Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Сын за отца

17.03.2008 | Морарь Наталья | № 11 от 17 марта 2008 года

Дети президентов Молдавии и Приднестровья «пилят» деньги и территории

Отцы и дети. Громкое заявление президента Молдовы Владимира Воронина об уже достигнутых с Россией договоренностях по поводу восстановления целостности республики вызвало непонимание как на правом, так и на левом берегу Днестра. О том, что действительно стоит за выступлением Воронина и как оценивают перспективы решения приднестровского вопроса в самой Молдавии и Приднестровье, узнал The New Times

Наталья Морарь, Кишинев

Окончательный этап выхода из приднестровского конфликта может наступить уже в ближайшее время с возобновлением переговоров в формате «5+2»1, убежден президент Молдовы Владимир Воронин. Молдавская сторона предлагает принять пакет из четырех документов: закон об основных принципах статуса Приднестровья, одобренный молдавским парламентом в июле 2005 года, разработанный на его основе закон о самом статусе, дорожная карта и декларация о нейтралитете Молдовы. Такая декларация, отмечают аналитики, — своеобразная разменная карта в переговорах с Россией. Это закрепленная на бумаге гарантия отказа Молдавии от вступления в НАТО. В условиях соседства республики с членом Североатлантического блока Румынией и стремящейся в него Украиной для России это стратегически выгодно.

Второй срок Владимира Воронина закончится весной 2009 года. Главные надежды оппозиции строятся не только на уходе самого президента, но и на уходе семьи Ворониных: сын главы государства Олег Воронин контролирует весь крупный бизнес Молдовы

Пока официальные власти Молдавии не комментируют интервью своего президента, данное им газете «КоммерсантЪ». «Нам было рекомендовано взять двух-трехнедельную паузу и постараться не комментировать предложения президента с целью не навредить переговорному процессу, — сообщил высокопоставленный источник в правительстве Молдавии в интервью The New Times. — Мы пока ждем реакции «большой пятерки». Точка зрения Приднестровья ожидаема, поэтому для нас важно понимание нашей позиции со стороны России, США, ЕС, Украины и ОБСЕ».

С левого берега Днестра...

Реакция Приднестровья последовала незамедлительно. Президент непризнанной республики Игорь Смирнов заявил в интервью «Коммерсанту», что воссоединения Приднестровья с Молдавией не произойдет. Никакой официальной реакции с российской стороны не последовало, несмотря на заверения Владимира Воронина о якобы уже достигнутых договоренностях с Москвой. «А какую официальную реакцию вы ожидаете? Когда господин Воронин в размашистом стиле рассказывает о позиции, которую занимает Россия, это вызывает, по крайней мере, удивление, — говорит в интервью The New Times директор Института стран СНГ и депутат Госдумы Константин Затулин. — Декларация о нейтралитете, о которой столько говорит президент, — вполне естественное условие переговорного процесса».

…и с правого

Позиция молдавского президента, как утверждают в правительстве Молдовы, — результат двухлетней работы с каждым из участников «большой пятерки» по отдельности. «В 2006 году мы разослали пакет предложений всем участникам переговорного процесса, кроме Приднестровья, — говорит источник в правительстве. — В течение шести месяцев мы получили ответ из Вашингтона, Брюсселя, Киева и Вены с похожими встречными предложениями. Не было ответа только из России, и пришлось начать двусторонние переговоры, которые продлились до января 2008 года. Согласия по основному пункту противоречий, как нам кажется, все же удалось достичь: по настоянию России мы подготовим декларацию о нашем нейтралитете и обратимся к остальным участникам процесса с просьбой его признать».

Как утверждают в Кишиневе, Россия в таком случае может пойти на вывод своего военного контингента, который расположен на территории Приднестровья с 1992 года. Условие — отсутствие других иностранных контингентов и покрытие всех расходов по демилитаризации региона из средств ОБСЕ.

Ситуация на левом берегу Днестра пока более понятна: никаких видимых оснований для ухода семьи Смирновых от рычагов управления республикой нет

Несмотря на оптимизм Владимира Воронина, в Кишиневе в озвученный президентом сценарий практически не верит никто. Даже в министерстве реинтеграции Молдовы, которое напрямую отвечает за урегулирование приднестровского вопроса, слова президента комментируют осторожно. «С учетом того, что Молдавия со своей стороны создала и внутренние, и внешние предпосылки для начала урегулирования приднестровского конфликта, мы надеемся на возможные подвижки в этом направлении в самое ближайшее время, сев за стол переговоров в формате «5+2», — сказал в интервью The New Times министр реинтеграции Василий Шова. На условиях анонимности источники в правительстве комментируют слова президента смелее: «Шансов очень мало».

Предвыборный кульбит

Реакция на заявление молдавского президента в политических кругах Кишинева варьируется от полного непонимания до обвинений в политической провокации. Лидеры основных парламентских фракций, находящихся в оппозиции партии коммунистов Воронина (Молдова — парламентская республика), сходятся в одном: никакого решения приднестровского конфликта к апрелю 2009 года, как пообещал президент, не произойдет. «Практика показывает, что какиелибо переговоры о решении приднестровского вопроса возможны лишь в первые два года работы вновь избранного парламента и уж точно не в период избирательных кампаний в России и США, когда им не до нас. Важно не просто подписать договор, но и иметь запас времени на его реализацию. Любая новая власть может привнести определенные риски, а никаких гарантий, что весной 2009 года власть в Молдавии не станет новой, у коммунистов нет», — говорит Дмитрий Брагиш, в прошлом премьерминистр Молдавии, ныне возглавляющий партию «Социальная демократия».

Как раз желанием сохранить в парламенте большинство за коммунистами на апрельских выборах 2009 года многие собеседники The New Times и объясняют причины громкого заявления Владимира Воронина: после изменения молдавской Конституции в 2000 году президент не избирается прямым всенародным голосованием, а назначается парламентом (см. на полях).

Исключительно предвыборными целями объясняет заявления президента и лидер оппозиционного альянса «Наша Молдова» Серафим Урекяну, партия которого на региональных выборах 2006 года обошла коммунистов в 21 регионе из 32. «Все слова президента — откровенный блеф. Просто время приперло к стенке, ведь скоро выборы, а за семь лет ничего, кроме громкого провала плана Козака в 2003 году (см. на полях), не было сделано. То ли в интересах приднестровской команды, то ли тех, у кого есть экономические интересы в Приднестровье, но команда Воронина не сделала ни одного шага в этом направлении, — говорит Урекяну. — Остался ровно год до выборов, и коммунистам надо, по крайней мере, создать видимость, что они пытаются урегулировать приднестровский конфликт».

Money, money, money...

Что касается интересов бизнеса в Левобережье, в большинстве своем российского, то молдавские власти неоднократно заявляли, что в случае объединения двух берегов никакой реприватизации приднестровских объектов не будет. С одной оговоркой: если приватизация до этого была проведена законно.

Неофициально именно эту версию — отсутствие гарантий экономической безопасности для бизнеса Приднестровья в случае объединения двух регионов — чаще всего и называют в качестве основного камня преткновения в урегулировании приднестровского вопроса. Лидер одной из ведущих оппозиционных партий и глава парламентской фракции на условиях анонимности рассказал The New Times о результатах закрытых переговоров в Москве с представителями крупнейшей приднестровской бизнес-структуры «Шериф», которая, по сообщениям в прессе, имеет отношение к сыну президента Приднестровья, председателю таможенного комитета непризнанной республики Владимиру Смирнову. «Вопрос урегулирования конфликта решается в том числе и на уровне крупных бизнесов как с левого, так и с правого берега. Компания «Шериф» дала понять, что готова на объединение регионов, но только при одном единственном условии — не при президенте Владимире Воронине, — говорит политик. — Причина простая: нет гарантий, что «Шериф» не будет поглощен структурами сына молдавского президента Олега Воронина, которому на правом берегу уже и так почти все принадлежит».

Гарантии для президента

Не исключено также, что заявление Воронина — попытка получить гарантии безопасности на случай, если выборы 2009 года не дадут желаемого результата. «Президент не так наивен, чтобы не понимать, что если в 2009 году к власти придут его политические противники, никакая Россия не сможет дать ему гарантии безопасности. Миллион уголовных дел может быть возбужден против него и его партнеров, — говорит вице-председатель парламента и лидер Христианско-демократической народной партии Юрий Рошка. — Заявления об объединении с Приднестровьем — это скорее попытка получить гарантии в виде парламентского большинства на следующих выборах».

В своем интервью Владимир Воронин сообщил об уже разработанном новом законопроекте о статусе Приднестровья. Пока об этом законопроекте в молдавском парламенте никто ничего не слышал и его подготовкой не занимался. «На недавней встрече парламентских делегаций Молдавии и Франции председатель молдавского парламента Мариан Лупу честно заявил, что не имеет никакого представления, на каком сейчас этапе находятся переговоры по приднестровскому вопросу, — говорит Серафим Урекяну. — Секретомания нашего президента повергает в шок. В Приднестровье вообще понятия не имеют о новой инициативе, хотя это касается их в первую очередь».

Если же идея законопроекта все-таки будет реализована, для его принятия парламентом коммунистам все равно придется идти на переговоры с представителями других фракций. Для принятия подобного законопроекта им потребуется 61 голос в парламенте, а депутатов-коммунистов там только 56. Если же громкие заявления молдавского президента и вовсе окажутся блефом, то… Воронин может пополнить список президентовизгнанников из стран СНГ, нашедших себе прибежище в России.

Из интервью президента Молдовы Владимира Воронина «Коммерсанту».
О выводе российского воинского контингента из Приднестровья и отказе вступать в НАТО: «Если уходят, то уходят все. А не так, что кто-то ушел, а кто-то его место занял. Мы не хотим менять сегодняшних миротворцев на любых других. Мы говорим, что статус нейтралитета должен свято соблюдаться и не должно быть на нашей территории иностранных военных».
О Приднестровье и принятии декларации о нейтралитете Молдовы: «Мы готовим ее проект. Каждая страна сама решает, быть ей нейтральной или нет. Это наше внутреннее дело, и речь здесь идет о суверенитете государства. Мы не испрашиваем их согласия, а просим международного признания нейтрального статуса».
О переделе бизнеса в Приднестровье в случае воссоединения единства Молдовы: «Если эта собственность приватизирована законно, пусть даже по приднестровским законам, то вопросов никаких не будет. А если нарушили закон, то будут проверки, хотя проверять, конечно, будут соответствующие органы Приднестровья. Мы не заставим нынешних владельцев реприватизировать объекты и не станем их национализировать. У нас в Молдове сейчас приватизировано более 90% собственности. У нас идет бурная доприватизация долей государства в каких-то предприятиях. Пусть никто не думает, что мы все отберем».
С 2000 года Молдова является парламентской республикой с сохранением за президентом широких властных полномочий. В апреле 2009 года в стране пройдут очередные выборы. Парламент состоит из 101 депутата. Для утверждения кандидатуры президента необходим 61 голос. Когда по итогам прошлых выборов парламент переутверждал Владимира Воронина на второй срок, компартии приходилось искать союзников в рядах оппозиции. По итогам голосования коммунисты получили только 56 депутатских мандатов.
Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства (так называемый «Меморандум Козака ») — документ, регулирующий процесс объединения Молдавии и Приднестровья был подготовлен в 2003 году при участии Дмитрия Козака, специального представителя президента России. План предполагал создание федеративной Республики Молдавия. Приднестровье и Гагаузия должны были получить, согласно плану, особый статус, а остальная территория Молдавии должна была управляться напрямую из Кишинева. Парламент страны предположительно должен был состоять из двух палат: палаты представителей (71 депутат) и сената (26 сенаторов). В сенат должны были войти девять человек от Приднестровья, четыре — от Гагаузии, тринадцать — от остальной Молдавии. Вся страна должна была соблюдать нейтралитет и стать демилитаризованной, т.е. не имеющей собственной армии. Все три региона федерации должны были обладать правом вето при голосовании в парламенте. В последний момент президент Молдовы меморандум подписывать отказался.

_____________
1 Россия, Украина, ОБСЕ, США, ЕС, Молдавия и ПМР.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.