через три года уровень локализации* * Организация производства или закупка комплектующих автомобиля в стране, где его собирают. должен составлять 30%, на пятый год — 40%, на шестой — 55%. Подобные требования вызвали жесткую реакцию ЕС, опасавшегося перетекания рабочих мест по производству автокомпонентов из Старого Света в Россию, что может усугубить безработицу в Европе. Нормы ВТО запрещают объявлять локализацию автокомпонентов условием инвестиционных соглашений с компаниями.

В результате потребовался новый раунд согласований, который завершился успешно. Соглашение, детали которого пока не раскрываются, предусматривает механизм компенсации Евросоюзу со стороны России, если введенный Москвой новый режим промсборки приведет к снижению экспорта автокомпонентов из Европы. В заявлении Еврокомиссии говорится, что достигнутые договоренности «отражают баланс интересов автопроизводителей, уже инвестировавших в Россию, европейских производителей, экспортирующих автокомпоненты, а также самой России, желающей модернизировать свою экономику».

Глава российской делегации на переговорах по ВТО Максим Медведков пояснил, что компенсации, о которых говорится в соглашении, не предусматривают каких-либо выплат ЕС, однако отказался раскрывать подробности. Эксперты автомобильного рынка предполагают, что под «компенсацией», скорее всего, имеется в виду обязательство РФ снизить таможенные пошлины на автомобили и компоненты для тех западных компаний, которые могут пострадать от российских норм, касающихся локализации. В то же время сами эти нормы предлагается считать временными, введенными на некий переходный период, по окончании которого они перестанут действовать и промсборка в РФ будет полностью соответствовать требованиям ВТО. «Мы не оговариваем способов перехода от российских норм соглашения по промсборке к нормам ВТО — он просто должен будет произойти к согласованному моменту», — уточнил Медведков.

Игра окончена

Торговые разногласия с европейцами казались сущей мелочью по сравнению с политическими проблемами, возникшими у России еще с одним членом ВТО — Грузией. Тбилиси настаивал, чтобы Москва обеспечила возможность контроля грузинскими специалистами абхазского и южноосетинского участков межгосударственной границы. Для России, признавшей суверенитеты Абхазии и Южной Осетии, это было неприемлемо. Столь же невозможным Москва считала присутствие на этих участках международных наблюдателей, что Грузия предлагала в качестве альтернативы.

Российская сторона была согласна лишь на обмен электронными данными о грузах, пересекающих абхазскую и южноосетинскую границы. Грузинская сторона, в свою очередь, считала это недостаточным и как могла сопротивлялась даже давлению своих западных покровителей, заинтересованных во вступлении России в ВТО. Из Тбилиси ни с чем уезжали такие фигуры, как вице-президент США Джо Байден и президент Франции Николя Саркози, советовавшие Москве «найти общий язык с Тбилиси напрямую». Неуступчивость Тбилиси привела к тому, что российские эксперты начали вслух анализировать варианты присоединения к ВТО без одобрения Грузии.

Дело в том, что ВТО объединяет 153 страны, и решения о вступлении в организацию принимаются на основании консенсуса. Но правовая база для того, чтобы обойти запрет, есть, пояснил The New Times профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский, долгое время возглавлявший Информационное бюро по присоединению к ВТО. Например, голосование всех членов организации по вопросу вступления России. В этом случае необходимо набрать две трети голосов за. Впрочем, за всю историю Всемирной торговой организации не консенсусом, а большинством голосов принимали лишь одну страну — Эквадор. Подобное исключение означало бы неизбежный удар по имиджу как РФ, так и ВТО.

Однако прибегать к крайним мерам не пришлось: после того как Евросоюз снял свои претензии к России, он серьезно надавил на Тбилиси. Консенсус между Россией и Грузией был достигнут при посредничестве президента Швейцарии Мишилин Кальми-Рей — автора идеи о создании электронной системы слежения за передвижением товаров на абхазском и южноосетинском участках границы. Госпожа президент в последние дни октября последовательно посетила Москву и Тбилиси и провела переговоры с президентами двух стран. В результате швейцарский план был принят.

Для Грузии он выгоден тем, что мониторинг торговых потоков (который официально не превышает у России $100 млн в год с Абхазией и Южной Осетией, вместе взятыми) дает Тбилиси возможность контролировать перемещение военных грузов в регионе. Для России — тем, что с повестки дня практически снят вопрос о присутствии международных наблюдателей на пограничных пунктах. «По сути, наши власти согласились на ту формулу, которую Москва предлагала еще год назад: обмен информацией, — сказал грузинский эксперт по вопросам ВТО Гия Хухашвили. — Что касается мониторинга границы иностранными специалистами, то эта часть прописана в общих чертах, о ней четко не говорится, а потому похоже, что этим предложением участники переговоров попросту помогли грузинским властям сохранить лицо».

Впрочем, официальный Тбилиси наметившееся окончание переговоров расценил как успех грузинской дипломатии, усилиями которой Абхазия и Южная Осетия перестанут быть «оторванными от Грузии ломтями». Секретарь Совета национальной безопасности Гига Бокерия отметил в интервью Financial Times, что прием России в авторитетную международную организацию полезен хотя бы тем, что она вынуждена будет жить по еще одному своду правил цивилизованного мира, а потому «и нам с ней будет легче находить общий язык». Он признал, что «переговоры по ВТО были неподходящей площадкой для попыток дать обратный ход оккупации 20% территории Грузии Россией».

«Игра на самом деле окончена. Сейчас все зависит от российской стороны», — подвел итог замминистра иностранных дел Грузии Сергей Капанадзе. Итоговый документ, согласованный переговорщиками России и Грузии, вплоть до вечера 3 ноября изучали в самых высоких московских кабинетах, после чего его окончательно одобрил президент Медведев.

Что дальше?

Финальное формальное заседание рабочей группы по присоединению России к ВТО запланировано на 10–11 ноября. Ключевое слово здесь, как пояснил Алексей Портанский, «формальное». Это означает, что принять участие в заседании должны абсолютно все страны — участники рабочей группы без исключения (их порядка 60). В последние четыре года на таких заседаниях постоянно отсутствовала Грузия, превращая их тем самым в неформальные. На сей раз Грузия не должна сорвать мероприятие, скорее всего, представитель Тбилиси там будет и просто молча согласится с принятыми решениями. На всякий случай 7–8 ноября пройдет еще один раунд неформальных многосторонних консультаций, «где все документы должны быть доработаны уже начисто», как пояснил Медведков. Если никаких неприятных сюрпризов не последует, уже 15–17 декабря на министерской конференции ВТО соглашение о вступлении России может быть одобрено, после чего его предстоит ратифицировать российскому парламенту.

По оценкам Всемирного банка, если Россия войдет в ВТО, ее экономика вырастет на 11%, правда, в долгосрочной перспективе. Российские сторонники вступления в ВТО отмечают, что наша страна получит благодаря членству принудительную «прививку» от протекционизма. Поскольку на наш потребительский рынок пойдут освобожденные от заградительных пошлин качественные и дешевые товары, отечественным производителям придется заняться повышением собственной конкурентоспособности.

Тем не менее эксперты на всякий случай дуют на воду. Алексей Портанский, в частности, вспоминает о том, что летом 2009 года Россия была столь же близка к присоединению к ВТО, как сейчас, но все карты спутал премьер Владимир Путин, неожиданно заявивший, что Россия пойдет во всемирную организацию не одна, а в составе Таможенного союза. Переговорщикам пришлось все начинать сначала. Вот и сейчас они страшно опасаются, что какие-то политические факторы вроде патологической нелюбви к Саакашвили со стороны российских первых лиц заставят их в оставшиеся до саммита дни совершить резкие шаги, которые в один момент опрокинут всю благоприятную для Москвы логику процесса.


Путь России к членству в ВТО

1979 г. — СССР подал заявку на получение статуса наблюдателя в Генеральном соглашении о тарифах и торговле (ГАТТ, предшественник ВТО), добившись его к 1990 г.

1992 г. — Россия унаследовала статус, а в 1993-м подала заявку на полноценное членство. К февралю 1994 г. был собран пакет необходимых документов, но с января 1995-го ГАТТ преобразовалось в ВТО, и заявку пришлось переоформлять.

Июль 1995 г. — в Женеве прошло первое заседание рабочей группы по присоединению России к ВТО, после которого вице-премьер Олег Давыдов заявил: «Мы рассчитываем, что это может произойти уже в 1996 г.». На деле переговоры затянулись, и новой датой вступления был назван 1998 г. После дефолта августа 1998 г. ВТО отложила российскую заявку до урегулирования ситуации с суверенным долгом.

2000 г. — Москва возобновила двусторонние переговоры с участниками ВТО. В мае 2004 г. ЕС подписал протокол о завершении переговоров. В октябре 2004 г. удалось договориться еще с одним ключевым членом ВТО, Китаем, а в ноябре 2006 г. — с США.

Июль 2006 г. — свое согласие отозвала Грузия, переговоры с которой были завершены в 2004 г. Причинами стали запрет на ввоз грузинских вин и минералки и отсутствие грузинского таможенного контроля на границах России с Абхазией и Южной Осетией.

2007 г. — закончился 12-летний срок, предусмотренный уставом ВТО для рассмотрения заявок, и Москве пришлось переоформлять двусторонние протоколы. В августе 2008 г. после пятидневной войны Россия и Грузия разорвали дипотношения, и переговоры между странами по ВТО были заморожены.

Июнь 2009 г. — Москва объявила, что хочет вступать в ВТО совместно со странами Таможенного союза — Белоруссией и Казахстаном, но через три месяца отказалась от этой идеи. Одновременно появлялись новые разногласия с европейскими партнерами, например, по пошлинам на круглый лес или режиму промсборки автомобилей.

Март 2011 г. — в Швейцарии возобновились консультации с Грузией, и вскоре Роспотребнадзор заявил о готовности допустить грузинские продукты на российский рынок.

По открытым источникам





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.