Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Верный «Руслан»

08.11.2011 | № 37 (222) от 07 ноября 2011 года

Хеппи-энд на сцене Большого
52_490_01.jpg
В первом действии герои оперы Глинки предстают в пышном сказочном антураже

Верный «Руслан».
На исторической сцене Большого театра — первая после реконструкции премьера. Выбор пал на «Руслана и Людмилу» Михаила Глинки, потому что эта опера в отличие от традиционной для открытия сезона в Большом «Жизни за царя» не выясняет отношений между искусством и властью. А главное, «Руслана и Людмилу» венчает изумительный сказочный финал в духе «они жили долго и счастливо» и знаменитый хор во славу Отчизны. Скандальной стройке как воздух нужен был хеппи-энд


Впрочем, какое бы название ни выбрали, скандала все равно было не избежать. Многие ждали, что новый Большой станет «старым добрым» Большим, то есть музеем неприкосновенного запаса советского музыкального театра. Есть ли у такого музея хранитель, никто точно не знает. Например, от старых постановок «Руслана и Людмилы» ничего не осталось — ни декораций, ни костюмов, ни идей. Восстанавливать по крохам тут не из чего и некому. Но люди заранее приготовились защищать «правильного» «Руслана». А коль скоро существует только воображаемый, то все, что бы ни сделал постановщик, по определению такому зрителю не понравится.

Параллельно существуют люди, которые не хотят идти в Большой как в музей и ждут от главного театра страны креатива. Этим людям все равно, что двести, сто, пятьдесят лет назад на сцену выходили великие люди, чей спокойный сон могут нарушить варвары. Они живут в XXI веке и хотят, чтобы театр шел в ногу со временем.
52_490_02.jpg
А это они — наши современники. Ратмир — Юрий Миненко, Горислава — Александрина Пендачанска, Людмила — Альбина Шагимуратова, Руслан — Михаил Петренко

Позор и браво

Таким образом, скандал не миновал премьеру 2 ноября. Исполнительница роли Наины Елена Заремба неудачно двинулась, упала и повредила руку, что привело к задержке начала второго акта. Сердобольный зритель начал точить зуб на режиссера, спровоцировавшего своими «выкрутасами» инцидент. До начала третьего акта все шло относительно спокойно, если не считать легкого ропота зала во время демонстрации видео. Но когда в сцене соблазнения Людмилы на сцену вышел культурист-стриптизер с татуировкой на руке, из партера кто-то крикнул «позор, прекратите это безобразие», потом эти крики повторились, уже перекрываемые возгласами «браво». До конца спектакля досидели немногие, но тут точно виноваты длинные антракты — слушать оперу до половины двенадцатого в Москве не привыкли.

Те же, кто досмотрел спектакль до конца, остались, судя по продолжительным овациям, довольны внятной концепцией режиссера Дмитрия Чернякова, добротной работой оркестра под руководством Владимира Юровского (он же руководитель Лондонского филармонического оркестра и с октября 2011 года — новый шеф Светлановского оркестра) и солистов.

Черняков отыскал в недрах «Руслана и Людмилы» второстепенный сюжет — историю взаимоотношений Наины и Финна — и направил его в новое русло. Когда открывается занавес, мы видим подозрительно правильного «Руслана»: в нарядных княжеских палатах справляют свадьбу дочери Светозара Людмилы и ее избранника Руслана. Появляется знаменитый певец Баян, который развлекает гостей своими песнями. Какое-то время кажется, что это фантом старого спектакля «из сундука» Большого театра, пока глаз не замечает парня с камерой, который фиксирует свадьбу на пленку. Потом вбегают люди в черных костюмах и похищают невесту, закатав ее в ковер. Чудесное видение палат и собравшегося в нем народа обретает прозаические черты: это костюмированная свадьба, которую папа-олигарх устраивает своей дочке. Похищение невесты заложено в программу вечера.

По либретто в следующей картине Финн должен рассказать Руслану печальную историю своей жизни и предостеречь от козней Наины. Но между картинами есть громоздкая интерлюдия, иллюстрирующая безуспешные скитания Руслана по свету в поисках Людмилы. Черняков пользуется моментом, чтобы изложить свою версию событий. Сцена затягивается черной шторкой и начинается кино. Несостоявшиеся любовники Наина и Финн, чьи лица с гигантским увеличением проецируются на занавес-экран, заключают пари. Наина утверждает, что никакой любви в мире не существует, Финн же, всю свою жизнь верный одной женщине, несколько раз отвергнувшей его, настаивает на обратном. И вот они наобум выбирают пару счастливых новобрачных и обрекают их вместо положенного медового месяца на разлуку и страдания ради проверки чувств.

Чтобы попугать Руслана, Наина снимает павильон на киностудии, представляющий собой окоп с раскиданными повсюду телами мертвых пехотинцев — статистов на самом деле. Голова витязя разговаривает с Русланом опять же по трансляции. Из павильона «поле брани» не заподозривший дурного герой забредает в «райский» павильон. Там он находит Ратмира, своего соперника, в обществе полуголых красоток. Партию Ратмира исторически пели все наши знаменитые контральто, здесь же она поручена контратенору, что сути не меняет, но для блюстителей исторической справедливости — новый вызов и оскорбление.

На Руслана стриптизерши не производят ровно никакого впечатления, зато появившаяся в кадре Горислава, пленница хазарского князя, страдающая от неразделенной любви, вызывает в нем живейшее участие и сострадание, готовое перерасти в более сильное чувство. Ситуация выходит из-под контроля, и Финну приходится вмешаться, чтобы спасти героев от самих себя.

Спа под Глинку

Тем временем Людмила просыпается в умопомрачительной красоты спа-салоне, где ей предлагают тайский массаж и стриптизера. С горя Людмила пытается покончить с собой, но персонал вовремя вбегает и не дает ей порезать вены. Появившийся Руслан находит Людмилу совершенно больной и потерявшей интерес к жизни, однако это не меняет его к ней отношения. По дороге домой случается еще одно предусмотренное либретто приключение. Фарлаф по наводке Наины похищает Людмилу, чтобы самому привезти ее к Светозару и выгодно жениться.

Чем все кончилось — мы знаем. Финн «оживил» Руслана, «разбудил» Людмилу и воссоединил влюбленных. Занавес закрылся под звуки фанфар в том же ресторане «Киевская Русь», где началась злосчастная свадьба.

В спектакле много хороших вокальных и актерских работ. Елена Заремба — звезда мировой оперы, она начала свою карьеру 20 лет назад на этой вот сцене Большого. Отдельной похвалы заслуживает участие Чарльза Уоркмена, американского тенора (Баян и Финн). Симпатичного Руслана спел молодой мариинский бас Михаил Петренко. Западную вокальную и актерскую раскованность продемонстрировали Алмас Швилпа — Фарлаф и Александрина Пендачанска — Горислава.

Главной же радостью премьеры стала акустика зала — здесь на самом деле нет никакой утки: отовсюду хорошо слышно. Это не мифологическая акустика, которую помнят старики, это новая реальность исторического зала Большого театра, и она, стоит надеяться, не растает.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.