Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Только на сайте

Очередные грабли

10.03.2008 | Шендерович Виктор | № 10 от 10 марта 2008 года

Назначение Медведева «любимой женой» президента ввело либералов в состояние предподарочного ожидания. Вот завтра папа уйдет из дому — и начнутся гостинцы.

Слив о юношеской склонности преемника к группе Deep Purple был воспринят общественностью как его тайная готовность к демократическим реформам. Один мой знакомый посчитал вызовом Путину употребление слова «свобода» в красноярской речи. Двое других сочли сигналом к восстанию упоминание имени академика Лихачева.

Теперь все они полагают, что Дмитрий Анатольевич при первой возможности сделает ноги от чекистов и поведет страну в сторону нормальной жизни — и вот тут самое время уточнить терминологию.

Если под реставрацией «нормальной жизни» имеется в виду возвращение в список русского «Форбс» тех, которые с приходом Путина и Ко были отодраны от трубы и металлопроката, то, конечно, самое время начинать волноваться и трепетать в надеждах. Тяготеющий не к Игорю Ивановичу, а к Татьяне Борисовне, Дмитрий Анатольевич корпоративные ожидания постарается не обмануть.

Но тем, кто под «нормальной жизнью» понимает свободу слова, честные выборы и прочие европейские вольности, следует нынче же принять холодный душ и перестать галлюцинировать. Ничего этого при Медведеве не будет — по крайней мере, по его воле. Ибо даже самая симпатичная унтер-офицерская вдова не станет сечь себя самостоятельно.

Чтобы Первый канал и ВГТРК боролись за право пригласить в вечерний прямой эфир Немцова с Миловым для рассказа о «Газпроме»? Ну, начинайте ждать, я засекаю время.

Да и заведомо нелегитимные выборы связали руки г-ну Медведеву почище всяких коррупционных «скелетов в чулане». При мало-мальски работающих механизмах общественного контроля над властью он на второй день услышит хрестоматийное «А ты кто такой?» — и ответить будет нечего. Увы, президент он только по версии Чурова — Добродеева, по этим «наперсточным» правилам, ломать которые для него — самоубийство.

В этом — потенциальная драма Медведева (если, конечно, как личность он окажется способен на драму). Впрочем, как сформулировал Юрий Трифонов, история — многожильный провод. Самые великие перемены происходили на фоне сплетения коррупционных интересов, и чудовищная демагогия сопровождала почти каждый поворот сюжета…

Итак, уточним ожидания и прикинем линию поведения. Да, человек не из ГБ — это лучше, чем человек из ГБ, и отсутствие личного пыточного опыта — немало в стране, где Иван Грозный и Петр Первый почитаются лучшими из царей.

Да, политическая история по преимуществу состоит из выбора между плохим и ужасным, и Медведев, разумеется, не худший вариант. Ждать Гавела России в настоящее время неоткуда — такой президент появляется в ответ на общественный запрос на свободу, а этот запрос был дискредитирован еще при Ельцине, а при Путине оболган и закатан под асфальт. Куда податься бедному либералу? Вот и начинает либерал озираться, ища среди начальства лицо почище…

Мы уже позволили однажды морально связать себя с властью, которая (по контрасту с предыдущей) показалась нам приличной, — до сих пор не отмоемся. И еще много лет при слове «демократия» россияне будут вспоминать не академика Сахарова, а саранчу из абрамовичей и дерипасок, налетевшую на бесхозные отрасли народного хозяйства...

Самое неприятное, что может случиться сейчас с Россией, — это новый публичный «контракт» между демократами и коррупцией, коррупцией, на наших глазах меняющей казарменный сленг на сленг светский, принимающей приятные глазу очертания... Близость к ней ударит потом новой, на многие годы, дискредитацией демократии и демократов — это ясно как божий день.

Но грабли уже положены, и либеральная общественность радостно бежит навстречу.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.